Доступ в Архив



Для просмотра архивного материала необходимо зарегистрироваться
Сейчас 150 гостей онлайн

Счетчик просмотров


mod_vvisit_counterСегодня1228
mod_vvisit_counterВчера1812
mod_vvisit_counterНа этой НЕДЕЛЕ1228
mod_vvisit_counterВсего4695859

Саммит оговорок и способы их исправления
№: 26(1291)   
23.07.2018 11:19

«Необдуманно вырвавшееся слово так же трудно удержать, как брошенный камень».

Менандр, греческий драматург

ВСТРЕЧА президентов России и США в Хельсинки не стала решающей в геополитическом смысле, но, без сомнения, вошла в историю. Хотя бы благодаря тому, как ее участники исправляли свои «оговорки», допущенные после двусторонних переговоров на брифинге для журналистов. Ученики советских школ наверняка помнят особый вид письменных заданий в тетрадке: «Работа над ошибками». После диктантов, сочинений или других важных заданий, «расцветавших» исправлениями и пометками красной учительской ручкой, школьники должны были разобрать свои ошибки, чтобы больше их не повторять. В нашем случае эту работу приходится выполнять политикам. И очень симптоматично выглядит, как по-разному это делают Владимир Путин и Дональд Трамп. Если американский лидер, привыкший унижать «мэйнстримовые медиа» и общаться с миром посредством твитов, был вынужден устраивать отдельную пресс-конференцию в своем кабинете и объяснять свою «ошибку», то хозяин Кремля просто отредактировал стенограмму брифинга, удалив неудобное местоимение, из-за которого позиция Путина по Крыму получилась излишне откровенной.

 

Еще до встречи большинство наблюдателей сошлись на том, что никаких прорывов от нее ждать не стоит. В первую очередь из-за того, что американский руководитель находится под довольно жестким давлением со стороны законодателей, всячески блокирующих любые его попытки слишком сильно менять правила игры и направление политики США. Фактически Дональд Трамп настроил против себя не только «традиционный истеблишмент» на Капитолии, но и Госдеп с частью спецслужб, буквально вздрагивающих при каждом новом твите президента, совершенно не ориентирующегося на закладываемые десятилетиями традиции, направления работы и их способы, применяемые во внешней политики ведущей сверхдержавы мира. Но если, скажем, ненависть демократов вполне понятна и объяснима (а потому просто игнорируется в Белом доме), то возмущение со стороны консервативных кругов самой Республиканской партии – достаточно плохая новость для Трампа, которому приходится теперь ужом извиваться, чтобы дезавуировать собственные заявления в Хельсинки.

Собственно говоря, ввиду закрытости переговоров и отсутствия какого-либо совместного коммюнике, закрепившего бы какие-то договоренности, главными итогами встречи стали исключительно заявления, сделанные президентами на брифинге. Когда Трампа спросили, верит ли он собственным спецслужбам или российскому президенту в том, что касается утверждений о российском вмешательстве в американские выборы, он ответил: «Президент Путин говорит, что это была не Россия. Я не вижу, с какой стати это могла быть она». Таким образом, президент США показал, что придерживается точки зрения Путина, а не американских спецслужб на этот вопрос. Вполне естественно, что этот комментарий вызвал скандал и самую настоящую бурю критики. Достаточно, наверное, будет процитировать только одного из лидеров республиканцев – сенатора Джона Маккейна, который охарактеризовал слова своего однопартийца как «одно из самых постыдных выступлений американских президентов за всю историю».

О том, что это подействовало на Трампа, можно судить хотя бы по тому, что он не ограничился твитом опровержения, а собрал журналистов в своем кабинете в Белом доме, где был вынужден неумело дезавуировать свои слова. Причем все это еще сопровождалось комической ситуацией. Трамп сказал: «Повторяю, я доверяю разведывательным службам США и поддерживаю их. Я полностью им доверяю…». На этих словах свет в его кабинете в Белом доме погас, и президент сопроводил это таким комментарием: «Упс, свет выключился! Должно быть, это разведывательные службы!». Это, может быть, и было каламбуром, но получилось, что президент США вновь высказал свое отношение к американской разведке, пошутив на счет ее возможности повредить ему. После того как свет «вернулся» в кабинет, Трамп продолжил: «Я думал, что это будет очевидно, но, похоже, нужно кое-что прояснить. В основной фразе своего выступления я сказал «могла быть» вместо «не могла быть». Фраза должна была звучать так: «Я не вижу, с какой стати это не могла быть Россия». Там должно было быть двойное отрицание. Так что отметьте это. Надеюсь, это все проясняет». О том, насколько удачными вышли эти неумелые оправдания, противоречащие к тому же смыслу его речи в целом, можно судить по тому, что Трампу пришлось делать еще одно заявление в интервью CBS, в котором он возложил на Путина персональную ответственность за вмешательство в американские выборы, хотя еще недавно он отметал саму эту возможность.

На этом фоне становится ясно, что сама характеристика встречи от Трампа («лучше, чем супер») начинает играть против него. То есть он очень доволен переговорами с тем, кто несет персональную ответственность за вмешательство в американские выборы. Противники Трампа стараются использовать промах своего визави на 100% и уже потребовали вызвать переводчицу президента в конгресс, чтобы допросить ее о том, о чем же говорили лидеры. Это демонстрирует крайне низкое доверие американских законодателей американскому президенту. Политологи вновь заговорили о возможности досрочного прекращения полномочий Дональда Трампа через импичмент.

Российскому же коллеге Трампа такие проблемы чужды. Хотя его оговорка вышла ничуть не хуже. В ответ на вопрос о законности аннексии Крыма он сказал следующее: «Мы считаем, что мы провели референдум в строгом соответствии с международным правом, с уставом Организации Объединенных Наций». О том, что означают эти слова, лучше всего написал российский же блогер Анатолий Несмиян: «Исходная версия событий - народ Крыма единодушно самоорганизовался, сам провел референдум и сам принял решение. Россия лишь милостиво согласилась с нижайшей просьбой. Однако теперь получается, что «мы провели». Хоть как, но до даты референдума Крым не был территорией России, а потому она вообще не имела права там что-либо организовать и проводить. Где Путин увидел там соответствие международному праву и уставу ООН - неведомо никому». «Такие оговорки сродни признанию. Чистосердечному. Явка с повинной в чистом виде», - считает Несмиян.

Ответ Кремля последовал довольно быстро, фактически, на следующий день. Правда, в отличие от Трампа, Путин не стал собирать журналистов. Не стал ничего разъяснять и его пресс-секретарь Песков. Просто на сайте Кремля по-византийски изменили текст стенограммы выступления президентов на брифинге. «Официальная расшифровка ответов Владимира Путина на пресс-конференции по итогу переговоров России и США претерпела изменения. Из текста вырезали местоимение «мы», фраза о присоединении Крыма получила другой смысл», - сообщает российское сетевое издание «Фонтанка.ру». Впрочем, это также не было чем-то необычным. Буквально недавно российские СМИ сообщили, что Кремль дал указание зависимым СМИ и участникам общественных дискуссий не употреблять словосочетание «пенсионная реформа». Об этом сообщило сетевое издание «Дождь»: «Провластные журналисты, политики и эксперты получили указание из Кремля не называть повышение пенсионного возраста «реформой». В Кремле боятся, что слово «реформа» может вызвать у населения ассоциацию с 90-ми годами. Об этом «Дождю» рассказали источники, близкие к Кремлю, и собеседник в Госдуме. Вместо термина «реформа» Кремль рекомендовал использовать слова «преобразование» или «изменение». Анализ сайта «Единой России» и стенограмм заседаний подтверждает, что политики избегают слова «реформа». Если перефразировать известное высказывание про сталинские принципы относительно человека и проблемы, то получается, что логика в современной России осталась такой же: нет словосочетания, нет проблемы.

Это, наверное, уже пошлость – напоминать политикам и чиновникам поговорку про то, что «слово – не воробей, вылетит – не поймаешь». Правда, актуальность этой пословицы прямо зависит от тех условий, где действуют «слуги народа». В странах, где пресса зажата, а гражданское общество - слабо, нет никаких проблем. Там чиновник – это хозяин своего слова: захотел дал, захотел взял обратно. Сегодня можно говорить одно, завтра – противоположное, и ничего страшного. В демократическом же обществе такое не проходит. Политику напомнят каждое его слово, каждый его жест, даже молчание. И даже, если он избран на самый высокий пост, какой-нибудь городской судья может запросто заблокировать его указ, если посчитает, что он противоречит законодательству. Отсюда и отношение к ошибкам, такое очевидное различие в способах их исправления. Отсюда и эффективность чиновников-политиков, которые либо действительно обязаны печься об интересах своего народа (и могут быть лишены власти, если не будут), либо могут просто изображать «доброго царя», заменяя дела во благо избирателей – пиаром и пропагандой.

 

You have no rights to post comments

Если Вам понравилась статья, то пожалуйста, поделитесь с друзьями в социальных сетях:

Яндекс.Метрика
http://www.kurs.kz/ - Курсы валют в обменных пунктах г. Алматы
  • BACK_TOP