Новости

Доступ в Архив



Для просмотра архивного материала необходимо зарегистрироваться
Сейчас 197 гостей онлайн

Счетчик просмотров

mod_vvisit_counterСегодня836
mod_vvisit_counterВчера1788
mod_vvisit_counterНа этой НЕДЕЛЕ6735
mod_vvisit_counterВсего3553707

Поправки после правки
№: 8 (1224)   
10.03.2017 10:52

Конституция на самом деле мало изменилась


«Пишите коротко и неясно».
Наполеон I — составителям Конституции


НЕ ОТКЛАДЫВАЯ в долгий ящик в понедельник обе палаты казахстанского парламента приняли поправки в Основной Закон страны уже во втором чтении. Сообщается о 26 поправках в 19 статьях Конституции, но можем ли мы говорить, что во вторник проснулись в другой стране? Конечно же, нет. Фактически все изменения в главный законодательный акт носят скорее декоративный характер, не говоря уже о том, что как раз отмеченный в Конституции исторический вклад и роль президента страны и вовсе исключают реальное перераспределение полномочий между главой государства, правительством и парламентом. Ну, просто не смогут ветви власти древа четверть вековой казахстанской государственности не оглядываться на президента Назарбаева, как минимум, пока он будет занимать этот пост. Не так воспитаны. Что до остального, то вызвавшая больше всего бурь в стаканах соцсетей статья 26 в итоговую правку Конституции просто не попала. Остается еще вопрос с лишением гражданства, слишком туманно описанный в законодательстве, но и тут, как всегда, на помощь неясности законов всегда придет чувство политической конъюнктуры, давно уже ставшее частью генетического кода казахстанского чиновничества. Особая роль финансового центра Астаны, может, и возбудила кого-то, кто против, но ведь это всего лишь отражение той особой роли, которую наша столица и так имеет относительно финансов страны. То же самое можно сказать практически по каждой из 26 правок в Основном Законе.


Несмотря на крайне бурное (моментами) общественное обсуждение поправок к Конституции, было, в общем-то, ясно, что речь шла не о дискуссии по поводу того, что реально будут принимать, а о том, какие у кого есть идеи. По иронии судьбы, представления об итоговой редакции, которую собрались в прошлую пятницу обсуждать обе палаты нашего парламента (кстати, одна из идей – оставить только мажилис – до рассмотрения депутатами так и не дошла), у большинства казахстанцев не было. Наверное, чтобы прикрыть эту недоработку, председатель Совместной комиссии (наверное, по обсуждению поправок) Нурлан Абдиров отчитался в СМИ о содержании изменений в Конституции после того, как их парламент уже принял.
Как уже говорилось выше, закрепление определения собственников имущества в Конституции не как «граждан Казахстана», а как «каждых», вызвало крайнюю степень возмущения в соцсетях, в результате чего некоторые активисты даже задумали проводить митинги. Провести публичные акции никому из них, естественно, не дали, строго очертив границы политически допустимого. Феминисткам, к примеру, никто ничего не запретил (хотя их митинг-демонстрацию вряд ли могли официально разрешить по проспекту Жибек жолы), и они спокойно прошлись под абстрактными лозунгами в Международный женский день в Алматы. Их, конечно, сложно назвать лоялистами по отношению к власти, ибо борцы с патриархальным укладом в нашем азиатском обществе в принципе удовлетворены быть не могут, но в конкретные статьи девушки не лезли, а потому, видимо, прошли спокойно. С другой стороны, и этих самых конкретных статей, чтобы они серьезно что-то изменили, практически не видно. Ну, вот отметили историческую роль главы государства, единственного пока в нашей короткой истории, а разве кто-то спорит? Никто, естественно, не внес большего вклада в построение нашей государственности хотя бы потому, что с президентского поста этим никто другой и не занимался. Считать же, что лет через двести (мы же на века Основной Закон оставляем, правильно?) эта норма конституционного законодательства будет играть какую-то важную роль, сложно. Просто как исторический факт, может быть. Тут можно, конечно, пошутить, сказав, что историю у нас пишут так, что она очень сильно меняется, а в Конституции править куда сложнее, но зачем? Захотели люди внести имя в документ, пускай вносят; если бы мнение широкой общественности им было бы действительно интересно – провели бы референдум, а не камерное заседание двух палат.
Возьмем отказ президента от некоторых функций, например, от права приостанавливать действие актов правительства. Можем ли мы себе представить, что правительство само не отзовет какой-нибудь акт, если узнает, что елбасы, лидер нации, им недоволен? Ну, а поскольку политических камикадзе у нас нет, то ясно, что никакой кабмин не захочет принимать ничего, что главе государства не понравится. Выходит, что правка эта в текущем политическом раскладе больше формальность, чем реально новый рабочий инструмент власти. Перераспределение полномочий, конечно, хорошая идея, но тот факт, что силовой блок был и остался в сфере ответственности президента, как бы еще раз показывает, что он был и останется главным источником власти в нашей стране. Тот факт, что теперь как бы правительство куда больше может заниматься экономической сферой (теперь есть даже идея, что оно может позволить Астане выскользнуть из совсем уж неудобного макинтоша ЕАЭС), вряд ли обманет наших многолетних партнеров, которые, как считали политические и экономические курсы, стали отражением персонифицированной воли конкретных лидеров, так и будут считать. В Евразии живем же
Отдельный момент по лишению гражданства. Его теперь можно потерять за терроризм и неясное количество других грехов, описанное как «иной тяжкий вред жизненно важным интересам Республики Казахстан». Оставим тот факт, что политические эмигранты уже успели примерить на себя эту тогу, предположим, что мы лишим гражданства всех, кто выезжает из страны в ИГ. Значит, мы теперь и не сможем их судить за то, что они творят на Ближнем Востоке – нашими гражданами они больше не являются, законы наши не нарушали. Практически идеально для спецслужб, не очень сильно преуспевающих в борьбе с экстремизмом: вот упустили очередного фанатика, уехал человек в свое милое сердцу ИГ, и все, теперь не наша забота, он нам больше не гражданин. По этому принципу у нас кабмин как-то пытался отменить норму закона о праве каждого гражданина страны на 10 бесплатных соток под ИЖС – потому что не мог ее выполнить. Кстати, вот чего-чего, а именно этого в нашей Конституции не помешало бы прописать. Но, видимо, не в этот раз...
При этом, конечно, очевидно, что правочный зуд, он все же отражает некое понимание в Астане того, что основы будущего расклада во власти, избежать которого невозможно по природе человеческой (о чем так метко говорил булгаковский Воланд), придется закладывать уже сегодня.
На Западе, кстати, это именно так и восприняли. «Подготовка Казахстана к пост-Назарбаевской эпохе, в ходе которой первое должностное лицо сначала снимет с себя часть полномочий, а затем уступит остальное в пользу преемника – задача не из легких. У крупнейшей экономики в Центральной Азии мало практического опыта работы с реальной и функциональной демократией. В целом, положительный опыт успешных западных демократий трудно имитировать в такой короткий промежуток времени. Пример соседнего Кыргызстана, самой демократической и наименее стабильной страны в Центральной Азии, является отражением этой истины», - к примеру, пишет Георгий Волошин в статье для Jamestown Foundation в статье под заголовком «Казахстан запускает конституционные реформы, несмотря на неопределенные времена». В этой же статье он подчеркивает, что стабильное демократическое развитие требует решения экономических и социальных проблем, которые сегодня обрушились на нас. Но ведь это же в Конституцию уже не внесешь, правильно?

 

Comments are now closed for this entry

Если Вам понравилась статья, то пожалуйста, поделитесь с друзьями в социальных сетях:

Яндекс.Метрика
http://www.kurs.kz/ - Курсы валют в обменных пунктах г. Алматы
  • BACK_TOP