Доступ в Архив



Для просмотра архивного материала необходимо зарегистрироваться
Сейчас 125 гостей онлайн

Счетчик просмотров


mod_vvisit_counterСегодня905
mod_vvisit_counterВчера1862
mod_vvisit_counterНа этой НЕДЕЛЕ9817
mod_vvisit_counterВсего4637754

Прокручивание Гаек
№: 39(1304)   
02.11.2018 09:40

на сорванной резьбе

«Они собирались закручивать гайки, но они забыли,

что болты­то все спизжены»!

Сергей Шнуров, русский музыкант и поэт

ВСЛЕД за осознанием общественностью того факта, что анонимность в Интернете в Казахстане остается в прошлом (из-за того, что со следующего года все смартфоны нужно будет привязать к ИИНам), на этой неделе власти «порадовали» новыми инновациями по защите казахстанской стабильности. Во-первых, теперь любое отключение Интернета и всей остальной связи, наконец, обосновано законодательно, во-вторых, трактовка норм законодательства выявила практически полный запрет на какие-либо нелояльные политические выступления или собрания, а также в целом - на требования отставок чиновников. Вполне естественно, что на таком фоне все больше наших соотечественников задумались всерьез над тем, чтобы перестать ими быть. И, кажется, власти страны - совсем не против.

 

В последние недели МВД Казахстана вновь обратилось к гражданам, чтобы они поскорее регистрировали IMEI-коды своих телефонов в привязке к ИИН-ам у своих мобильных операторов, так как все незарегистрированные смартфоны с 1 января 2019 года просто не будут обслуживаться. Силовики заверяют, что это сделано не для того, чтобы контролировать население, его высказывания в соцсетях и переписку, а «токмо волею посла…» ой! То есть для того, чтобы сделать невыгодными кражи сотовых телефонов. Некоторые пользователи в социальных сетях почему-то не верят родному государству и реформируемому прямо у нас на глазах Министерству внутренних дел. Кто-то даже пытается обосновать неконституционность таких мер, но перспективы таких аргументов вызывают только грустные улыбки у опытных в судебных делах казахстанцев. Даже влиятельные иностранцы, владевшие KCell, после того как увидели, что именно изменяется во взаимодействии силовиков и операторов, заявили: новое законодательство «может иметь серьезные последствия для свободы выражения наших клиентов». А потом тихо решили просто покинуть казахстанский рынок.

Впрочем, кроме «ювелирной работы» с каждым конкретным абонентом наше государство решило обосновать и «оптовые» отключения доступа к Интернету и другим средствам коммуникации. Отключение отдельных соцсетей по вечерам стало уже привычным, но теперь все серьезно и законно: 25 октября правительство выпустило постановление ¹679 «О внесении изменений в постановление Правительства Республики Казахстан от 13 апреля 2005 года ¹347 «Об утверждении перечня центров управления связью государственных органов, во взаимодействии с которыми осуществляется управление сетями связи при чрезвычайных ситуациях природного и техногенного характера». В нем утверждается перечень «государственных органов, которые во взаимодействии с уполномоченным органом имеют право на приоритетное использование, а также приостановление деятельности сетей и средств связи, за исключением правительственной и президентской связи, сетей и средств связи экстренных служб при угрозе или возникновении чрезвычайной ситуации социального, природного и техногенного характера, а также введении чрезвычайного положения». Таковых теперь всего 4: Генпрокуратура, КНБ, МВД и Минобороны.

Естественно, соцсети и журналисты опять отреагировали в отрицательном ключе. Не потому, что это что-то новое, нет. Полный блэкаут связи у нас уже был, например, в Актюбинской области, когда там ловили террористов, напавших на военную часть. Власти страны, конечно, опять же постарались смягчить горькую пилюлю руками министра информации Даурена Абаева, написавшего в своем аккаунте в социальной сети: «Это постановление не дает никаких новых полномочий государству. Все они действуют с 2004 года. Документ регламентирует полномочия госорганов по коммуникационной работе в условиях ЧС, что является общепринятой мировой практикой. И это постановление не про «блокировку Интернета и социальных сетей». Любые разговоры на эту тему - спекуляция». Также министр делает акцент на том, что список ведомств, которые могут вмешаться в работу связи, наоборот, уменьшился с 22 до 4, а также на том, что они получают право «приоритетного использования сетей и средств связи» с целью информирования населения.

О чем министр не стал говорить, так это о том, что указанные ведомства не только «имеют право на приоритетное использование», но также и на «приостановление деятельности сетей и средств связи». Не стал г-н министр особенно распространяться и по поводу того, почему в старом - отмененном - документе ведомства могли отключать Интернет при возникновении чрезвычайной ситуации только «природного и техногенного характера», а в новом постановлении говорится и о ЧС «социального» характера. Более того, если раньше речь шла о фактически объявленном режиме чрезвычайной ситуации, то в новом указывается, что ограничение на все средства связи, кроме правительственных, могут быть включены уже при «угрозе» ее возникновения.

Дефиниция термина «чрезвычайная ситуация социального характера» содержится в Законе РК «О чрезвычайном положении», последний раз измененном в июне 2017 года. Там говорится так: «чрезвычайная ситуация социального характера - чрезвычайная ситуация, обусловленная возникновением на определенной территории противоречий и конфликтов в сфере социальных отношений, которые могут повлечь или повлекли за собой человеческие жертвы, причинение вреда здоровью, значительный имущественный ущерб или нарушения условий жизнедеятельности населения». Под «социальными отношениями» можно понимать достаточно широкий спектр взаимодействий между гражданами страны.

В учебных материалах Казахстана спектр определений - это понятие весьма и весьма неопределенное: от «любых взаимодействий людей, возникающих в общественной жизни», до «взаимодействия людей, которые выходят за рамки экономических, политических и духовно-культурных отношений, существуют наряду с ними и относительно автономны от них».

Если же говорить не о юридических понятиях, а о практике, то очевидно, что ЧС социального характера в глазах государства - это некое массовое выступление недовольных граждан. По этой причине оно начало давать неожиданные разъяснения, касающиеся свободы собраний в стране. Как известно, у нас по закону для проведения митингов нужно обязательно получать разрешение у местных властей. Однако, благодаря запросу фонда «Эдiл соз» в Верховный суд, оказалось, что теперь не только нельзя собираться без разрешения, но и нельзя нигде анонсировать свои планы до его получения(!). В постановлении ВС черным по белому указано: «о получении разрешения на проведение массового мероприятия его организатор, а также иные лица не вправе объявлять в СМИ, Интернете или иных информационных сетях о дате, месте и времени его проведения, изготавливать и распространять с этой целью листовки, плакаты и иные подобные материалы».

Впрочем, это еще не все. На этой же неделе государственные органы сумели трактовать законодательство таким образом, чтобы вовсе запретить гражданам страны, к примеру, требовать отставки чиновников (!). Об этом написал в своем аккаунте в Facebook известный правозащитник Сергей Дуванов, к которому попали документы с отказом в проведении одиночного пикета с требованием отставки правительства в Карагандинской области. Чиновники пришли к выводу, что такой шаг имеет целью нарушение законов РК, так как участие рядовых граждан в процедуре отставки правительства «не предусмотрено действующим законодательством».

Что в сухом остатке? Что любые публичные проявления недовольства теперь не только могут быть законодательно ограничены, но информационно полностью «заглушены». Это новость? Да вроде бы нет. Новость - это рост показателей страны в рейтингах Doing Business и человеческого развития от Всемирного банка. Это должно радовать, но почему-то не радует. Больше того, создается ощущение, что, чем легче и удобнее вести бизнес в Казахстане, тем меньше в стране становится предпринимателей. Прописанные нормы по скорости регистрации ТОО или подключения к услугам коммунальщиков могут вызывать восторг у международных экспертов, но местные представители МСБ больше обращают внимание на то, что, к примеру, превращение Алматы в «город удобный для пешеходов», буквально приговорило мелкий и средний бизнес - исчезли точки мелкой розничной торговли, цветочные, газетные киоски, а также парковки у кафешек и ресторанов. Мы даже не говорим, что реформы пенсионного законодательства, медицинской и налоговой сферы вызывают панику у миллионов «самозанятых» граждан. Стоит ли удивляться тому, что фотосалоны Алматы вдруг переполнились гражданами, желающими сделать себе «фотографию на грин-карту»? Как ни странно, но сообщать о таком наплыве взялись даже гиперлояльные информационные ресурсы. А ЕНПФ «вдруг» раскрывает цифры по количеству граждан, забравших свои накопления в связи с выездом на ПМЖ (таковых оказалось 16,781 человек за 9 месяцев 2018 года). Причем это уже явно не молодые казахстанцы, а люди среднего и пожилого возраста.Такое ощущение, что власти страны не только не против выезда из страны недовольных граждан, они его еще и пиарят. Казалось бы - нонсенс, но довольно логичный - чем больше недовольных уедет, тем меньше их останется в Казахстане, что, естественно, будет снижать и риски «социальных ЧС». Как сейчас говорят: win-win! Все в выигрыше.

 

 

You have no rights to post comments

Если Вам понравилась статья, то пожалуйста, поделитесь с друзьями в социальных сетях:

Яндекс.Метрика
http://www.kurs.kz/ - Курсы валют в обменных пунктах г. Алматы
  • BACK_TOP