Доступ в Архив



Для просмотра архивного материала необходимо зарегистрироваться
Сейчас 95 гостей онлайн

Счетчик просмотров


mod_vvisit_counterСегодня280
mod_vvisit_counterВчера1431
mod_vvisit_counterНа этой НЕДЕЛЕ6249
mod_vvisit_counterВсего4544051

Вилами по воде
№: 30(1295)   
17.08.2018 09:38

Каспий так и не поделили по дну

«Разграничение дна и недр Каспийского моря на секторы осуществляется по договоренности сопредельных

и противолежащих государств с учетом общепризнанных принципов и норм международного права в целях реализации их суверенных прав на недропользование

и на другую правомерную хозяйственно­экономическую деятельность, связанную с освоением ресурсов

дна и недр».

Пункт 1 Статьи 8 Конвенции

о правовом статусе Каспийского моря

АКТАУСКИЙ саммит не стал прорывом в деле раздела Каспийского моря, крупнейшего из озер на Земле. Поделенный на части правовой статус этого водоема по формуле «ни море, ни озеро» оставил за скобками самую сложную сторону – определение территориальной принадлежности его дна, предоставив это на откуп двусторонним договоренностям соседей (некоторые из которых так и не смогли договориться об этом за все эти годы). При этом реального геополитического результата добились только Россия и отчасти Иран, закрепившие категорический запрет на военное присутствие в акватории для третьих стран (и никто, в общем-то, не скрывает, что речь идет о США и других членах НАТО). «Пряники», получаемые Казахстаном, Азербайджаном и Туркменистаном, носят, скорее, условный характер, продиктованный текущей рыночной конъюнктурой. Газопроводы в Европу пока совсем неактуальны: за и так затоваренный рынок ЕС «воюют» США и Россия, а потому вкладываться в дорогостоящие и крайне рискованные проекты по поставкам углеводородов из региона Каспия сейчас просто некому. Наверное, поэтому в Казахстане никто особенно не поторопился с обнародованием текста Конвенции о правовом статусе, знакомиться с которой приходится исключительно из российских источников.

В целом принципы рамочного документа, заключающиеся в «особом статусе» водоема, который признан «ни морем, ни озером», достаточно подробно описал именно представитель России - статс-секретарь, замглавы МИД РФ Григорий Карасин в интервью газете «КоммерсантЪ»: «Это объясняется набором специфических географических, гидрологических и иных характеристик. Каспий представляет собой внутриконтинентальный водоем, который не имеет прямой связи с Мировым океаном, и поэтому не может рассматриваться в качестве моря. Но одновременно в силу своих размеров, состава воды и особенностей дна Каспий не может считаться и озером. В этой связи к Каспийскому морю не применимы как положения Конвенции ООН по морскому праву 1982 года, так и принципы, используемые в отношении трансграничных озер: на секторы разграничивается только его дно, суверенитет в отношении водной толщи устанавливается на основании других принципов». Вообще это довольно очевидно, что главным лоббистом этого документа выступает именно Москва, которой в условиях ужесточающихся с каждым днем американских и европейских санкций необходимы какие-то внешнеполитические результаты «для телевизора» и гарантии того, что у ее границ не появятся новые военные силы «вероятного противника».

Если смотреть сам документ, то получается, что каспийские страны согласились на раздел его вод по принципу 15-мильных территориальных вод (по ним будет отчитываться морская граница стран) и дополнительных 10-мильных зон рыболовных зон, остальное морское пространство считается общим. Принцип разграничения дна (ознакомится с ним вы можете в эпиграфе к настоящему материалу) в переводе с дипломатического звучит так: «Договаривайтесь сами». Между тем именно раздел дна является камнем преткновения, мешающим окончательно разграничить Каспий аж с 1996 года. Главным упрямцем в этом вопросе все эти годы выступал Иран, требовавший делить дно как минимум на равные секторы, чтобы всем 5 странам, имеющим выход к озеру, досталось по 20%. Предлагаемый россиянами вариант раздела от так называемой срединной линии существенно сокращает иранский сектор до 13-14%, с чем, естественно, в Тегеране не согласны. Более того, Иран в эти же дни опроверг мнение о том, что он окончательно отказался от права на 50% доли на Каспии, как это было раньше, когда водоем делили Иран и СССР. Кроме условных процентов территории Иран, Азербайджан и Туркменистан не могли поделить конкретные месторождения на дне Каспия, которые они теперь так и будут должны оспаривать в двустороннем диалоге без большой надежды на скорое разрешение вопроса. Таким образом, мы видим, что в важных вопросах подписанный документ вообще никак не продвинул ситуацию в сторону разрешения.

На этом фоне для Казахстана тоже практически ничего не меняется: примерно по такому же сценарию Астана и Москва уже давно поделили север Каспийского моря, где во весь рост развернулась добыча полезных ископаемых.

Аналогичные договоренности у нас есть и с туркменами, и с азербайджанцами, а с иранцами мы как бы не граничим. О рыбной ловле особой речи нет, так как в водоеме действует полный запрет на лов осетровых, а остальные рыбные ресурсы особого интереса для промысла не представляют, да и их больше в теплых водах южной части озера, а не в замерзающей северной зоне. И по новому рамочному соглашению решение о промысле (долях и размерах квот) должно быть принято всеми странами, так что в ближайшее время никаких особенных изменений в этом вопросе просто не ожидается. Добыча нефти в нашем секторе давно идет, нравится это Ирану или нет, с непосредственными соседями эти вопросы уже решены.

Расцениваемая как уступка Казахстану, Туркменистану и Азербайджану, отраженная в Конвенции возможность прокладки по дну моря магистральных трубопроводов и кабелей, «при условии соблюдения экологических требований», сегодня таковой больше не является. Места на европейском газовом рынке практически нет – российские газопроводы активно таранятся трамповскими «наездами», требующими от европейцев закупать топливо в Северной Америке в обмен на поддержку обороноспособности НАТО со стороны США. Объемы углеводородов, добываемых в Казахстане, пока полностью обеспечиваются имеющимися транспортными ресурсами, а с учетом планов Астаны по масштабному росту переработки нефти внутри Казахстана (речь идет о многострадальном четвертом НПЗ) необходимость новых путей экспорта углеводородов и вовсе остается вопросом не ближайшего будущего.

Проекты вроде Набукко даже с учетом возможного присоединения Катара пока остаются из области рисования фломастером по карте – практически вся территория их возможной прокладки находится или в зоне военных действий, или рискует туда попасть. Тот же Дональд Трамп сумел добиться возобновления санкций против Тегерана, поставив Иран на грань выживания: многолетнее участие в военных конфликтах в Ираке, Сирии, а также поддержка шиитских мятежников в странах Залива и Йемене дают о себе знать в виде роста социального недовольства в шиитской республике, все чаще выражаемого в виде стихийных бунтов. Та же история и с Турцией. Вовлеченная в сирийский конфликт Анкара не уберегла одно из главных достижений эрдогановской администрации – мирный договор с Рабочей партией Курдистана, чьи боевики в Восточной Анатолии вновь начали вступать в настоящие бои с армией и полицией, погрузив эту часть Турции в нестабильность. На таком фоне все, что на текущий момент было нужно Тегерану по Каспию, – это гарантии не размещения в его акватории американских военных сил и баз.

Ну, а поскольку этого же добивалась и Россия, то данный пункт был главной целью Кремля в Актау, а потому был включен в число «основополагающих принципов» Конвенции о правовом статусе Каспия. Для Астаны подписание такого документа должно снять ненужную напряженность с Москвой, чьи СМИ начали обвинять Казахстан в договоренностях с США по поводу размещения в Актау американских военных, в то время как на самом деле речь идет о транзите невоенных материалов и снабжения для американских сил в Афганистане, присутствие которых жизненно важно для правительства этой страны, самостоятельно проигрывающего «Талибану» битвы за целые военные базы, уезды и крупные города. В итоге, главным достижением Актауского саммита для Астаны стала дополнительная гарантия России, что наше сотрудничество с США в регионе останется демилитаризованным. Каких-либо иных плюсов больше не видно. Но, надеемся, оно того стоило.

 

 

You have no rights to post comments

Если Вам понравилась статья, то пожалуйста, поделитесь с друзьями в социальных сетях:

Яндекс.Метрика
http://www.kurs.kz/ - Курсы валют в обменных пунктах г. Алматы
  • BACK_TOP