Новости

Доступ в Архив



Для просмотра архивного материала необходимо зарегистрироваться
Сейчас 106 гостей онлайн

Счетчик просмотров

mod_vvisit_counterСегодня1595
mod_vvisit_counterВчера1862
mod_vvisit_counterНа этой НЕДЕЛЕ3457
mod_vvisit_counterВсего3790908

Good morning Pyongyang!
№: 12 (1231)   
14.04.2017 22:04

КНДР может стать следующей целью Трампа
ДН
4 42172086 - 07 04 2017 - us-china-diplomacy-trump-xiТАК УЖ вышло, что на прошлой неделе на этом месте «ДН» опубликовала статью «Химический Башар», в которой мы рассуждали о возможных последствиях атаки авиации Асада против повстанцев с использованием зарина. Одно из последствий наступило спустя всего несколько часов после того, как обсохла краска на отпечатанных страницах: 59 «Томогавков» поразили цели на сирийской военной базе «Шайрат», откуда вылетали самолеты, поразившие ХанШейхун.

 

В сухом остатке уничтожение примерно 20% ВВС сирийской правительственной авиации и отсутствие реакции со стороны российских военных, также эксплуатирующих «Шайрат». Вашингтон твердо дал понять, что политика нового американского лидера будет в корне отличаться от методов его предшественника. И «съесть» это придется прежде всего тем, кто так радовался победе Трампа над Клинтон. Однако мнение по поводу того, что теперь США еще глубже втянутся в войну на Ближнем Востоке, далеко не единственное; скорее всего, расставив «буйки» из «Томагавков», Белый дом приступит к еще более впечатляющей военной демонстрации на другом конце еще не до конца демократизированного мира – в КНДР. Именно там формируется новый «ударный кулак», призванный решить самую потенциально острую проблему безопасности США – возможность в ближайшие годы (или месяцы) получения Пхеньяном баллистических ракет, способных нести ядерный боезаряд и достигать американской территории. Учитывая особенности реакции Дональда Трампа на вызове, можно предполагать, что продолжение данной истории может последовать в самое ближайшее время. Те, кто сетует на то, что Трамп, мол, не сдержал своих предвыборных обещаний или переобулся: говорил, что не будет заниматься активной внешней политикой, а вот уже начал бомбить там, где Обама остерегся, на самом деле не до конца понимают ситуацию, в которой действует новый хозяин Белого дома. Столкнувшись со способностью своих политических оппонентов блокировать его «домашние» инициативы – запрет на въезд в США граждан нескольких мусульманских стран и отмена Obamacare (системы здравоохранения, принятой при предшественнике Трампа) – президент США вынужден показать хотя бы на чем-то свою способность добиваться успешного результата, за которую его, собственно, и поддержали многие избиратели. Построить стену на границе с Мексикой за одну ночь невозможно. Зато за одну ночь можно разгромить базу, откуда летают самолеты с зарином, одновременно утерев нос всем тем, кто считал Трампа слишком «пророссийским». Эти обвинения более не актуальны, ибо теперь и в Москве поняли, что с Обамой у них реально было куда больше взаимопонимания и предупредительности. Но Асад не является угрозой безопасности США, он едва удерживает треть территории своей страны, и то, с помощью России, Ирана и шиитских добровольцев со всего Среднего Востока. На Ближнем Востоке Трамп смог относительно безопасно продемонстрировать свои способности к принятию и выполнению решений. Реальной угрозой США является даже не международный терроризм (по факту не организовавший ничего серьезного после 11 сентября 2001 года), а угрозы применения оружия массового поражения со стороны стран-изгоев. Это в первую очередь Иран и КНДР. Причем если Тегеран при Обаме сумел вроде найти компромисс по формату своего отказа от ядерных технологий, то вопрос создания Пхеньяном технологий производства межконтинентальных баллистических ракет (МБР), способных нести ядерные боеголовки до территории США, за последние годы лишь обострился.

Мир облетело фото, на котором Ким III даже посадил себе на спину какого-то северокорейского военного, радуясь успешному запуску МБР. А за неспособность решить эту проблему критиковали даже не Обаму, но и Буша-младшего, при котором Америка так и не подступилась вплотную к тому, чтобы как-то нейтрализовать данный вызов. И если на Иран есть достаточно широкий арсенал рычагов давления – от цен на нефть до проксивойн (в Йемене, Сирии, Ираке) и работы с прозападной частью общества (студенты, интеллектуалы, меньшинства), то нищая, но закрытая для любого влияния извне КНДР в этом отношении намного менее предсказуема, а следовательно - более опасна для США.
Как уже заявил президент США Дональд Трамп в интервью телеканалу Fox, речь идет далеко не только о дипломатическом давлении: «Мы направили армаду. Очень мощную. В ее составе есть подлодки. Очень сильные. Куда более сильные, чем авианосец». По данным российских СМИ, речь идет о модифицированных ракетоносцах типа Ohio, на каждом из которых на вооружении стоят 154 «Томогавка».
В каком-то смысле удар по Сирии можно считать репетицией возможной акции против КНДР, и прежде всего в дипломатическом смысле. Не случайно время удара по базе «Шайрат», по некоторым данным, совпало со временем совместного ужина Дональда Трампа с председателем КНР Си Цзиньпинем во Флориде, куда китайская делегация прибыла с официальным визитом всего на два дня. Уже на этой неделе, когда в СБ ООН все же дошли до прямого осуждения западной резолюции, осуждающей Дамаск за применение химического оружия (ее предсказуемо заблокировала Россия), Пекин воздержался от голосования (кстати, как и Казахстан), что, как заявил пресс-секретарь Белого дома Шон Спайсер в эфире телеканала Fox, является «огромной» дипломатической победой президента США. В этих условиях предположения по поводу того, что между Вашингтоном и Пекином есть определенное понимание по поводу того, что режим в Пхеньяне зашел слишком далеко. Существует мнение, что недавно убитый предположительно северокорейскими спецслужбами брат Ким Чен Ына, Ким Чен Нам, имел определенную поддержку со стороны политических кругов КНР и рассматривался ими в качестве определенного противовеса нынешнему лидеру КНДР и даже «резервного варианта» на случай, если он пойдет вразрез с китайской линией. Соответственно, устранение Ким Чен Нама прежде всего не понравилось именно Пекину, чьи возможности контроля за соседом очевидно сократились. По некоторым косвенным признакам можно сделать предварительные выводы, что Пекин совсем не против того, что ктонибудь немного «припугнет» или вовсе сместит Ким Чен Ына. По данным агентства Reuters, власти КНР уже отдали распоряжение своим коммерческим компаниям перестать покупать уголь у КНДР, а уже закупленные баржи с углем, прибывшие в китайские порты, отправлять обратно в Северную Корею.
Чувствует нервозность и Пхеньян, в традиционной манере пригрозивший Соединенным Штатам «и их марионеткам». Еще в марте он посетил ядерный центр, где заявил, что его страна готова оснастить МБР ядерными боеголовками и нанести превентивный удар по империалистам. В январе КНДР сообщала, что успешно испытала водородную бомбу и запустила ракету в космос (иностранные специалисты уверяют, что она упала в Японское море). Впрочем, и без оружия массового поражения (а у Южной Кореи и Японии есть опасения, что КНДР может применить и химическое оружие) потенциальный военный ответ корейской народной армии на враждебные действия западной коалиции способен нанести жестокий урон. Вдоль линии разграничения, разделяющей Корею, размещены тысячи крупнокалиберных артиллерийских орудий, гаубиц и систем залпового огня, укрываемых в горных пещерах и тоннелях. Кроме того, численность сухопутных сил КНДР – одних из крупнейших в мире – доходит до 1,2 миллиона солдат и 4 миллионов резервистов. Режим обладает арсеналом баллистических ракет и, вероятно, способен оснастить их оружием массового поражения. Ответный удар КНДР по северу Южной Кореи может стоит жизни тысячам и десяткам тысяч людей даже без применения запрещенного оружия.
В свое время в дипломатических кругах шутили – лучшим доказательством отсутствия оружия массового поражения у Саддама Хусейна является тот факт, что США на него напали, ибо они бы не стали рисковать, если бы оно у него действительно было, поскольку диктатор его явно бы применил. Однако, г-н Трамп привык ломать шаблоны и, вероятно, вполне готов добиваться своего и при уровне рисков, превышающем традиционный и приемлемый для Белого дома в таких случаях. Правда, самым важным звеном тут остается позиция Китая, который мог бы добиться того, чтобы приказы из центрального бункера, накрываемого «Томагавками», северокорейские генералы выполнять как минимум не торопились. Вашингтон не заинтересован в том, чтобы оккупировать КНДР, более того – в «воссоединении» страны не заинтересованы, вполне вероятно, и политические круги Южной Кореи, трезво оценивающие способности своей экономики справиться с «перевариванием» и перестройкой на капиталистические рельсы целой страны, шесть десятилетий проживших так, будто Сталин не умер, а стал корейцем. Белый дом добивается разоружения режима и вполне мог предложить Пекину самому формулировать политическую повестку в КНДР без ядерного арсенала и ракет. Тут бы как раз пригодился бы Ким Чен Нам (которого как наследника династии можно было бы достаточно легко «продать» населению Северной Кореи), но его 17 февраля в Куала-Лумпуре крайне предусмотрительно убили.
Судя по итоговой прессконференции Кирилла Лаврова и Рекса Тиллерсона в Москве, конфликтный вопрос по Сирии также был несколько отодвинут в ходе переговоров и предположительно именно обсуждением КНДР. Москва, конечно, не имеет в Корее такого же влияния, как в Сирии, однако, будучи ядерной державой, соседом Пхеньяна и членом СБ ООН, может также сыграть свою роль в событиях. И ее, эту роль, Вашингтон, видимо, готов обсуждать (в отличие от вопроса о нанесении ударов по Сирии), что также демонстрирует широту и решительность подхода Трампа к данной теме.
Нисколько не претендуя на лавры Кассандры, хотели бы отметить, что новая геополитическая реальность под названием «эффективный менеджер Трамп в геополитике» уже наступила и выражается она пока в скорости применения силовых мер против потенциальных угроз безопасности США и их интересам. Удары по базе «Шайрат» в Сирии практически похоронили астанинский переговорный процесс, однако нейтралитет, принятый нашими дипломатами в СБ ООН при обсуждении последней резолюции, настраивает на позитив в оценке гибкости курса Казахстана на мировой арене. КНДР находится несколько дальше в плане влияния на интересы нашей страны, хотя и у границ трех крупных торговых и экономических партнеров нашей страны, поэтому Астане не помешало бы уже в самое ближайшее время попытаться сформировать свою повестку дня в этом направлении. Ну, и, как минимум, прорабатывать варианты эвакуации наших граждан из Южной Кореи в те же прилегающие районы КНР или прямо домой.

 

Comments are now closed for this entry

Если Вам понравилась статья, то пожалуйста, поделитесь с друзьями в социальных сетях:

Яндекс.Метрика
http://www.kurs.kz/ - Курсы валют в обменных пунктах г. Алматы
  • BACK_TOP