Доступ в Архив



Для просмотра архивного материала необходимо зарегистрироваться
Сейчас 96 гостей онлайн

Счетчик просмотров


mod_vvisit_counterСегодня2060
mod_vvisit_counterВчера2202
mod_vvisit_counterНа этой НЕДЕЛЕ8351
mod_vvisit_counterВсего5341415

Либерализации не будет?
№: 26(1337)   
25.07.2019 19:49

Признаков пока нет

«..Человек уезжает в другую страну не для того, чтобы стать кем­то другим, а для того, чтобы стать собой.

Стать тем, кем не мог быть у себя на родине.

Тем, кем всегда хотел».

Тони Парсонс, британский публицист

НЕКОТОРОЕ время назад мы взяли на себя смелость порассуждать о том, чего казахстанцы ожидают от президента Токаева в первую очередь. В этом списке были наиболее заметные «болячки», вроде частой блокировки соцсетей и мессенджеров, всеобщее декларирование доходов (выяснилось, что к нему не готово само государство), остановка бегства населения из страны ну, и политическая либерализация. Касым-Жомарт Кемелевич находится у власти уже больше обычно рассматриваемых, как первый срок для подведения итогов, 100 дней. Он прошел через сложные президентские выборы, через техногенную катастрофу и вспышки народного недовольства, выражавшиеся в массовых акциях протеста и избиении иностранных рабочих. Что же из списка ожиданий сбылось, а что - нет? Давайте попробуем проанализировать первые четыре месяца президента Токаева.

Заканчивая тот материал, мы написали: «именно от дипломата с широкими горизонтами, с опытом работы в Организации объединенных наций, с пониманием истории и современности мы вправе ожидать каких-то кардинальных шагов как минимум в этих, просто первых пришедших в голову (хотя скорее не выходивших из нее), актуальных вопросах. На самом деле проблем много больше, и даже простое перечисление их выведет нас далеко за рамки газетного формата - тут и перевооружение экономики (мы так не перестали быть сырьевым придатком), и экология (буквально на днях это показал пожар в Мангистау и катастрофа в Орале с рыбой), и финансы (которые так и не оздоровились даже после вылитых на них миллиардов госпомощи), и наука с образованием, и усталость инфраструктуры, и прочая и прочая. Но, если сегодня Касым-Жомарт Кемелевич найдет в себе силы и волю для решения хотя бы вопроса политической либерализации, все остальное можно будет решить по ходу дела, ведь проблемы уже не будут спрятаны, а люди будут верить в то, что решить их может - не один, так другой. Если новый президент сможет выполнить эту действительно историческую миссию, то завтра никто не будет вспоминать эти странные и поспешные переименования города и улиц, потому что г-н Токаев войдет в историю как лидер, сумевший добиться качественного развития страны».

То, что Касым-Жомарт Токаев решил не просто унаследовать власть, но и пройти через выборы, конечно, шаг положительный, хотя и весьма относительный. Почему? Во-первых, потому что реального конкурента на выборах он так и не получил, а тот, что взял на себя эту ношу, успел капитулировать при первых звуках окончания политического спектакля. Во-вторых, слишком краткий срок на агитацию и само проведение выборов без ряда шагов, вроде широкой политической амнистии, выглядели, как бой с тенью. Ну, и итоговые демонстрации, очень жестко разогнанные силами полиции, тоже спровоцировали сомнения в том, что в Казахстане началась новая - более свободная - эра. Разрешение одного митинга протеста в Нур-Султане и Алматы сильно ситуацию не изменило. Для широких слоев населения он не стал площадкой для единения и формирования каких-то общих позиций. Наоборот, после выборов протестные настроения начали растекаться по группам, социальным стратам, а их лидеры уже не могут апеллировать ко всему обществу в целом. Если говорить о выборах в целом, как о положительном или отрицательном факторе, в вопросе, происходит ли в стране политическая либерализация, то ответ будет, скорее, негативным. Слишком многие, кто поверил в важность своего голоса, в одну ночь вновь и надолго разочаровались в институтах формальной демократии. Вместо получения кредита доверия, выборы вышли невнятной попыткой показать, что Токаев не просто преемник елбасы. Ожидать, что парламентские выборы смогут вновь всколыхнуть население, заставив его верить в связку законодательной и исполнительной власти, которая будет зависеть от своей способности отстаивать интересы широких слоев населения, будет, наверное, наивно. Да, вновь удалось сбить накал протестных настроений, расколоть несогласных, увести их в болтологию и взаимные дрязги, но это признак совсем не либерализации, а ее противоположности. И пессимизм по поводу НСОД (как и сама попытка создать орган дополнительной связи между властью и обществом) - это один из первейших признаков этого.

Второй момент мы имеем сегодня в виде фактического отказа в ожиданиях на широкую амнистию: Мухтара Джакишева власти из тюрьмы не выпустили. Это нивелировало эффект от смягчения приговоров и освобождения ряда других менее известных активистов. Вообще, вот эта двойственность уже, похоже, стала фирменным стилем начала срока Токаева.

Как, к примеру, были решены вопросы вокруг самых громких дел, связанных с преследованиями казахов в Китае? Сайрагуль Сауытбай никто не дал убежища, но дали возможность уехать в Швецию, где ей его, очевидно, давать готовы. И делается это на фоне подготовки к осуждению Серикжана Билаша, человека, сделавшего много для того, чтобы информация о репрессиях против китайских мусульман в СУАР КНР стала известна во всем мире. В том, что он получит обвинительный приговор, сейчас особых сомнений уже нет. Или вот что касается контроля за Интернетом. Сейчас блокировок действительно меньше, но вместо них предлагается устанавливать сертификат безопасности, который фактически будет играть роль фильтра между нами и всемирной сетью. Даже в области экономики - та же двойственность: одной рукой власти делают что-то, чтобы снизить проблемы по кредитам наиболее незащищенных слоев населения, а другой - поднимают налоги по всей стране. Вы же не думаете, что прибавка к пенсионным отчислениям на 5% нужна именно гражданам (которые к тому же не смогут их оставлять в наследство), а не быстро пустеющим закромам ЕНПФ, используемого в качестве затычки к любой финансовой дырке?

То, как государство реагировало на события в Арысе и Тенгизе - интересно прежде всего не тем, что начальство начало где-то выходить и пытаться разговаривать с рассерженными людьми, а тем, что все эти «внезапные беды» - последствия десятилетиями нерешенных проблем, внимание властей к которым привлекли только трагические ситуации. Не будь их, отчитывался ли министр обороны о вывозе снарядов со складов Арыса? Может быть, решились какие-то другие важные проблемы и было не до того? Вроде нет. Наоборот, тот факт, что Нур-Султан все еще носится с государственными гарантиями на строительство LRT, стоимость которого не поддается никакой вменяемой оценке, показывает, что от старых принципов в менеджменте деньгами налогоплательщиков никто не отказался.

Недавно в одной из групп, посвященных нашим гражданам в одной из ближневосточных стран, под постом человека, спрашивавшего о своих шансах на трудоустройство при переезде, один из местных жителей начал интересоваться, чем, собственно, вызван столь массовый наплыв граждан Казахстана, который наблюдается в регионе его проживания в последние три года. Кто-то по привычке предположил, что речь идет о новой волне «языковой» эмиграции, но был довольно быстро оборван фактами о выезде вполне себе казахскоязычных граждан. В итоге комментаторы сошлись на том, что нынешний «Великий кош» из Казахстана имеет, прежде всего социально-экономические причины, буквально убивающие всякую надежду на перспективы на родине. Из других стран приходит информация о резком ужесточении в выдаче виз нашим гражданам из-за широкого распространения незаконной миграции - казахстанцы пользуются любой лазейкой, чтобы переехать и обустроиться даже на самых «птичьих правах». И то, что эта тенденция продолжается, наверное, и показывает, как наши граждане оценивают достижения первых месяцев нового главы государства.

 

You have no rights to post comments

Если Вам понравилась статья, то пожалуйста, поделитесь с друзьями в социальных сетях:

  • BACK_TOP