Доступ в Архив



Для просмотра архивного материала необходимо зарегистрироваться
Сейчас 123 гостей онлайн

Счетчик просмотров


mod_vvisit_counterСегодня1458
mod_vvisit_counterВчера1633
mod_vvisit_counterНа этой НЕДЕЛЕ1458
mod_vvisit_counterВсего4639940

Зов крови-2
№: 19(1284)   
01.06.2018 18:27

День памяти жертв репрессий - под знаком преследований китайских казахов

«Я содержался в камере «центра политического воспитания» Бурылтогайского района. Там мы изучали материалы последнего, XIX съезда Коммунистической партии Китая, который состоялся в 2017 году. Учили тому, как хранить внутренние секреты Китайской Народной Республики, не делиться на нации, не разглашать внутреннюю политику Китая, не быть мусульманами…»

Кайрат Самаркан, бывший узник лагеря «политического перевоспитания»

НА ПРОШЛОЙ НЕДЕЛЕ в материале этой рубрики мы писали о том, что Казахстану нельзя оставаться безучастным к судьбе казахов Китая, тысячи из которых попали в лагеря «политического перевоспитания», что происходит на фоне фактического молчания государственных органов и русскоязычных СМИ. На этой неделе власти страны, казахстанские дипломаты проявили свое участие к судьбе задержанных в КНР 12 сограждан, у которых оказалось двойное гражданство, и выразили обеспокоенность судьбой еще 170 человек, от родных которых в Казахстане они получили официальные просьбы о помощи. Однако, как сообщили нам активисты волонтерского движения «Атажурт», собирающие информацию о жертвах репрессий, реальные масштабы трагедии намного шире, чем цифры МИДа. Более того, происходящее вызывает страх и обеспокоенность у многотысячной общины оралманов в Казахстане, лишь часть которых успела получить гражданство нашей страны. Репрессии в Китае лишили многих из них какой-либо связи с родней в СУАР, а ситуация с возможной выдачей Пекину казашки Сайрагуль Саутбай, бежавшей в Казахстан к мужу и детям, и вовсе может заставить их молчать. В русскоязычном информационном прост-ранстве эта тема так и остается малоизвестной, а те редкие попытки проявить к ней интерес сопровождаются скепсисом по поводу того, что массовые задержания и помещение наших братьев и сестер в лагеря «политического перевоспитания» действительно могут иметь место.

 

Говорить о происходящем с казахами в Китае особенно символично и важно именно в эти дни, когда мы также отмечаем День памяти жертв сталинских репрессий и голодомора. По иронии судьбы, для части нашего народа политическое преследование, лагеря и выживание в условиях гонений – это вовсе не часть пускай и недавней, но истории, а трагическая сегодняшняя реальность. Как минимум часть китайских казахов – потомки тех, кто бежал в 1916-1933 годы от репрессий царизма, гражданской войны, спровоцированного коммунистами голода, а затем и политических репрессий. Память о кровавых событиях того времени сохранилась практически в каждой семье: бегство сопровождалось смертью многих родных, особенно в результате засад, устраиваемых советскими карательными отрядами, преследовавшими «откочевщиков». Теперь эти времена будто бы вновь вернулись для наших братьев и сестер. По этой причине наше общество, государство не имеют права оставаться безучастными к этому. Памятные мероприятия в этом году будут не полными, если это опять просто будут минуты молчания, гвоздики к считаным памятникам жертв голодомора и политических репрессий. Сегодня конкретная материальная, социальная, моральная, политическая и вообще любая помощь и поддержка требуется части нашего народа, причем не только отделенного границей с КНР, но и находящегося уже по эту ее сторону.

Такова ситуация с Сайрагуль Саутбай. О ее судьбе рассказали члены ее семьи – муж и дети, ее братья, а также члены волонтерской организации, с прошлого года делающие все от них зависящее, чтобы облегчить судьбу китайских казахов. Автор этих строк встречался с ними в Алматы, после того как они проехали по области и ВКО, чтобы собрать максимальное количество информации о задержанных в Китае, о тех, кто сумел вырваться и сейчас находится в Казахстане. Случай с Сайрагуль – особый. И вот почему. Во-первых, она непосредственный свидетель. Будучи директором образовательной организации, она отвечала за отправку преподавателей в лагеря «политического перевоспитания» учителей, которые были обязаны проводить с их узниками политические занятия. Впрочем, не только. Так как основное занятие заключенных лагерей – политическое просвещение и дисциплина – требует знания китайского языка, многим казахам приходится учить государственный язык именно там.

Устав от своей роли соучастника репрессий, а возможно, убоявшись своей вскрывающейся нелояльности к карательной практике китайских властей, Сайрагуль бежала в Казахстан, незаконно перейдя границу. Ее муж и дети уже давно в нашей стране и имеют казахстанское гражданство, но ей не удалось покинуть страну вместе с ними. Причин может быть много – и сложности в получении паспорта для пересечения границы (сейчас у большинства казахов паспорта просто отобраны «на хранение» в полицию и государственные органы, так что законно они выехать из Китая просто не могут), и отказ в увольнении, и необходимость «подстраховать» переезд родных из КНР, и присмотр за оставляемым в Китае имуществом.

Как бы то ни было, оказавшись в Казахстане, Сайрагуль не успела насладиться воссоединением с родными, ее задержали наши силовики. Говорят, что по запросу «китайской стороны». Женщину держали в Хоргосе, но теперь, вероятно, этапировали в Талдыкорган, а на родных оказывается давление за то, что они «раструбили о ней», в результате чего поддерживать контакты с родней Сайрагуль у активистов «Атажурта» получается с трудом – они часто просто отключают телефоны. Разговаривая с ними, мы понимаем, что китайская сторона очень настаивает на быстрой выдаче женщины, которая изнутри видела систему лагерей в СУАР. Родня уверена, что в Китае ее ждет самое суровое наказание за разглашение государственных секретов. Они просят сделать все, чтобы не допустить выдачи женщины в Китай. Ее малолетняя дочь умоляет посадить маму в казахстанскую тюрьму, если нельзя ее не наказывать за нелегальный переход границы. «Хранение секретов родины» - одна из дисциплин, которые вдалбливают в головы заключенных лагерей.

Впрочем, Сайрагуль Саутбай все же не единственный свидетель. В Казахстане, по информации активиста Кыдырали Оразулы, находится как минимум 8 человек, прошедших лагеря. Один из них – Кайрат Самаркан, которого держали в лагере в его родном Алтае, в Бурылтогайском районе. Он рассказывает о том, как попал туда (без предъявления обвинений, без суда, без срока), как был вынужден выживать там и как вырвался лишь после того, как попытался совершить самоубийство. В лагере, где содержали Кайрата, было 5700 заключенных, разделенных на три группы, содержавшиеся раздельно – верующие-мусульмане, затем те, кто выезжал за рубеж, и, наконец, «нарушители общественного порядка». Таких лагерей по всему СУАР – десятки и сотни. По информации активиста Серикжана Биляша, только в Урумчи до 43 лагерей.

Это не обязательно выглядит, как тюрьма, многие лагеря – это переоборудованные образовательные учреждения, больницы, частные медцентры, военные казармы. Их просто обносят забором с колючей проволокой, выставляют башни для охраны и оборудуют металлическими решетками внутри, чтобы содержать узников в камерах, водить их в классы «политпросвещения» и по хозяйственным нуждам. Поступающие в лагеря получают уколы, назначения которых они не знают, такие же уколы делают и тем, кого выпускают. Также у задержанных отбирают генетический материал. Цель такого отбора пока неизвестна. О масштабах задержаний сложно судить. Отдельные источники говорят, что в лагерях СУАР находится до полумиллиона казахов. Волонтеры сообщают, что в большинстве знакомых им семей китайских казахов есть задержанные. Кайрат Самаркан рассказывает, что после возвращения его в родной поселок (перед бегством в Казахстан) он нашел его опустевшим и резко изменившимся: почти никто не появлялся на улице, все вывески и таблички, ранее бывшие на тоте-жазу (арабский алфавит казахского языка), были заменены на китайские, и даже внутри домов со стен были убраны фотографии дедов и бабушек, которых сменили фото председателя Си и флажки КНР. Повсеместно закрыты мечети, казахские школы – так проводится усиленная китаизация региона.

На этом фоне появилась информация о каких-то действиях властей Казахстана. Наши дипломаты провели консульские консультации с китайской стороной, итогом которых, по словам главы МИД РК Кайрата Абдрахманова, «9 наших граждан из 12 были освобождены», а по остальным идет «предметная работа». «У нас в МИДе есть информация о порядка 170 этнических казахах, которые испытывают трудности. Судьба каждого из них для нас небезразлична. Но в то же время нужно понимать, что, когда речь идет о гражданах КНР, то, согласно известной Венской конвенции о консульских соглашениях, не допускается вмешательство во внутренние дела другого государства. Поэтому это очень чувствительный вопрос», - цитирует слова министра агентство «КазТАГ». Таким образом, Казахстан пока занимается только вопросами лиц, уже имеющих гражданство нашей страны, выражая «настоятельную просьбу об объективном и справедливом рассмотрении дел и освобождении задержанных в Китае за двойное гражданство этнических казахов». Также дипломаты говорят, что «достигнута договоренность о выработке общих подходов к решению проблем этнических казахов из Синьцзян-Уйгурского автономного района КНР», чего бы это не значило. Еще одна новость: «Утвержден план мероприятий по поддержке этнических казахов за рубежом на 2018-2022 гг.». В его рамках уточнен «план мероприятий по поддержке этнических казахов за рубежом». Однако, самое главное, чего ждут наши братья и сестры, – это принятие поправок в закон о миграции, по которым в упрощенном порядке (за три месяца) можно было бы получать гражданство нашей страны любому казаху, даже без статуса оралмана. Было бы также прекрасно, если бы наша страна начала давать гражданство казахов и без въезда в страну (хотя бы в Китае, где у населения отобраны паспорта, и законно поехать в Казахстан «нелояльные» казахи просто не могут). Активисты «Атажурта» просят от властей хотя бы информацию обо всех оралманах и других китайских казахах, кто сейчас пребывает в нашей стране и нуждается в помощи из-за того, что происходит в СУАР КНР. Они распределяют материальную и финансовую поддержку таких семей среди своих членов и сочувствующих, фактически содержа нечастных; кроме этого они ищут частных лиц и бизнесменов, кто готов поддерживать соо-течественников.

 

Комментарии

 
#1 Muggings 03.06.2018 11:35
Чем больше будут преследовать, тем больше вернется на историческую родину
 

You have no rights to post comments

Если Вам понравилась статья, то пожалуйста, поделитесь с друзьями в социальных сетях:

Яндекс.Метрика
http://www.kurs.kz/ - Курсы валют в обменных пунктах г. Алматы
  • BACK_TOP