Доступ в Архив



Для просмотра архивного материала необходимо зарегистрироваться
Сейчас 97 гостей онлайн

Счетчик просмотров


mod_vvisit_counterСегодня1647
mod_vvisit_counterВчера1776
mod_vvisit_counterНа этой НЕДЕЛЕ1647
mod_vvisit_counterВсего4694466

Президент поставил точку
№: 44(1309)   
07.12.2018 09:54

в дискуссии по детдомам

Владимир ИВАНОВ

ПРОШЕДШИЙ на прошлой неделе в Астане VIII Гражданский форум сыграл важную роль в истории страны не только благодаря презентации проекта Концепции развития гражданского общества на ближайшие годы («ДН» писала об этом в прошлом номере), но и потому, что на нем была, наконец, поставлена точка в длившейся годами дискуссии о судьбе детей-сирот в Казахстане. Точку эту поставил сам президент Назарбаев, поддержав позицию общественников, выступающих за замену оставшейся в наследство от СССР системы детских домов на систему патронатных (фостерных) семей, более облегченное усыновление и предупреждение сиротства через поддержку одиноких матерей, попавших в сложные обстоятельства. «Я считаю, что в Казахстане детских домов не должно быть», - заявил Нурсултан Назарбаев, поддержавший инициативы казахстанских предпринимателей и НПО по созданию негосударственного агентства по усыновлению сирот.

 

Детские дома - история

Система приютов для детей сирот возникала в разных странах, особенно после тяжелых социальных катаклизмов, а также трагических событий, вроде войн. В бывшем Советском Союзе система детских домов была сформирована в соответствии с идеей о государственной опеке над сиротами, в то время как в более патриархальное время царизма этот вопрос решался более широким спектром инструментов, в которых важную роль играли сельские общины, церковь и негосударственные структуры. Гиперцентрализация власти в коммунистическом государстве была также сопряжена с такими социальными кризисами, как последствия двух мировых войн, гражданской войны и сталинских массовых репрессий.

Советское правительство после возникновения каждого из этих факторов было вынуждено решать проблему детской беспризорности, масштабы которой современные исследователи определяют цифрой в 7 миллионов (!) беспризорников в 1922 году. В то же время в советских детских домах, по официальным данным, содержалось 540 тысяч несовершеннолетних. Решение проблемы беспризорничества производилось в значительной степени за счет системы карательных органов СССР – МВД и ОГПУ-НКВД, которые волей-неволей смешивали контингенты своих «подопечных», в частности из-за нехватки спецприемников и детских комнат милиции для беспризорников они часто помещались вместе с уголовниками. Они же были частыми спутниками беспризорников во время их бродяжничества, в результате чего сироты стали постоянным источником пополнения для «бойцов» уголовного мира, а в детских домах возникли полууголовные порядки в детской и подростковой среде.

Фактически, до 50-х годов прошлого века в систему детских домов одна за другой шли целые волны детей – сироты Первой мировой и Гражданской войны пополняли их до начала 30-х годов; дети репрессированных – до начала 40-х годов; сироты Второй мировой войны – до начала 50-х годов. Более-менее сытые десятилетия 60-80-х годов законсервировали систему, однако развал СССР вновь обострил проблемы сиротства, что отразилось на статистике. Так, в соседней России, по официальным данным, в 1990 году насчитывалось всего 564 детских дома (где содержались 113 тысяч сирот), однако в 2004 их количество возросло втрое – до 1,4 тысячи (с населением в 188 тысяч). Даже «жирные нефтяные» 2000-е не смогли решить проблему 748 тысяч детей-сирот (данные на 2007 год).

Статистику по Казахстану приводила известная общественница Аружан Саин, выступая в прошлом году на расширенном заседании «Культурный код «Самрук-Казына. Reinvention», она сообщила, что «в 2006 году, и тогда в детских домах воспитывалось 19 800 ребят», за прошедшие 11 лет население спецучреждений сократилось втрое – до 6100 сирот. «Мы фактически в три раза сократили количество воспитанников детских домов. Это работа не только нашего фонда, но и Домов мамы и НПО, которые также ставят цель, чтобы в Казахстане не было детских домов и чтобы дети воспитывались в семье, даже если они остались без попечения родителей», – заявила в своем выступлении Аружан Саин.

Однако, далеко не все поддерживали идею полной замены государственных детских домов патронатными семьями и другими общественными институтами в Казахстане.

Война за сирот

Аружан Саин в своем аккаунте в социальной сети Facebook пишет:

«Казахстан без сирот». С 2006 года наш проект подвергался изоляции, критике, откровенной клевете и дискредитации со стороны разных людей, винтиков системы, паразитирующей на детях. Нас обвиняли в том, что мы хотим закрыть детские дома и выкинуть детей на улицы, что мы хотим заграбастать здания и земли детских домов, перенаправить на себя потоки огромных государственных денег. Кулуарно в стенах министерств, ведомств, и в открытую в стенах парламента – «вы хотите забрать у государства функции по устройству детей в семьи, чтобы сделать на этом бизнес». Как бы признавая, что тот, у кого в руках функции и власть по определению детей в приемные семьи, могут делать на этом бизнес. А то, как трудно усыновить ребенка и что для этого зачастую нужно сделать, думаю, всем известно. Просто люди, которые столкнулись с вымогательством, не идут в полицию, в антикоррупционный комитет, так как уверены, что в системе круговая порука - опека, администрация детдомов, ювенальные суды и т.д.- человек боится, что ему вообще не отдадут ребенка никогда...

Мы с трудом меняли законы, правда, для этого каждый раз приходится встречаться с главой государства (!), еле добились открытого, государственного банка данных, спасибо, Маулен Ашимбаев. Но и сейчас к работе этого банка много претензий. А созданный нами банк данных местные органы, осуществляющие опеки, и администрации детских домов просто саботировали… Против нас организовывали информационные войны, обвиняли приемных родителей в корысти, жестокости, лишь бы дискредитировать идею, которая априори во всем человечестве принята за аксиому - ребенок должен жить в семье».

Она же отмечает, что именно появление неправительственных организаций, отдельных активистов-общественников, продвигавших этот вопрос, позволило преодолевать сопротивление бюрократической системы – «появились другие НПО, которые встали рядом, и кропотливо, сантиметр за сантиметром отвоевывали права детей на жизнь в семье, на нормальное, полноценное детство». Особую благодарность выражает Аружан проекту группы казахстанских бизнесменов: «Затем появился потрясающий проект Дом Мамы - Ана Yйi, где бизнесмены объединились и создали центры, куда могли прийти женщины, оставшиеся один на один с ребенком в кризисной ситуации, когда от них отвернулись родные и биологические отцы детей. Им дали кров, еду, заботу, помогали доучиться, овладеть новой профессией, и это совершило революцию - в систему госучреждений практически перестали поступать самые «продаваемые» дети - новорожденные, грудные малыши».

Общественница развеивает аргументы критиков, обвиняющих патронатные семьи в стремлении заработать на сиротах: «На содержание ребенка в детском доме выделяется порядка 200 000 тенге в месяц, и надо содержать эти детские дома, это еще деньги, а там еще есть имущество сирот, если, например, мама или родственники умерли и осталась квартира, а имущество порой просто растворялось. А есть еще пособия, перечисляемые детям на карты и многое другое. О хищениях и коррупции я писала неоднократно, и это не слова - это результаты проверок прокуратур. И как обидно читать то здесь, то там, что, мол, приемные родители забирают детей ради денег. Каких? Судите сами: Усыновители не получают ничего, кроме единоразового пособия по рождению ребенка. Опекуны - 10 МРП, аж 24000 тенге на ребенка, считается, что этих денег хватит на еду, одежду, канцтовары и прочее для ребенка. Патронатные воспитатели- зарплата 30-40 тыс тенге, независимо от количества детей, и по 10 МРП на ребенка. Так как насчет того, кто наживается???».

Подсчеты сделал и бизнесмен Айдын Рахимбаев, один из вдохновителей и основных спонсоров фонда «Ана Уйi». «…Немногие знают, что на каждого ребенка в Детском доме ежегодно выделяется квота из госбюджета в размере 1,9 млн тенге. А благодаря нашему проекту «Дом Мамы» за 5 лет более 3200 детей не попали в эти учреждения, не остались сиротами, а детдома недополучили финансирование на них. Например, на содержание даже половины спасенных нашим фондом детей потребовалось бы 51,3 млрд тенге за 18 лет, до их совершеннолетия. И эти средства были заложены в их бюджетах, а теперь их значительно урезали, - написал он в своем аккаунте в Facebook. - Почему такие большие затраты? Да потому что в Детских домах предусмотрено на каждого ребенка 2-3 взрослых сотрудника: няни, воспитатели, повара, охранники, дворники и различные специалисты и даже операторы стиральных машин, оказывается, есть. Например, в доме ребенка в Астане на 49 малышей приходится 150 сотрудников! А в детском доме Астаны на 90 детей – по штату предусмотрено 148 человек! Сейчас там сменили руководство, и ситуация наконец меняется к лучшему, при поддержке акима, НПО также не допускали, пока он лично не поехал туда и не дал распоряжение… И это без учета отделов и управлений в различных госструктурах для контроля над этими детскими домами. И таких детских домов и подобных учреждений более 100 по всему Казахстану! Огромный штат, все при делах. Но они заинтересованы в том, чтобы дети оставались там, не были усыновленными и работа есть. Конечно, для них просто ЭКОНОМИЧЕСКИ НЕВЫГОДНО, что если детей-сирот будет все меньше, значит финансирование будет уменьшаться. Это целая система, оставшаяся еще со времен Союза, при которой учитываются все, кроме интересов детей. А это влияние, ресурсы, большие возможности на разные дополнительные программы и гранты за счет бюджета, которые можно выбивать «на сирот»!».

Также он демонстрирует, что усыновление казахстанских сирот иностранцами несет огромные коррупционные риски: «Сегодня в Казахстане есть 17 (!) аккредитованных иностранных агентств по усыновлению. Однако несмотря на колоссальную работу по борьбе с сиротством, проведенной нашим фондом «Ана Уйi», второй год подряд нам отказывают в получении лицензии и официальной аккредитации на усыновление детей, а такие есть у всех иностранных агентств. Конечно, наш проект делает это бесплатно, за счет средств меценатов, но при этом испытываем множество организационных проблем (официальный доступ к базе данных детей, ускорение установления статуса для ребенка и так далее). Так вот, за каждого ребенка иностранное агентство берет от потенциального иностранного усыновителя за свои услуги от $20000 до $40 000. Именно такие суммы вы можете увидеть на сайтах зарубежных агентств, большая часть которых, как они пишут, уходит на благотворительность, помощь и услуги в детские дома. Это, конечно, отдельный вопрос, куда они уходят. А теперь помножим хотя бы 1000 детей по $20 000, это получается уже как минимум $20 млн. Эта система, которая продолжает функционировать в Казахстане за закрытыми процедурами детских домов. А наши НПО сейчас откровенно мешают им – только под нашим натиском была запущена республиканская база данных сирот, которая до сих пор саботируется руководителями многих детских домов. До сих пор нет достоверной и корректной информации. Наша работа сильно напрягает определенную группу людей… и они всячески пытаются осложнить работу НПО».

Из тех, кто противостоит этому, общественники и бизнесмены стараются никого не обозначать поименно. Однако как минимум один из этих людей сам вступил в открытый конфликт с НПО. В марте этого года Уполномоченный по правам детей в Казахстане Загипа Балиева выступила с жесткой критикой проектов гражданского сектора и в защиту существующей системы. «Ни в одном детдоме не должно быть никаких фондов, никаких неправительственных организаций, кроме коллектива детдома. Посещение, проверки должен согласовать попечительский совет, который мы сейчас создаем», – сказала Загипа Балиева на заседании республиканского совета директоров детских домов, обосновывая это тем, что визиты НПО мешают детям отдыхать и учиться. «Дома мамы» располагаются в двух-трехэтажных коттеджах, там живут 30 женщин с детьми, хотя площадь жилья рассчитана на десять человек. Не соблюдаются санитарные стандарты, на весь коттедж всего две ванны. Нет пожарных выходов», – сообщила детский омбудсмен, по мнению которой, в государственных детдомах есть условия для проживания мам с детьми, а также существуют группы «Надежда», куда детей можно отдать временно. Впрочем, буквально через два месяца президент Нурсултан Назарбаев подписал распоряжение об освобождении Загипы Балиевой от должности Уполномоченного по правам детей.

Комментируя слова Балиевой, Айдын Рахимбаев отметил: «Мы видим, что казахстанские НПО и, в частности, фонд «Ана Уйi» становится серьезной проблемой для устаревшей системы детских домов! И вот госпожа Балиева открыто потребовала запретить посещать детские дома якобы чтобы не беспокоить детей, в то же время настаивает на проверке наших домов мамы, в которых тоже находятся дети с мамами». Свое видение конфликта он осветил в своем Facebook-аккаунте: «И еще давайте понимать, что неправительственные организации (НПО) – это казахстанские благотворительные фонды, такие как ОФ «Добровольное Общество Милосердие», Клуб Приемных Родителей, ОФ «Ана Уйi» и другие, которые задействуют частные средства на помощь сиротам и тяжело больным детям. Приглашаем за свой счет зарубежных экспертов и боремся за то, чтобы наконец закрыть детские дома, как это делается во всех цивилизованных странах. А существующая система детских домов – это пережитки казенной советской системы, которая не просто обосновывает и потребляет госбюджет, а, что самое страшное, калечит судьбы детей, становящихся заложниками системы, которая под всякими предлогами не хочет выпускать их из-под своего влияния. Страшно, что пока определенные персоны затягивают процессы, дети-сироты элементарно не доедают годами и терпят ужасные вещи за закрытыми дверями... Там есть очень добрые люди, но им так сложно в этой системе. Есть отдельные директора детдомов, которые пытаются менять систему, но это скорее исключение... и мы им благодарны. Последние два года мы очень тесно и плодотворно работаем с Министерством образования и Комитетом по охране прав детей по данному вопросу, многие наши инициативы нашли понимание и поддержку и сейчас находятся в работе. Но это тоже не всем нравится. Главным предметом двухлетнего противостояния является желание благотворительных НПО закрыть детдома в принципе, а желание Балиевой не трогать детдома, развивать их и создание Министерства по защите детей, как она заявила неделей раньше. Теперь, наверное, для многих становится понятно, в чем, возможно, заключается истинная причина противостояния и громкие заявления госпожи Балиевой».

То, что гражданский сектор постепенно «перемогает» своих визави, видно и по статистике. Как сообщила пресс-служба МОН РК, «в соответствии с рекомендациями Комитета ООН по правам ребенка по недопущению роста количества детских домов и размещению в них детей в качестве крайней и временной меры, в Казахстане осуществлен ряд мер по профилактике социального сиротства и деинституционализации детских домов». Существует также поручение президента Назарбаева о том, что «приоритетными направлениями в сфере защиты прав детей-сирот является формирование правовых механизмов по расширению практики семейных форм устройства». Как следствие, снижается количество сирот в детских домах, а также само количество специализированных учреждений: «…За период с 2009 - 2017 гг. количество воспитанников детских домов сократилось на 60% - с 15 116 человек до 6223. При этом сеть детдомов сократилась с 213 до 137, т.е. на 35%. Из них 49 - работают по типу семьи. С начала 2017 года созданы 22 приемные семьи, законодательно закреплены и материально стимулируются государством все 4 формы семейного устройства – усыновление, патронат, опека, приемная семья».

В прошлом году был, наконец, запущен Республиканский банк детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, через который в том же году были усыновлены 394 ребенка, 2437 – переданы под опеку, 219 – на патронатное воспитание. Таким образом, по данным МОН, из примерно 5 млн детей, проживающих в Казахстане, сиротами или оставшиеся без попечения родителей являются 26 тысяч детей, 78% которых (20 375) уже находятся под опекой, попечительством, на патронатном воспитании в семьях казахстанских граждан. В специальных учреждениях на середину 2018 года оставалось 5631 человек, или 21% от числа сирот.

Победа на Форуме

В этой ситуации VIII Гражданский форум можно считать закреплением победы гражданского сектора – благотворителей, общественников, активистов. Выступая на нем, бизнесмен Айдын Рахимбаев обратился напрямую к главе государства. «Более пяти лет назад мы с группой бизнесменов начали реализацию проекта «Дом Мамы», который стал поддерживать матерей, оказавшихся в сложной ситуации, чтобы сирот стало меньше. И это сработало! Тогда, в начале этого проекта, Вы, Нурсултан Абишевич, лично поддержали «Дом Мамы» и дали ему определенный статус. И проект заработал в полную силу», — сказал Айдын Рахимбаев, сообщив, что на настоящий момент в 19 городах страны открыты 25 домов Мамы.

«Благодаря нашему проекту уже 3600 молодых женщин, попавших в трудную жизненную ситуацию, не бросили своих младенцев, а смогли сохранить свою маленькую семью, поэтому количество отказов от детей сократилось на 70%. И как результат – за последние годы количество детей в детских домах сократилось вдвое: с 11 000 – до 5200. И это огромное совместное достижение! Мы немало сделали и можем намного больше, но нам еще раз нужна Ваша поддержка, Нурсултан Абишевич. Во-первых, просим Вашего согласия по созданию негосударственного национального агентства по усыновлению на базе нашего проекта «Дом мамы» и, во-вторых, начать реформу системы детских домов с целью скорейшего сокращения сирот в детских домах. Такая система существует во всех развитых странах. К сожалению, в детских домах, существующих с советских времен, сохранились старые методы работы с сиротами, которые мешают этим детям стать частью общества и в детстве, и став взрослыми», — объяснил Рахимбаев.

Также бизнесмен попросил поддержки Назарбаева в вопросе помощи усыновителям: «Для этого мы создали проект «Центр поддержки усыновления», потому что ребенок должен расти в семье. За 2 года в наш фонд обратились более 5000 человек, обучение в школах приемных родителей прошли более 1000 человек, и более 800 детей были усыновлены. Но сегодня уже назрела необходимость создания казахстанского негосударственного агентства по усыновлению. Вы удивитесь, но сейчас в Казахстане работают 12 аккредитованных иностранных агентств, которые ведут подбор детей для усыновления иностранцами, и нет ни одного казахстанского агентства. Два года мы пытаемся решить эту проблему, но безрезультатно. Иностранцы имеют у нас лицензию и юридический статус, а мы, граждане Казахстана, не имеем на это права».

«Нурсултан Абишевич, просим Вашего согласия на создание негосударственного Национального агентства по усыновлению на базе «Дома Мамы» и реформы системы детских домов… Никаких денег не нужно от государства, на свои средства все сделаем. Все, что нам нужно для этого, - чтобы Вы сейчас, как и в прошлый раз, поддержали эту программу. План реализации проекта уже передан ответственным лицам», - заявил Айдын Рахимбаев. В ответ президент поручил министерству, своей администрации и правительству «специально собрать и обратить внимание всех деловых людей с деньгами на необходимость помогать неправительственному сектору в подобной работе». «Многие бизнесмены занимаются благотворительностью, помощью, это очень меня волнует. Я считаю, что в Казахстане детских домов не должно быть. А как не должно быть - вот он (председатель совета директоров BI Group Айдын Рахимбаев) показывает. Наши дети уезжают за границу, остаются там, это не дело. Это разве допустимо? Люди, которые имеют возможность воспитать детей, должны из детского дома брать детей», - сказал Нурсултан Назарбаев на VIII Гражданском форуме.

Комментируя прошедший форум, общественница Аружан Саин не скрывала своей радости: «Я верю, что этот очередной шаг - это огромная надежда в достижении цели - Казахстан без сирот!.. Спасибо ВСЕМ, кто поддерживает, помогает детям, приемным семьям, спасибо всем работникам системы, кто делает все возможное, чтобы дети нашли семью. А такие люди есть!!! А те, кто противодействует, пусть услышат президента и смирятся, что эта система будет трансформирована, и НПО, бизнес Казахстана будут работать и помогать детям. Пусть все получится!». Ее позиция по поводу устаревшей системы детских домов в Казахстане предельно четкая: «А детские дома нужно закрыть! Ребенок, особенно в самой стрессовой ситуации, оставшись без мамы, папы, без заботы близких, нуждается в очень большой индивидуальной помощи! Не в казенных стенах, где таких детей десятки, где «мамы» это воспитатели - сутки через трое! А в семье!!!».

Одним из мерил гуманности, ответственности и развитости общества является его отношение к тем, кто сам не в состоянии защитить себя, к инвалидам, к старикам, к сиротам. Тот факт, что гражданский сектор сумел добиться своего, несмотря на противодействие бюрократической системы, показывает, что от своего становления гражданское общество в Казахстане перешло к уверенному и быстрому развитию. Важную роль арбитра, а также площадки для диалога власти и общества сыграли лично президент Казахстана и прошедший Гражданский форум.

 

You have no rights to post comments

Если Вам понравилась статья, то пожалуйста, поделитесь с друзьями в социальных сетях:

Яндекс.Метрика
http://www.kurs.kz/ - Курсы валют в обменных пунктах г. Алматы
  • BACK_TOP