Новости

Доступ в Архив



Для просмотра архивного материала необходимо зарегистрироваться
Сейчас 83 гостей онлайн

Счетчик просмотров

mod_vvisit_counterСегодня1076
mod_vvisit_counterВчера1916
mod_vvisit_counterНа этой НЕДЕЛЕ2992
mod_vvisit_counterВсего3962401

Работа над ошибками
№: SuperAdministrator   
07.10.2017 13:39

и вечные вопросы: кто виноват? что делать?

«Только в государственной службе познаешь истину».

Козьма Прутков

ИМЕННО эти вопросы хочется поставить по поводу снижения конкурентоспособности (в рейтинге Всемирного экономического форума, да и так - наглядно) нашей страны, о чем «ДН» писала в прошлом номере. Власти страны не раз призывали не искать виноватых в таких случаях, но, как следствие, мы вечно наступаем на одни и те же грабли (периодических топливных дефицитов, вроде нынешнего). Да и тенденция отката второй год подряд в рейтинге ВЭФ тоже о многом говорит. Если раньше нас еще выручал количественный рост (в основном за счет продажи сырья), то сегодня мы видим, что он просто закончился, не перейдя в рост качественный. Основные надежды на возобновление роста добычи нефти  пока себя не оправдывают, да и не смогут серьезно повлиять на ситуацию, так как конкурентоспособность - это все же именно качество, а не количество. Ставка на цифровизацию - сильная сторона наших госуслуг - не может стать единственным драйвером развития, тем более что она решает вопрос взаимодействия властей с населением, а не улучшения государственного управления. Если же мы в самое ближайшее время не сможем изменить последнее, то дальше можем рассчитывать - и это в лучшем случае - только на продолжение «мягкого» падения конкурентоспособности.

 

Напомним, в рейтинге ВЭФ, где подробнейшим образом разбираются различные параметры, из которых складывается итоговый показатель конкурентоспобности, слабыми местами Казахстана были названы недоступность финансирования и коррупция, кроме этого у нас проблемы со слабо образованной рабочей силой, инфляцией, сложностью регулирования налогов и неэффективностью правительственной бюрократии.

Хорошо, давайте по пунктам. Что касается финансирования, то это, очевидно, напрямую связано с состоянием БВУ и финансового сектора в целом. Им (а также инфляцией) занимается Национальный банк, председатель которого как раз недавно сделал несколько заявлений. Он пояснил, что инфляция растет из-за роста потребительского кредитования (в котором растет уровень неплатежей, а общая задолженность по этому параметру составила 270 млрд тенге), повышения цен на импортные товары (что естественно ввиду снижения обменного курса национальной валюты - то же самое в тенге становится дороже по сравнению с долларовой ценой) и негативные ожидания населения, которые «даже при отсутствии объективных факторов могут двигать цены вверх».

Что тут можно сказать? Во-первых, ожидания населения - при всем их субъективизме - на самом деле вполне объяснимая и прогнозируемая вещь. Продиктована она  прежде всего дефицитом доверия к монетарным властям, не раз и не два вводившим граждан в заблуждение относительно своих планов контролируемого обесценивания национальной валюты. Восстановить это доверие можно было бы за счет более открытой и прозрачной политики Нацбанка, но степень его закрытости за последние десятилетия только растет. Замены персоналий, ответственных за девальвации, на других - без того, чтобы даже слегка наказывать их, - тоже вызывают общее недоверие к курсу тенге. Да и попытки корректировать настроения собственными высказываниями у нынешнего председателя Нацбанка выходят не слишком хорошо. Не так давно он не советовал бежать в обменники, чтобы менять тенге на доллары, но в итоге те, кто его послушал, могут считать потери, вопрошая, почему же тенге продолжает падать, хотя цены на нефть идут вверх, а рубль - стабилен? В этой ситуации пенять на негативные ожидания населения по поводу инфляции - это все равно, что барыне интересоваться у Герасима, чего он себе еще животинку не заведет? Что касается второго направления работы монетарной власти - контроля за финансовым рынком, то и тут оценка безрадостная. «Нацбанк закрывает глаза на то, что банки не совсем правильно классифицируют свои активы с точки зрения работающих и неработающих, и не принимает мер по тем банкам, которые не выполняют условия, выдвинутые регулятором. Прикрываться разговорами о том, что это может подорвать стабильность и вызвать цепную реакцию не стоит. Мы хорошо помним полное фиаско в феврале 2009-го, когда государство спасало три банка и чем это закончилось. Они так и не вернули в полной мере вложенные в их спасение средства», -  так на днях охарактеризовал работу Акишева его предшественник на этом посту, директор Центра экономического анализа «Ракурс» ОразЖандосов.

По поводу роста затрат на импорт к Акишеву вопросов, конечно, нет, ибо это оценка для экономики в целом. Когда наше правительство объясняет дефицит бензина в Казахстане тем, что «вдруг» его стали больше потреблять, или тем, что он «подорожал в России», то это уровень, который в зависимости от отношения к кабмину можно назвать либо «беспомощность», либо «саботаж». За четверть века страна - экспортер нефти не в состоянии обеспечить себя даже не качественным, а просто каким-нибудь бензином!

У нас, конечно, нет такой «прекрасной возможности» для стимулирования импортозамещения, как у России, обложенной санкциями, будто волк - капканами, но пенять за недостаточность развития внутреннего производства бизнесу не получается - если он не справился, значит, не было условий.

И не только формальных (то же финансирование по линиям КазАгро, МСБ, Даму - это еще не все), но и объективных - заключающихся в том, что предприниматель может быть уверен, что строит бизнес на года, может рассчитывать оставить что-то своим наследникам и не боится того, что завтра не лишится всего, в том числе и свободы.

Это переводит нас к вопросу о коррупции. Чего греха таить, это явление настолько пропитывает  любой постсовковый госаппарат, что его показная борьба с ним выглядит как строгая диета сумоиста, в результате которой он не худеет, а набирает вес, - эффект получается обратный. И вопрос не в том, что выявленные случаи не наказываются достаточно строго (хотя есть и такие случаи), а в том, что чувствует гражданин, когда имеет дело с государством - правоохранительными органами, судами, разрешительными системами, налоговыми управлениями. Не один и не два социальных эксперимента показывали, что взятки - это действительно наиболее простой и удобный способ подобного взаимодействия, в то время как попытки «сделать по закону» стоили куда больше затраченного времени, нервов, денег и самоуважения.Потому, что именно с этим должна бороться цифровизация (и это объясняет последнее громкое назначение Багдада Мусина в Генпрокуратуре), но объективно устранение человеческого фактора из этой среды, кажется, делом совсем не ближайшего будущего. Эффективность грузинской цифровизации (той же выдачи номеров за 10 минут без общения с полицией) в этом вопросе базируется не на программном обеспечении, а на том, что перед этим весь аппарат МВД прочистили самым жесточайшим образом (и при мощнейшей поддержке СМИ и общества) несколько раз. Последнее же стало возможным опять же только в результате смены власти в Тбилиси. Если обратиться к языку аналогий, то речь идет о том, что никакая современная автоматика не спасет ваш автомобиль, если он - гнилой «Запорожец».

Ну а невозможность эффективного реформирования забюрократизированности и сложности налоговых процедур, упоминаемых в докладе ВЭФ, как одной из проблем конкурентоспособности страны - это всего лишь обратная сторона разгула коррупции. Кто заинтересован к том, чтобы по закону было «неудобно, долго и дорого»? Те, кто может предоставить те же услуги «быстро, дешевле и удобно», но за отдельное вознаграждение, так как сидят они в тех же креслах, но боятся тюрьмы меньше, чем не отбить потраченное на то, чтобы их купить.

Что там осталось? Необразованность рабочей силы? О, ну это же отдельная сага под названием «Образование в Казахстане». Именно в эти дни по всей стране граждане возмущены реформами в системе образования. Одним не нравятся учебники, слишком инновационные для родителей. Другим - то, что не всех желающих учиться пускают в школы (вопрос о платочках для девочек - по сути просто школьной формы - сделали не только политическим, но и завязанным на нацио-нальную безопасность!). Третьим - что поборы в школах не прекратились. А ведь параллельно нужно как-то вводить латиницу, трехъязычие. Работники образования уже беспокоятся, что по новой школьной программе у нас будет подавляющее большинство неуспевающих учащихся, которые затем не попадут в вузы (что, наверное, заставит реформировать высшее образование), но зато окажутся на рынке труда (или на улице) на 4-5 лет раньше, еще не обросшие социальными связями и высоким уровнем гормонов, что может привести к быстрой маргинализации и росту преступности. Но даже без крайних вариантов в большинстве своем они вряд ли будут соответствовать понятию «квалифицированная рабочая сила». Вот такая вот картина или, как сейчас шутят, saebiz.

 

Comments are now closed for this entry

Если Вам понравилась статья, то пожалуйста, поделитесь с друзьями в социальных сетях:

Яндекс.Метрика
http://www.kurs.kz/ - Курсы валют в обменных пунктах г. Алматы
  • BACK_TOP