Неудобная тема для Нур-Султана
№: 24(1335)   
11.07.2019 20:37

Дело против защитника китайских казахов продолжается

«Кто они нам ­ 3 миллиона казахов в Китае? Это те же самые найманы и кереи, суаны и албаны, жалайыры и коныраты, кыпшаки и алшыны. И мы никак не делимся на казахов Казахстана, Китая, России, Монголии. Мы все единый народ ­ казахи».

Серикжан Биляш

КТО-ТО из мидовцев, кажется, рассказывал, что предметом гордости нынешнего президента Казахстана Касым-Жомарта Токаева, в бытность министром иностранных дел, был тот факт, что он был единственным в мире главой МИД, кроме собственно китайского, который говорил на китайском языке. По иронии судьбы, в качестве главы государства Касым-Жомарт Кемелевич унаследовал крайне неудобную тему во взаимоотношениях именно с Пекином - судьбы китайских тюрков, подвергающихся преследованиям в СУАР КНР. Серикжан Биляш, один из наиболее ярких защитников китайских казахов, который собирал информацию о разлученных семьях, о посаженных в «образовательные лагеря» для промывки мозгов, по-прежнему находится под домашним арестом в Нур-Султане (где дома у него, кстати, нет); он подозревается в возбуждении розни (статья 174 УК РК). Благодаря возглавляемому им неформальному объединению (которое власти страны отказываются официально зарегистрировать) «Атажурт» мир узнал о массовых репрессиях в Синцзяне, а также увидел их живых свидетелей и жертв. На этой неделе суд в Нур-Султане вновь продлил срок домашнего ареста общественного деятеля, который воспользовался возможностью получить трибуну и заявил о своей готовности продолжать отстаивать интересы казахов в соседней с нами стране, на языке которой так хорошо говорит наш президент…

О деле против Серикжана Биляша (варианты - Билаша, Бияша) «ДН» уже писала ранее, как и рассказывала о выехавшей в итоге в Швецию казашке из Китая Сайрагуль Сауытбай. В статье от 15 марта под заголовком «Астана завела дело на защитника китайских казахов» мы сообщали о задержании активиста в Алматы, после чего его перевезли в тогда еще Астану и посадили под домашний арест на съемной квартире, куда к нему постоянно наведываются люди, явно не относящиеся к Министерству внутренних дел. Насколько можно было понять, основная претензия к Серикжану - слова о «джихаде», который необходимо вести в случае с репрессиями против мусульман в СУАР КНР. Если следствие трактует это как «Возбуждение социальной, национальной, родовой, расовой, сословной или религиозной розни» против этнических китайцев, то его сторонники уверены, что речь идет «приложении усилий» (именно так это слово переводится с арабского) для донесения информации о ситуации с репрессиями в Восточном Туркестане до мировой общественности.

Об этом г-н Биляш говорил и в выступлении в суде, отрывки которого появились в социальных сетях. ««Именно мы донесли до мирового сообщества факты о концентрационных лагерях в Китае. Из всех представленных миру фактов и свидетельств 90% предоставили мы. Именно мы - казахи - собрали и зафиксировали все заявления и свидетельские показания пострадавших и свидетелей. Именно после наших обращений ООН, Европарламент, Госдеп США и правозащитные организации начали жестко действовать в отношении Китая. После наших свидетельств мировые СМИ подняли сильный резонанс. Мы первыми обратили внимание мирового сообщества ко всем этим преступлениям, именно мы заставили Китай признать наличие лагерей», - подчеркнул он.

О том, насколько серьезно отнеслись к такой информации в мире, можно судить хотя бы по тому, что на этой неделе, по информации британской газеты TheGuardian, дипломаты 22 стран, в числе которых Австралия, Германия, Япония и Великобритания, направили в Совет Безопасности ООН открытое коллективное письмо, с тем чтобы поднять тему преследования синцзянских мусульман на самом высоком уровне и призвать Пекин прекратить массовые репрессии против национальных и религиозных меньшинств. Также они попросили предоставить свободный доступ иностранным независимым наблюдателям к так называемым «центрам политического перевоспитания», где, по данным, оглашенным международными правозащитниками в ООН, может находиться до миллиона человек. Кроме взрослых уйгуров, казахов, дунган и кыргызов (а также других менее крупных этнических групп) страдают и дети, разлученные с родителями. Их, по данным правозащитников, отправляют в интернаты, где также проводится промывание мозгов и насильно прививается лояльность к китайскому государственному строю.

Есть факты и пострашнее: некоторые исследования позволяют утверждать о том, что в Китае массово используют органы осужденных (в том числе и на бессрочное пребывание в лагерях) в качестве донорских для пересадок без их согласия, таким образом подвергая их мучительной смертной казни или необратимому ущербу для здоровья. Об этом же говорил и Биляш: «В этих концентрационных лагерях не только незаконно используют труд, но проводят пытки людей… Все мы знаем, что почки казахов продают за 260 тысяч долларов, печень за 320 тысяч долларов, 5 долларов за каждый кв. см человеческой кожи».

После того, как в отставку ушел президент Назарбаев, а затем прошли выборы нового главы государства, тема преследования защитника китайских казахов несколько сдвинулась на задний план, но электоральные страсти уже улеглись, а уголовное дело никуда не делось. Более того, на фоне скандалов, которые сопровождали подсчет голосов, и последовавших митингов протеста мы видим, что Касым-Жомарт Токаев не имеет той поддержки избирателей, какая была у его предшественника, ему приходится признавать падение уровня жизни казахстанцев, искать какие-то новые способы искусственного увеличение своей социальной базы. Не зря после этого новые выступления последовали в режиме нон-стоп - в Шымкенте после арысской трагедии, затем - на Тенгизе. Оралманы из Китая в Казахстане - также довольно сплоченная социальная группа, еще более сцементированная горем из-за репрессий в СУАР, также может начать более активно бороться за свободу одного из своих неформальных лидеров.

«Если ты, видя это все, сегодня промолчишь, то завтра то же самое коснется твоих потомков. Китай в своих учебниках прописал все земли до Балхаша своими. И он завтра придет в Казахстан. И тогда будет поздно. И только за это меня судят, - заявил Серикжан Биляш на суде. - Я не боюсь огромного Китая. Ни о чем не жалею. Я знал, что меня осудят. Меня неоднократно предупреждали. На меня было покушение. Было оказано давление на моих близких. И сейчас продолжается. Но я не брошу этих 3 миллиона казахов, которые нуждаются в нас… Мне обидно, что судят меня в независимом Казахстане свои же… Я ни о чем не жалею. Я никого не боюсь. Я - казах». Судя по этим словам, активист понимает, что может рассчитывать на серьезную поддержку общественности, и насколько теперь власти страны уязвимы перед угрозой массового протеста.

Эта ситуация, без сомнения, не может не беспокоить Нур-Султан. Политическое руководство страны оказалось меж двух огней. С одной стороны, естественно, что оно не хочет злить своего крупного политического партнера, соседа и щедрого инвестора. С другой - игнорировать вопиющую ситуацию со своим народом тоже нельзя, особенно на фоне итак падающей популярности власти, что было доказано на последних президентских выборах. В деле Сайрагуль Сауытбай Нур-Султан выбрал позицию не делать ничего - ей не было дано политическое убежище, но ее не посадили за незаконное пересечение границы и не заблокировали выезд в Швецию, где китайская казашка нашла защиту. Однако в случае с Серикжаном Биляшем этот вариант не сработает, ведь его обвиняют в достаточно тяжелом преступлении, наказание за которое предусматривает заключение от пяти до десяти лет. Для Нур-Султана было бы идеальным, если Биляш признает вину, однако это может поставить под сомнение все его усилия по защите казахов в Китае, что он, как мы видим из его речи на суде, также прекрасно понимает. И идти на это он явно не согласен.

В сложившейся ситуации власти страны оказались в довольно сложном положении. Если они доведут Серикжана Биляша до суда, то на него, как это было в случае с Сайрагуль Сауытбай, опять приедут десятки журналистов мировых изданий, и такой суд немедленно попадет во все мировые новостные ленты, выставив Нур-Султан в крайне невыгодном свете. Ведь даже Пекин вынужден был признать, что «лагеря перевоспитания» на самом деле существуют (поначалу он отрицал их наличие вообще), а международное общественное мнение получает все больше и больше свидетельств о том, что на самом деле происходит в СУАР КНР. Отпустить же активиста до суда или через оправдательный приговор тоже неудобно: это будет потерей лица для правоохранительных органов и прокуратуры, которые новые власти вроде как усиленно реформируют. Не говоря уже о том, как воспримут такой вариант исхода этого дела в Пекине. Теперь это явно будет головной болью для, наверное, единственного главы государства в мире, кроме председателя КНР, который говорит на китайском языке.

 

You have no rights to post comments

Если Вам понравилась статья, то пожалуйста, поделитесь с друзьями в социальных сетях:

  • BACK_TOP