Джакишева не отпустили
№: 26(1337)   
25.07.2019 20:04

не выплатил ущерб, говорят 

ДН 

СОБЫТИЕМ недели стал суд, отказавший в досрочном освобождении Мухтару Джакишеву, бывшему главе «Казатомпрома», отбывшему уже 10 лет из своего 14-летнего срока. Для многих политически активных граждан его судьба служит своего рода лакмусовой бумажкой для оценки степени «либерализации» политического климата в стране. Соответственно, после того, как суд решил экс-главу нацкомпании, известного своей тесной дружбой с главным оппонентом наших властей в Париже, не отпускать, они сделали выводы о том, что никаких явных изменений в политическом режиме страны после транзита власти от Нурсултана Назарбаева к Касым-Жомарту Токаеву не произошло. Судя по всему, и сам Мухтар Джакишев прекрасно понимал, что его не выпустят, поскольку впервые за много лет судов и тюремного заключения выступил с яркой и обличительной политической речью. Лично в зал суда его не доставили, но многочисленные общественные активисты могли услышать его по видеосвязи из колонии, где он находится.2734FAF8-6EBD-4BF1-9C6C-418FC74EB86F w1200 r1 s

Одной из причин, по которой суд по делу Джакишева привлек усиленное внимание общественности, стало то, что в созданный недавно Национальный совет общественного доверия, призванный по задумке властей укрепить общественный договор между властями и населением, некоторые «потенциальные кандидаты» соглашались войти лишь с условием освобождения политических заключенных. «Ряд казахстанских правозащитных организаций в 2013 году признали Мухтара Джакишева политическим заключенным, хотя он и не занимался политической деятельностью, - описывает обстоятельства дела экс-президента «Казатомпрома» в статье на сайте радио «Азаттык». - Джакишев, по их мнению, подвергается уголовному преследованию из-за его прежней дружбы с бывшим банкиром Мухтаром Аблязовым, находящимся с 2009 года за границей. Власти Казахстана все эти годы - пока безуспешно - пытаются вернуть Аблязова в Казахстан. Комитет ООН по правам человека в 2015 году по жалобе Джакишева о нарушении его прав вынес решение в его пользу, призвав власти Казахстана освободить его. Правозащитники в последние несколько лет неоднократно заявляют о плохом, по их данным, состоянии здоровья Мухтара Джакишева. В мае 2018 года Джакишеву присвоили группу инвалидности». Прошение об условно-досрочном освобождении в прошлом году, после того как прошло 2/3 срока наказания, уже рассматривалось в суде, и тогда также был отказ. В том же году Мухтара Джакишева не выпустили попрощаться с больной матерью, а затем посетить ее похороны, что также вызвало крайне негативный резонанс в обществе. 

В этот раз казалось, что обстоятельства изменились: в стране новый президент, недавно прошли выборы, которые показали, что популярность власти гораздо ниже, чем раньше, а после разгона ряда несанкционированных митингов Нур-Султан разрешил провести впервые за много лет легальный митинг в Алматы. Ну, и, естественно, по соцсетям ходили слухи, что в этот раз Джакишева все же выпустят. Мол, новое руководство страны заинтересовано в достижении консенсуса с обществом, ради чего идет даже на популистские меры (вроде прощения долгов по некоторым кредитам), лично общается с людьми в сложной жизненной ситуации (встреча Токаева с жителями Арыса), а теперь создано НСОД, чтобы снизить накал критики и приступить к мягкой либерализации. К примеру, Арман Шораев, бывший глава телеканала «КТК», активный общественник и организатор спортивных соревнований, имеющий имидж человека не боящегося открыто критиковать решения властей, утром в день суда написал: «Интуиция меня редко подводит. Мне кажется, сегодня выпустят Мухтара Джакишева. А чуть позже и Макса Бокаева». Другой общественный деятель Мухтар Тайжан и вовсе поехал в Восточный Казахстан лично, чтобы присутствовать на суде, накануне суда обращался в своем посте в Facebook к духам покойных Абая Кунанбаева и Шакарима Кудайбердиева за помощью в освобождении Джакишева. 

Но духи не помогли, а интуиция подвела общественников. Уже по речи самого Джакишева было видно, что он особо ни на что не рассчитывает. Его речь получилась скорее не просительной, а обличительной. «Это мое первое публичное выступение за последние 10 лет. 10 лет назад судья объявил мне приговор в военном суде. Я тогда спросил: «какое отношение я имею к военному суду?». Судья сказал ... что-то про продукцию, которую производил Казатомпром. Затем, что это засекреченные материалы дела... Это было мое первое знакомство с судом. Второй суд. То, что прочитал в приговоре судья, оно не следует из того, что мы слушали от допрашиваемых свидетелей в суде. Кроме того, постоянное желание судьи, чтобы я обращался к нему «Ваша честь». Но я сказал, что обращаюсь по должности - «Господин судья», а «Ваша честь» - это звание, и его нужно заслужить», - заявил он. 

Далее он отмел обвинения в том, что его деятельность во главе нацкомпании не была рачительной и нанесла государству ущерб: «Обвиняли меня в том, что Казатомпром не построил заводы, а покупал составляющие для производства по цене выше себестоимости. Надо было «Казатомпрому» самому строить заводы, и тогда он покупал бы эти трубы и все услуги по себестоимости у себя. А разницу между себестоимостью и маржой продавца суд посчитал ущербом. Я напомнил, что есть закон, запрещающий непрофильный вид деятельности для нацкомпаний. А производство труб и так далее - это непрофильная деятельность для «Казатомпрома». И поэтому обвинять меня в том, что я не строил такие заводы, а покупал продукцию на рынке, - это странное обвинение. В приговоре уголовного суда ущерба нет, исков нет. Эти иски появились уже потом. 

Где-то в Капчагае, где местный судья, взяв расчеты, которые были признаны как ущерб, просто перенес их в исполнительный лист». 

В конце он напомнил об обстоятельствах прошлого отказа в УДО. «Четвертый суд состоялся в ноябре прошлого года в этом же здании. На этом суде судья должен был рассмотреть только один вопрос - если осужденный не может работать в силу болезни или инвалидности, то иск не является ли основанием для отказа в УДО. Надо было просто выяснить, насколько я болею и есть ли у меня возможность работать. Но суд пошел в другую сторону», - рассказал он. 

Резюме речи получилось настоящим политическим манифестом: «Все эти суды объединяет одно. Весь мой опыт с этими судами объединяет одно - это отсутствие права. Это приводит нас к тому, что мы принимаем решение, делаем свои шаги, согласуясь с чем угодно, но только не со своими внутренними убеждениями и совестью. Право - это не болезнь, ею нельзя зара-зиться, каждый из нас вправе делать свой выбор. Даже слова, сказанные шепотом, могут быть оглушительнее, чем громовые раскаты. Я очень надеюсь, что мы сделаем правильный выбор. И даже человек в форме Генпрокуратуры будет испытывать глубокое уважение к своему соотечественнику, который будет ее надевать. Они будут с большим уважением смотреть на судью, согласующего свое решение не со звонком сверху, а со своей честью. И только тогда граждане будут обращаться к нему «Ваша честь». В противном случае, мы и наши дети будем обречены оставаться людьми второго сорта в стране третьего мира». 

Как передавали активисты из зала суда, в пользу УДО Джакишева высказались представители самой колонии, где он отбывает срок, а также медики, но против выступила прокуратура. Ее-то суд в итоге и поддержал. Текст резолютивной части решения суда был довольно быстро опубликован пресс-службой суда ¹2 города Семея в том же Facebook: «Судом рассмотрен материал в отношении Джакишева М. Джакишев М.Е. признан виновным в совершении ряда тяжких и особо тяжкого преступлений: хищении чужого имущества, получении взятки, мошенничестве, злоупотреблении должностными полномочиями, подделке документов и осужден по совокупности преступлений к 14 годам лишения свободы. В силу п.3 ст. 76 Конституции Республики Казахстан решения, приговоры и иные постановления судов имеют обязательную силу на всей территории республики. Согласно ч.1 ст. 472 УПК вступивший в законную силу приговор обязателен для всех без исключения и подлежит неукоснительному исполнению. В соответствии с ч.1 ст. 72 УПК лицо, отбывающее лишение свободы, после фактического отбытия предусмотренного законом срока может быть освобождено условно-досрочно. 

После отбытия 2/3 назначенного срока Джакишев М.Е. обратился в суд с ходатайством об условно-досрочном освобождении от наказания. Постановлением суда ¹ 2 г. Семея Восточно-Казахстанской области 24.07.2019г. отказано в его удовлетворении. Уголовный закон предусматривает одним из условий условно-досрочного освобождения полное возмещение ущерба. Общая сумма причиненного ущерба составляет 99,6 млрд, тенге. М.Е. Джакишевым ущерб не возмещен, что и послужило основанием для отказа судом в удовлетворении его ходатайства об условно-досрочном освобождении». 

Такое решение было крайне эмоционально встречено активистами в самом зале суда, после чего и соцсети немедленно начали проецировать разочарование. Директор Казахстанского международного бюро по правам человека и соблюдению законности Евгений Жовтис крайне жестко охарактеризовал происшедшее в своем аккаунте в соцсетях: «Мухтару Джакишеву отказали в УДО?! На фоне десятков чиновников, отделавшихся штрафами, условными сроками, отпущенными через два-три года за «примерное поведение» с многомиллионным или многомиллиардным ущербом государственному бюджету, отсидевшему более 10 лет менеджеру, практически создавшему успешную атомную отрасль независимого Казахстана, имеющему целый букет заболеваний, которому не разрешили в прошлом году попрощаться со скончавшейся матерью, ОТКАЗАЛИ... Эта власть мстительна, злопамятна, и ей вообще незнакомы понятия гуманности и человечности. Зная технологию принятия таких решений, не сомневаюсь, что это политическое, а не юридическое решение. Пусть судья и прокурор в этом процессе не сомневаются, они останутся в «черном списке» истории. Как остались десятки, сотни и тысячи таких «служителей» режима в трагической нашей истории последнего века. Человеческая память - очень ценный источник информации. И всем раздаст по справедливости: и ЛЮДЯМ, и НЕЛЮДЯМ». 

Его коллега Сергей Дуванов пошел дальше и заявил, что после такого решения по делу Джакишева участие в работе НСОД будет недопустимым: «С утра отслеживал мнения людей в ФБ. Большинство полагали, что Акорда все же отпустит Джакишева. Даже Аблязов был в этом уверен. Увы, чуда не случилось! Власть в очередной раз показала, что она гораздо хуже, чем мы о ней думаем. Нет, не готова власть идти на уступки общественному мнению. Не способна она к разумным компромиссам и переговорам на равных условиях. А потому сотрудничество с такой властью, в том числе и в рамках НСОД, нужно рассматривать как предательство общественных интересов. На мой взгляд, честный, порядочный человек после отказа в освобождении невинно отбывающего наказание Джакишева не может оставаться в рядах Совета. Сегодняшнее решение суда - это вызов всему гражданскому обществу». 

Уже упомянутый выше Арман Шораев, имя которого есть в списке приглашенных в НСОД, не прокомментировал свой статус в рамках этой организации, хотя также высказался крайне остро: «Сегодняшнее решение по Джакишеву - это яркая иллюстрация нашего авторитарного режима, в условиях которого невозможно существование независимого суда, читай - справедливого правосудия. А ведь именно верховенство закона и равенство всех - от пастуха до президента перед ним - и есть залог успешности любого государства. У нас же решение принимается не отдельно взятым, принципиальным и честным судьей, но «чертями» в судейских мантиях, мнящими себя отправителями правосудия, которое им надиктовывается из Ак Орды. Разочарован в Токаеве». 

Мухтар Тайжан же нашел аргументы в пользу того, что и после суда по Джакишеву ему в НСОД работать можно и нужно. «Некоторые на эмоциях призывают нас в знак протеста против вчерашнего решения суда по Джакишеву выйти из состава НСОД. Это все равно что призывать назло бабушке отрезать себе уши. Неслучайно призывают это сделать те, кто еще вчера активно агитировал нас за Косанова! Что дает членство в НСОД? Читайте положение о нем, оно опубликовано. Каждый член НСОД имеет право запрашивать любую информацию из любого госоргана. Мы сможем приглашать на его заседание и заслушивать любого чиновника. НСОД - это постоянно действующий орган, кроме общих заседаний, будут постоянно работать рабочие группы по выработке мер модернизации и реформы страны. Зп (зарплаты. - «ДН») нет, кроме командировочных, работа на общественных началах. Допустим, активные и близкие к простому народу люди вышли из НСОДа, и наше место заняли сплошь нуротановцы. Что это даст? Нам будут не нравиться решения НСОД, но власть скажет: «Сорри, но мы вас звали, вы сами отказались, теперь пеняйте на себя». У нас с вами нет независимых маслихатов и парламента, сплошь «Нур Отан». А тут вы хотите отказаться от возможности ставить непосредственно перед президентом и другим руководством страны насущные проблемы, в том числе по политзаключенным! Для полной мести бабушке прострелите себе еще и ногу, дорогие вчерашние косановские агитаторы! Мы должны стойко идти к цели, несмотря на неудачи по пути. Вытащить Джакишева далеко непросто - тут и урановое лобби России, и личная месть за друга Аблязова, много чего замешано. Но это не значит, что мы должны опускать руки и отказываться от такого механизма прямого действия, как НСОД». В случае же, если эффективной работы в его рамках не получится, то Тайжан дал понять, что может из него тоже выйти. 

Вряд ли отказ Джакишеву в УДО спровоцирует какие-то широкие акции протеста. Накал поствыборных страстей спал, достаточное для серьезных столкновений с полицией число протестантов на улицы Алматы или Нур-Султана призывами из Парижа вывести не удалось. Многие из тех, кто рискнул выходить в мае-июне, уже испытали на себе тяжелую руку казахстанской судебной системы и вряд ли смогут столь же активно продолжать свое участие в политических акциях. Определенные новые «наработки» против несогласных продемонстрировали и власти страны, и теперь вместо полиции на журналистов и активистов давят неизвестные граждане, которых по аналогии с украинскими лоялистами времен Майдана прозвали «титушками». Так что все будет достаточно спокойно, хотя в социальных сетях и резко подскочил градус разочарования в новых властях страны. Но, насколько можно судить, это больше эмоции не протестных акций, а тихого выезда из страны. Такова уж сегодня цена пресловутой «политической стабильности». 

 

 

 

You have no rights to post comments

Если Вам понравилась статья, то пожалуйста, поделитесь с друзьями в социальных сетях:

  • BACK_TOP