Доступ в Архив



Для просмотра архивного материала необходимо зарегистрироваться
Сейчас 146 гостей онлайн

Счетчик просмотров


mod_vvisit_counterСегодня668
mod_vvisit_counterВчера1845
mod_vvisit_counterНа этой НЕДЕЛЕ2513
mod_vvisit_counterВсего5118529

Нур-Султан выбрал соседа:
№: 19(1330)   
07.06.2019 09:23

Беженке из Китая Сайрагуль Сауытбай пришлось уехать в Швецию

«Жакынынды жат етсен, жатка кулкі боларсын»

(Если сторониться своих – станешь посмешищем

для чужих).

Казахская поговорка

ЗНАКОВОЕ событие этой недели для Казахстана прошло очень тихо и быстро. Две женщины крепко обнялись и расплакались в аэропорту, после чего одна из них с мужем и детьми села в самолет и улетела. Вторая женщина вскоре после этого написала в своем аккаунте в Facebook: «Прощай, Сайрагуль! Счастливого пути! Женского счастья! Пусть твоя жизнь наладится пусть и не в стране твоих предков, но в одной из самых развитых стран мира! Помни, что ты НАСТОЯЩАЯ КАЗАХСКАЯ ЖЕНЩИНА, несмотря на то, что к тебе так отнеслись некоторые чиновники!!!». Так закончилась (по крайней мере, в Казахстане) эпопея Сайрагуль Саутыбай, о которой подробно сообщала на своих страницах и «ДН». Китайская казашка, разлученная с семьей (муж и дети получили казахстанское гражданство несколько лет назад, а ей, как государственному служащему, запретили покидать КНР), живой свидетель кампании жестоких репрессий против мусульман Синьцзян-Уйгурского автономного района (СУАР), она по чужим документам бежала в Казахстан и просила здесь убежище. Благодаря вмешательству общественности, части казахстанских и иностранных медиа, ее дело получило огласку, и Сайрагуль не была втихую выслана в Китай, где ее ждала самая строгая кара «за разглашение государственной тайны», которой является то, что на самом деле представляет собой система «лагерей политического перевоспитания». За незаконное пересечение границы казахстанская Фемида присудила Сауытбай условное наказание, чему она сама была несказанно рада (беженка была готова отбывать реальный срок, но просила, чтобы это была казахстанская колония), однако Нур-Султан, видимо, решил не нервировать соседей, и в убежище Сайрагуль было отказано. Его казашке предоставила далекая Швеция, где недавно стартовала программа по предоставлению политического убежища жертвам китайских репрессий против мусульман СУАР КНР. Для казахов-репатриантов, как и для остальных граждан страны, происшедшее - это маркер приоритетов государства в политике: власти страны не будут ссориться с другими странами из-за простых людей. Проблема тут в том, что такое отношение может сорвать планы по стимулированию миграции казахов и общей работе Нур-Султана с нашими диаспорами и ирридентой.

Вторая женщина, которая осталась в Казахстане, - это адвокат Айман Умарова, которая представляла интересы Сайрагуль Сауытбай в казахстанских судах после того, как ее предшественник Абзал Куспан вышел из дела. Для нее тема казахов-репатриантов не исчерпывается только этим, есть еще защита Серикжана Биляша, лидера активистов общества «Атажурт», которое собирает и озвучивает материалы по преследованию казахов в Китае. Несколько месяцев назад против него было возбуждено уголовное дело якобы за сеяние межэтнической или межрелигиозной вражды, на основании его эмоциональных призывов освещать события в СУАР как можно активнее. Но если Сайрагуль уже выехала из Казахстана и ей ничего не грозит, то Серикжан остается под домашним арестом в Нур-Султане, где у него нет своего жилища, а суды раз за разом продлевают меру пресечения. Для него все еще впереди. Как и для Айман Умаровой, во дворе дома которой на этой же неделе была жестоко убита – отравлена - ее собака, чье тело с набитой песком пастью она считает «предупреждением» себе. Адвокат обещает не прекращать свою работу, и под ее прямыми эфирами в Facebook цветут сотни лайков. 

Однако выезд Сайрагуль Сауытбай, который многие посчитали идеальным решением для нее самой с точки зрения безопасности и гласности, все же оставил гнетущее впечатление. Большинство переживавших за нее соотечественников согласны, что давать убежище казашке должен был сам Казахстан, а если все, что родная власть смогла сделать – это не чинить препятствия к выезду в Швецию, то это очень многое говорит о степени влияния нашего восточного соседа на принятие решений внутри страны. Китайские дипломаты отрицают, что Сайрагуль ждет наказание в КНР, как и то, что «образовательные центры» в СУАР – это не концлагеря по промывке мозгов, а весь регион плотно погружен в сети цифрового контроля, подчинившего жизнь местных жителей хуже, чем самые кошмарные представления Джорджа Оруэлла, автора книги «1984». Выступая в некоторых русскоязычных СМИ Казахстана, представители восточного соседа не удержались от попыток испортить репутацию Сауытбай, намекая, что она могла бежать, чтобы не оплачивать кредит. Власти Китая даже свозили несколько раз иностранных журналистов и дипломатов в некоторые (выбранные ими самими, в удобное себе время) из «образовательных центров», где глазам гостей предстала лубочная картинка умиления и заботы правительства о неразумных гражданах. Но мы-то знаем, что даже жуткие ГУЛАГовские концлагеря можно было «отполировать» так, что залюбуешься.

Вспомните хотя бы очерк «Соловки» Максима Горького, написанный после посещения одноименного лагеря, где красный русский классик, для жизни предпочитавший, правда, капиталистический Капри, рисует лагерь особого назначения в мажорных тонах.

Тем более что у нас есть сотни и сотни подтверждений тому, что в лагерях творится беззаконие, нарушаются права человека, вытравливается национально-религиозное сознание наших соплеменников казахской, дунганской и уйгурской национальности. Масштабы репрессий оглашались в ООН, где говорилось уже не о сотнях тысячах, а о миллионах узников. Западная печать публикует множество историй из лагерей, попасть в которые проще простого, а покинуть – огромная удача. Это удалось нескольким гражданам Казахстана, еще о том, чтобы были выпущены несколько тысяч казахов, вроде бы договорились наш и китайский МИДы, но пока неясно, вернулись ли эти люди в свои семьи. Десятки свидетельств жертв лагерей опубликовали в социальных сетях уйгурские организации, но им не к кому апеллировать – своего национального государства у них нет. Казахи же обращаются к Нур-Султану, и сотни их обращений документировал именно «Атажурт», благодаря активности которого стало известно и о деле Сайрагуль Сауытбай. Будучи директором образовательного учреждения, она была ответственна за присылку в лагеря преподавателей китайского языка, который заключенных там насильно заставляют изучать. Ее свидетельства – это данные изнутри системы лагерей, оттого они столь важны. Оттого столь неприятны Пекину, из-за чего за время нахождения в Казахстане она в основном сохраняла молчание, надеясь, что в обмен она получит убежище.

Но не случилось. Нур-Султан, столь часто обращавшийся за китайскими кредитами в последнее время, решил, что в Казахстане казашка Сайрагуль не нужна. Благодаря усилиям Айман Умаровой теперь ее приютила Швеция, где она с семьей может подать на убежище вновь. О выезде за пределы страны думают и другие репатрианты, которые получили зримое доказательство того, что межгосударственные отношения Нур-Султан ценит выше, чем обязательства перед своими гражданами и гуманность. Автору этих строк известны наши граждане, тихо покинувшие Казахстан и перебравшиеся в другие страны еще до отъезда Сайрагуль. Теперь же можно быть уверенным, что их станет больше. Мы, наверное, никогда не получим статистики, сколько людей теперь решит покидать родину, больше не надеясь на заботу и защиту государства, но достаточно очевидно, что таковые будут и будет их немало.

По иронии судьбы, именно на этой неделе стало известно об обсуждении законопроекта, предусматривающего введение так называемой «карты казаха» по образцу «карты поляков» и других международных документов, с помощью которых разные страны документируют свои отношения с представителями своих национальных диаспор. Говорится, что такой документ даст обладателю право на долгосрочную визу в Казахстан, право работать на территории РК, заниматься предпринимательской деятельностью, учиться и даже получать финансовую помощь. Советник министра общественного развития Айдос Сарым прокомментировал эту тему в том смысле, что она позволит нашей стране более эффективно бороться за человеческий капитал, человеческие ресурсы. Дополним, речь идет не только о профессиональных кадрах, нашей стране банально не хватает населения для того, чтобы полноценно осваивать огромную территорию, которую нам оставили предки. Особенно с учетом новой волны выезда из страны. Но будет ли «карта казаха» эффективна на фоне того, как Родина обошлась с Сайрагуль Сауытбай? Народ судит не по словам, а по делам, и здесь Нур-Султану сложно будет доказать нашим соплеменникам, что их интересы будут полноценно защищены на исторической родине.

п

 

You have no rights to post comments

Если Вам понравилась статья, то пожалуйста, поделитесь с друзьями в социальных сетях:

  • BACK_TOP