Доступ в Архив



Для просмотра архивного материала необходимо зарегистрироваться
Сейчас 113 гостей онлайн

Счетчик просмотров


mod_vvisit_counterСегодня1203
mod_vvisit_counterВчера1812
mod_vvisit_counterНа этой НЕДЕЛЕ1203
mod_vvisit_counterВсего4695834

ГУЛаг в СУАР
№: 29(1294)   
10.08.2018 09:52

38644327 241505910024715 8912858975234424832 nПравозащитники раскрывают масштабы системы «лагерей политического перевоспитания»

у границ Казахстана

ДН

ПРАВОЗАЩИТНАЯ организация China Human Rights Defenders (CHRD), базирующаяся в Вашингтоне, подсчитала примерное количество заключенных так называемых «лагерей политического воспитания», системой которых охвачена вся территория Синьцзян-Уйгурского автономного района КНР. По оценкам правозащитников, количество людей, содержащихся в этих лагерях, на июнь этого года достигло цифры в 2-3 миллиона человек. Официальный Пекин устами своих дипломатов в Казахстане отрицает сам факт наличия подобных учреждений, хотя буквально недавно суд в городе Жаркенте Алматинской области отказался высылать в Китай этническую казашку Сайрагуль Саутбай, работавшую на одном из таких «объектов» и бежавшую в нашу страну к семье. Официальная Астана ведет переговоры с Китаем о пропуске к нам из Синьцзяна 19 казахов с двойным гражданством (РК и КНР), а также отмене запрета на выезд еще для 675 казахов из СУАР. Сопоставление этих цифр показывает масштабы проблемы и степень вовлеченности в ее разрешение правительства нашей страны.

 

Сама правозащитная организация, специализирующаяся на мониторинге нарушений прав человека в Китае, базируясь в столице США, естественно, не воспринимается в КНР иначе чем «вражеские голоса». Однако правозащитники берут свои данные не с потолка, но также активно используют и официальную китайскую статистику. К примеру, в конце июля они обнародовали анализ официальной статистики Пекина, демонстрирующий, что количество арестов в одном СУАР в 2017 году составило 21% от общего количества предварительных лишений свободы по всему Китаю, при том, что общее население региона составляет всего лишь 1,5% от населения страны (!). Даже если предположить, что аресты равномерно распределялись среди всех этнических групп района, тот факт, что национальные меньшинства (главным образом, уйгуры и казахи) все еще составляют около 60% населения СУАР, демонстрирует, что количество представителей этих двух национальностей, лишившихся свободы, резко возросло в прошлом году. Одновременно множество различных источников сообщает, что кампания по «искоренению сепаратизма» сосредоточена именно на представителях народов, исповедующих ислам.

Основываясь на данных китайских официальных органов, правозащитники демонстрируют «взрывной» рост количества арестов в СУАР. Если в 2013 году количество арестов по криминальным статьям (куда относится и «терроризм», и «сепаратизм») составляло около 14 тысяч, то в 2014 году их количество возросло до 27 тысяч, в 2015 – до 34 тысяч. В 2016 году оно немного упало (27 тысяч), но в 2017 году возросло на порядок – до 227 тысяч (!). Однако в это число не входят те, кто попал не в тюрьмы, то есть не проходил по криминальным статьям, а оказался в «лагерях политического перевоспитания» - под которые переоборудованы многие бывшие школы, административные здания, а также недавно построенные и хорошо охраняемые комплексы. По данным бывшего заключенного одного из таких лагерей, ныне гражданина Казахстана Кайрата Самаркана, проведшего несколько месяцев в учреждении в одном из достаточно отдаленных сельских регионов СУАР, там находилось одновременно более пяти тысяч человек.

Активист волонтерского движения «Атажурт», базирующегося в Алматы, в разговоре с автором этих строк сообщил, что ему известно о более чем 30 «лагерях политического перевоспитания» в одном только Урумчи, административном центре СУАР. Другие бывшие заключенные лагерей рассказывали о 2-3 лагерях в районных центрах с населением до полумиллиона человек. При этом также все опрошенные по этому поводу говорят, что куда серьезнее эта система охватывает районы проживания уйгурского населения СУАР, лояльность которого и вызывает наибольшие сомнения у Пекина.

Теперь же China Human Rights Defenders, наконец, дали цифры общего масштаба проблемы.

В их пресс-релизе, обнародованном 3 августа, утверждается, что количество жителей Синьцзяна, преимущественно уйгуров, находящихся в лагерях или принужденных проходить ежедневные «образовательные курсы» (с утра до вечера каждый день), составляло на июнь от 2 до 3 миллионов человек. Напомним, согласно официальным данным, общее население региона составляет 21 миллион человек, соответственно, репрессиями охвачены порядка 10-14% населения. А если вспомнить, что доля не-ханьцев в населении СУАР – около 60%, то есть около 11-12 миллионов, то доля мусульманского населения, охваченного «образовательной политикой» Пекина, составляет от 16% до 25% (!) от общего числа казахов и уйгуров. Иными словами, каждый четвертый-пятый казах или уйгур попал в «лагерь политического воспитания» или обязан ежедневно посещать «курсы политического образования».

Эти вычисления стали итогом экстраполирования результатов опроса о количестве попавших в лагеря или отправленных на курсы «перевоспитания» в сельском округе вокруг Кашгара в южной части СУАР на общую территорию региона.

Коллеги CHRD из Human Rights Watch оценивало количество заключенных лагерей в «десятки тысяч человек». Исследователь из Европейской школы культуры и теологии Адриан Ценц допускал, что число может приближаться к миллиону человек. Представитель государственного департамента США Лаура Стоун, исполняющая обязанности заместителя помощника госсекретаря по делам Восточной Азии и Тихоокеанского региона, в апреле этого года заявила: «Мы обеспокоены усилиями Китая по ограничению законных прав уйгуров и других мусульман в Синьцзяне… Мы будем продолжать поднимать эти проблемы с китайским правительством и призывать к легитимному процессу в отношении задержания его граждан». По словам сотрудницы Госдепа США, международные эксперты отмечают нехватку информации из Синьцзяна, что затрудняет получение точного числа задержанных, однако они исчисляются «по крайней мере в десятках тысяч». По информации финансируемого правительством США «Радио «Свободная Азия», в январе 2018 года более чем 120 тысяч человек находились в «перевоспитательных учреждениях» только в одном южном городе Кашгар. CNN цитирует слова Омера Каната, председателя комитета Всемирного уйгурского конгресса, который заявил, что «из каждого двора, из каждой семьи забирают по три-четыре человека», в некоторых деревнях остались только женщины и дети, так как «всех мужчин увели в лагеря».

Представитель МИД Китая, которая прокомментировала слова Слоун, заявила, что «все нации и народности в Синьцзяне живут и работают в мире и довольны мирной жизнью», а также предостерегла «США от вмешательства во внутренние дела Китая». В том же русле высказывался и Генеральный консул КНР в Алматы Чжан Вэй, отрицающий само существование «лагерей политического воспитания»: «Такого понятия в Китае нет. Спросите у CNN, раз они проинформировали, но я думаю, для любого государства в первую очередь важна безопасность. В Казахстане тоже проводится такая государственная политика для сохранения стабильности и безопасности страны, в Китае то же самое, в Америке то же самое, других странах то же самое… Лучше ссылаться на китайские СМИ, как они освещают, а не на Запад».

Впрочем, тюрьмы, лагеря и курсы «политического воспитания» - не единственная мера в политике «лоялизации» СУАР. Активисты демонстрируют многочисленные фотографии «единения нации» - размещения в мусульманских семьях ханьцев, призванного сблизить крупнейшие этнические общины Синьцзяна с культурой Поднебесной. Постояльцы размещаются в казахских и уйгурских семьях на различные сроки и в различном режиме - где-то они просто ежедневно посещают дома мусульман, где-то – живут с ними постоянно по 2 недели в месяц. Также в Интернете доступны многочисленные фотографии мечетей, лишившихся полумесяцев, а также «укорачивания» платьев женщин-мусульманок.

Вот свидетельство автора учебника «Ситуативный казахский» Каната Тасибекова, размещенное на его аккаунте в Facebook, относительно того, что он знает сам, и то, «что услышал от своих друзей, оралманов из Китая»: «В КНР живут около 2 млн. казахов, из них в лагерях перевоспитания находится приблизительно 100 тыс. К слову, уйгуров в этих лагерях в десять раз больше, чем казахов, а киргизов вдвое меньше. Но не нужно понимать это как борьбу китайцев именно с казахами или уйгурами или только с мусульманами. У Китая свои огромные проблемы, о которых мы практически ничего не знаем. Лагеря для самих инакомыслящих этнических китайцев насчитывают десятки (по некоторым данным даже сотни) миллионов заключенных. Об этом свидетельствуют снимки с американских спутников.

Китай работает над сплочением страны. У них свое Рухани жангыру. Первый секретарь Тибетского обкома партии товарищ Чин Чен Гуа (записал на слух, не знаю, правильно ли) (Чэнь Цюаньго. – «ДН»), который в Тибете жестоко погасил сепаратизм, после серии уйгурских акций был командирован в Синьцзян. С его приходом начались репрессии, заработали «лагеря политического перевоспитания». Какие же обвинения выдвигают против казахов? Это обвинения в трансграничной симпатии, отсутствии патриотизма и религиозном экстремизме. То есть достаточно положительно высказаться о Казахстане, иметь в сотовом телефоне файл с фото мечети или проповедью муллы, чтобы вас надолго упекли в лагерь.

Мне рассказали, что китайские казахи приехавших из РК родственников боятся приглашать в гости. «Кешир, уйге шакырмаганыма. Ауа райы осындай болып турганды корип турсын гой, бауырым» (Извини, что домой не приглашаю, видишь сам, какая погода на дворе). Если долго не видят кого-то из знакомых, боятся спрашивать, где он. А если спросили, то ответ - «ол китапханада» (в библиотеке) дает объяснение. Значит, в лагере. Те, кто уже отсидел, ничего не рассказывают о том, что они видели в лагерях. Мой знакомый сказал, что его родственник на прямой вопрос ответил: «Отинемин, сурамаш, тизем эли де ауырып жур» (Прошу не спрашивай, у меня до сих пор колени болят). Люди после лагерей меняются, становятся забывчивыми, в поведении появляются какие-то странности. В городе никто не ходит в мечеть, умерших хоронят без жаназа, иначе лагерь. А вот если человек пьет - это нормально, значит он не подвержен исламскому экстремизму. Вот так. Есть лагеря, в которых перевоспитание идет только днем, амбулаторно, так сказать. Т.е. человек ночует дома, но с утра идет в лагерь и до вечера находится там.

Маховик репрессий набирает обороты, люди боятся всего. Царит атмосфера страха и доносительства. Кстати, это Китай уже делал при Мао, и не так давно, в 60-70 годы. Но тогда в лагерях еще запросто расстреливали. Сейчас вроде не расстреливают. Но мало кто знает правду о лагерях, а еще меньше тех, кто может рассказать о них».

Что касается официальной позиции Астаны, то, по информации министра иностранных дел РК Кайрата Абдрахманова, переданной агентством «КазТАГ», с 15 из 19 этнических казахов сняли запрет на выезд из Китая в Казахстан. «Сейчас руководство Синьцзян-Уйгурского автономного округа рассматривает вопрос о снятии запрета на выезд в Казахстан с 675 этнических казахов. Кроме этого, сегодня, 7 августа, по нашим данным, 15 из 19 граждан с двойным гражданством, в отношении которых был введен временный запрет на выезд в Казахстан, эта мера ограничения снята», - цитирует агентство слова Абдрахманова в кулуарах правительства во вторник.

«По проблемам этнических казахов в Китае – есть проблема у граждан, имеющих двойное гражданство, есть проблемы у граждан с гражданством Китая, получивших вид на жительство. А также есть проблема с получением пенсионных накоплений в Китае у этнических казахов, уже получивших казахстанское гражданство. Мы на официальном уровне проводим переговоры», - сказал глава МИД РК. - Все эти вопросы «поднимаются на встречах с руководством Китая и округов». «Лично я был с официальным визитом в КНР в апреле. И я поднимал эти вопросы. Мой первый заместитель был в г. Урумчи в рабочей поездке. Его приняло руководство Синьцзян-Уйгурского автономного округа, были проведены переговоры», - рассказал Абдрахманов. По его словам, проблема полностью еще не снята, но власти страны «предпринимаем все меры». «Ведем официальные переговоры в Пекине и Урумчи, в генеральном консульстве Китая, расположенном в Алматы, и с посольством Китая в Астане. В круглосуточном режиме. Есть прямое поручение главы государства в адрес МИД, чтобы эти вопросы находились не просто в поле внимания, а нашли свое решение», - сказал глава МИД РК.

Неизвестно, поднимался ли дипломатами вопрос о судьбе Азатбека Аскара, гражданина Казахстана, схваченного китайскими полицейскими в МЦПС в этом году. Его родные размещают в социальных сетях видео с просьбой помочь ему, так как никакой информации о судьбе Азатбека у них нет.

Для Казахстана ситуация с лагерями в СУАР, конечно, крайне неприятна. С одной стороны, наша страна является активным заемщиком у Китая и крайне дорожит расположением Пекина, чьи компании контролируют до трети добычи казахстанской нефти, с другой стороны - Астана не может рисковать и терять лицо перед собственными гражданами, считающими ее обязанной вступаться за представителей титульной национальности и за пределами границ страны.

 

 

You have no rights to post comments

Если Вам понравилась статья, то пожалуйста, поделитесь с друзьями в социальных сетях:

Яндекс.Метрика
http://www.kurs.kz/ - Курсы валют в обменных пунктах г. Алматы
  • BACK_TOP