Доступ в Архив



Для просмотра архивного материала необходимо зарегистрироваться
Сейчас 108 гостей онлайн

Счетчик просмотров


mod_vvisit_counterСегодня1641
mod_vvisit_counterВчера1645
mod_vvisit_counterНа этой НЕДЕЛЕ9956
mod_vvisit_counterВсего5061216

Завуалированный месседж,
№: 04(1315)   
08.02.2019 10:06

или Смысл одного конституционного запроса

«Мы, народ Казахстана, объединенный общей исторической судьбой, созидая государственность на исконной казахской земле, сознавая себя миролюбивым гражданским обществом, приверженным идеалам свободы, равенства и согласия, желая занять достойное место в мировом сообществе, осознавая свою высокую ответственность перед нынешним и будущими поколениями, исходя из своего суверенного права, принимаем настоящую Конституцию».

Конституция Республики Казахстан

НЕОЖИДАННОЕ обращение президента Назарбаева в Конституционный совет по поводу трактовки положений относительно прекращения полномочий главы государства закономерно вызвало нездоровый ажиотаж у населения и экспертов. Чтобы сбить его, лидеру нации пришлось сделать специальное обращение на следующий день, чтобы опровергнуть слухи о подготовке к досрочным выборам. Вроде бы все, тема закрыта. Единственное, что совсем непонятно: «А зачем все это было вообще?». В сфере, где нет случайностей, но есть «месседжи», события этой недели обретают смысл лишь в сфере наднациональной, геополитической. Если понимать этот политический сигнал на данном уровне, он действительно обретает определенный смысл.

 

Итак, что мы увидели вначале? Сайт Конституционного совета сообщил, что «Конституционным советом республики 4 февраля 2019 года принято к производству обращение президента Республики Казахстан Н.А. Назарбаева об официальном толковании пункта 3 статьи 42 Конституции Республики Казахстан». В результате чего была «начата работа по подготовке материалов к заседанию Конституционного совета, на котором указанное обращение будет рассмотрено по существу». Что говорится в самом пункте 3? «Полномочия Президента Республики прекращаются с момента вступления в должность вновь избранного Президента Республики, а также в случае досрочного освобождения или отрешения Президента от должности либо его кончины. Все бывшие Президенты Республики, кроме отрешенных от должности, имеют звание экс-Президента Республики Казахстан».

На первый взгляд это выглядело как подготовка к досрочным выборам. С учетом того, что в Казахстане выборы вообще редко проводились в срок, такой вариант действительно казался самым логичным. Президент уточняет время прекращения полномочий, объявляет выборы, потом передает власть кому-либо другому. Ну, так, по крайней мере, показалось. В социальных сетях немедленно начали перебирания имен потенциальных преемников, прерываемое только привычной вечерней блокировкой Facebook и YouTube, которую замечают все, кроме властей страны. Впрочем, долго этот балаган не продлился.

Во вторник совершенно неожиданно президент Назарбаев выступил с опровержением слухов, что само по себе необычно. «Я хотел бы дать короткий ответ в связи с моим обращением в Конституционный совет. Это абсолютно рутинный вопрос государства. С 1995 года, с момента принятия Конституции, в Конституционный совет было 220 обращений. В том числе 22 моих президентских обращений. Это нормальный процесс, пробелы бывают в Законах. Конституционный совет специально создан, Закон о Конституционном совете дает такое право толковать пробелы, которые есть в Конституции, в законах. И это такой же рутинный случай. Например, мне задавали вопрос о том, что в Конституции не определено, в каких условиях по доброй своей воле может оставить этот пост, то есть уйти в отставку. Нет этого. Во всех конституциях мира это есть. В связи с этим такой вопрос мне задавали, я попросил Конституционный совет разъяснить это. Еще сейчас будет обращение. Например, в случае принудительной работы. По закону только уголовно осужденные могут направляться на принудительную работу, а те, которые получили административное взыскание, тех нельзя отправлять улицу подметать. Хотя это заменило бы ему лишение свободы. Ничего такого нет, и шуметь вокруг этого не надо», - заявил он.

Чтобы снять вопрос о возможности досрочных выборов окончательно, он сказал: «Конечно, всех интересует... Самый интересный вопрос - это выборы, транзит и так далее. Читайте Конституцию, читайте законы о Президенте. Там все четко расписано: когда выборы происходят, когда срок приходит. Да, у Президента, по Конституции, законам, есть право объявлять досрочные выборы. Но нам это не грозит. Давайте успокоимся, будем нормально работать».

Впрочем, сказать, что на этом были сняты абсолютно все вопросы, тоже не получается. Во-первых, президент никак не дал понять, будет ли он выставлять свою кандидатуру в 2020 году, хотя и, наверное, впервые употребил выражение «транзит», которое подразумевает, что когда-нибудь первого президента Казахстана сменит второй. Во-вторых, представить себе ситуацию, когда кто-то вынуждает главу государства прояснить, на «каких условиях по доброй своей воле (он) может оставить этот пост, то есть уйти в отставку», тоже как-то не получается. Ну, и если внимательно перечитать статью, по которой идет запрос, то там говорится не только про момент прекращения полномочий президента, но и про обстоятельства вроде «досрочного освобождения» или «отрешения президента от должности».

Кстати, слово «отрешение», как и его производные, упоминается в Конституции всего 5 раз и дважды – в указанном пункте статьи 42.

Кроме этого, Конституция страны использует этот термин в статьях 47 и 48. Первая рассматривает отрешение президента за государственную измену, которое может произвести парламент голосами не менее трех четвертей членов обоих палат «при наличии заключения Верховного Суда об обоснованности обвинения и заключения Конституционного Совета о соблюдении установленных конституционных процедур». Вторая говорит о порядке наследования власти «в случае досрочного освобождения или отрешения от власти» действующего главы государства.

Согласно действующему Уголовному кодексу Казахстана, под государственной изменой подразумеваются «умышленные деяния гражданина Республики Казахстан, выразившиеся в переходе на сторону врага во время вооруженного конфликта, а равно в шпионаже, выдаче государственных секретов иностранному государству, международной или иностранной организации либо их представителям, а равно в ином оказании им помощи в проведении деятельности, направленной против национальных интересов Республики Казахстан». В числе национальных интересов, согласно Закону «О национальной безопасности РК», указываются такие, как «незыблемость конституционного строя Республики Казахстан, в том числе независимости, унитарности и президентской формы правления, целостности, неприкосновенности государственной границы и неотчуждаемости территории страны».

Это все может быть очень сильно притянуто, но запрос президента в Конституционный совет не только говорит об откровенно второстепенном вопросе – моменте передач полномочий, но и напоминает о том, что любой, кто будет ставить под сомнение независимость Казахстана, неприкосновенность границ и неотчуждаемость нашей территории, может быть отстранен, будь он даже глава государства. К чему может быть такой «месседж»? Дело в том, что в соседних России и Беларуси, по слухам, все жестче обсуждается вопрос политической интеграции в рамках единого государства, договоренности о котором заключались еще в ельцинские времена. Некоторые российские обозреватели уверены, что Кремль оказывает жесткое давление на белорусского лидера с тем, чтобы одно государство было реально создано. Такой вариант мог бы позволить, во-первых, обнулись президентские сроки действующего хозяина Кремля, либо вывести его на уровень выше просто главы Российской Федерации, опять же обеспечив продление своего политического века. Кроме этого, такой шаг мог бы помочь усилить моральную поддержку властей избирателями, в сознании которых «холодильник» постепенно побеждает «телевизор». На присоединении Крыма, несмотря на объективное ухудшение экономики, Москва смогла достаточно устойчиво парировать западные санкции уже на протяжении скоро пяти лет. Есть, конечно, вариант с «собиранием земель» более скромного порядка – Приднестровья, Абхазии и Южной Осети – но здесь эффект будет совсем не тот. Если принять эти вещи, как правду, можно предположить, что Лукашенко – далеко не единственный партнер Москвы, который может ощущать подобное давление. И в этом плане напоминание от Астаны о том, что никакой президент Казахстана не может поступиться политическим суверенитетом страны, выглядит таким мягким восточным жестом, закрывающим обсуждение этой темы без шума и конфликта.

 

 

You have no rights to post comments

Если Вам понравилась статья, то пожалуйста, поделитесь с друзьями в социальных сетях:

  • BACK_TOP