Доступ в Архив



Для просмотра архивного материала необходимо зарегистрироваться
Сейчас 179 гостей онлайн

Счетчик просмотров


mod_vvisit_counterСегодня585
mod_vvisit_counterВчера2172
mod_vvisit_counterНа этой НЕДЕЛЕ11239
mod_vvisit_counterВсего5189719

Послание и данайцы
№: 30(1341)   
06.09.2019 10:10

Токаев не вдохновил граждан, опасающихся экономической экспансии с Востока

ДН

НА ЭТОЙ неделе второй президент Касым-Жомарт Токаев выступил с посланием к народу Казахстана, которое было призвано стать контурами его собственной программы, его личного видения, как главы государства, его повесткой дня для страны на ближайшие годы. Если абстрагироваться от цифр и где-то даже честных констатаций фактов, то программный документ для страны вышел скорее популистским, чем реалистичным. Но и в плане обретения «дешевой популярности» он тоже не слишком сработал, несмотря на отдельные «одобрямсы» в соцсетях, основная масса граждан не слишком вдохновилась заявленными социальными реверансами. А отдельные казахстанцы (впрочем, речь идет о сотнях граждан по всей стране) - и вовсе решили вновь идти на площади с митингами, требуя сократить сотрудничество с КНР. И происходит это на фоне подготовки визита самого президента Токаева в Поднебесную, остающуюся крупнейшим донором казахстанской экономики.

8c45a8240fdbc1b8b563981880b03007Сама по себе преамбула токаевского послания предполагает его вторичность по отношению к предшественнику: «В нашей работе следует исходить из необходимости полной реализации Пяти институциональных реформ и Плана Нации, разработанных Елбасы. Следует возобновить работу созданной им Национальной комиссии по модернизации. Хотел бы высказать свои соображения по реализации наших общих задач, в частности, моей предвыборной платформы». Вот это интеллигентное «хотелось бы высказать свои соображения по реализации» того, что осталось по планам в наследство - оно и задает тон документу, в котором ничего особенно нового в итоге и нет. Анализировать его приходится только по отдельным моментам, которые что-то означают на «тактическом» уровне, но не выглядят как стратегия на годы. 

Никаких быстрых преобразований ждать не приходится. «Обещанная мной политическая трансформация будет постепенно и неуклонно осуществляться с учетом интересов нашего государства и народа, - заявил почему-то не в прямом эфире национального телевидения Касым-Жомарт Токаев. - Мировой опыт свидетельствует о том, что взрывная, бессистемная политическая либерализация приводит к дестабилизации внутриполитической ситуации и даже к потере государственности. Поэтому мы будем осуществлять политические реформы без «забегания вперед», но последовательно, настойчиво и продуманно. Наш фундаментальный принцип: успешные экономические реформы уже невозможны без модернизации общественно-политической жизни страны». Переводя на простой язык, мы видим, что тут второй президент пытается, что называется, угодить «и нашим, и вашим»: политические реформы тоже нужны, но не спеша, без «забегания вперед». Как это бывает, мы, в принципе, тоже видели - какие-то неспешные политические реформы реализовывались все последние годы, но, честно говоря, ни свободнее, ни справедливее при этом в Казахстане не стало. Скорее, наоборот. Неспешный шаг, в принципе, не преодолеет пропасть, которую нужно перепрыгивать с разбега. Ну, а то, что на нашем «крае» этой метафорической ямы совсем не так радужно, признает и сам глава государства.

Иначе бы он не стал говорить о большей чуткости власти к проблемам общества: «Наша общая задача - воплотить в жизнь концепцию «Слышащего государства», которое оперативно и эффективно реагирует на все конструктивные запросы граждан. Только путем постоянного диалога власти и общества можно построить гармоничное государство, встроенное в контекст современной геополитики». Почему раньше со всеми внешними признаками демократии, современными средствами работы в соцсетях и прочими механизмами, которые, казалось бы, должны были обеспечивать эту связь между властями и обществом, этого не происходило, дипломатичный Токаев решил умолчать. Нам же вспоминается герой мультипликационного фильма по имени Великий Ух, который умел слышать, что происходит в соседней галактике, но не в собственном лесу.

Впрочем, далее он все же слегка попенял чиновникам. «Зачастую люди вынуждены обращаться к президенту вследствие «глухоты» и закрытости чиновников в центре и на местах. Неоднократные жалобы на несправедливость решений в какой-то сфере означают системные проблемы в конкретном гос-органе или регионе. Теперь к этому следует относиться именно так и принимать соответствующие решения», - заявил он. Это было настолько нежно, что, даже сопровождаясь обещанием сократить государственный и квазигосударственный аппарат на четверть, никаких особых эмоций не вызвало даже у сокращаемой социальной группы. Во-первых, из-за дальности обещаний по времени («К 2024 году количество госслужащих и работников нацкомпаний следует сократить на 25 процентов»), во вторых - из-за того, что те госслужащие, что пашут в две смены, все еще не должны носить на работу смартфоны, а следовательно, ознакомились с этими планами лишь ночью - в записи. В-третьих же, вряд ли ошибемся, если скажем, что те госслужащие, которых действительно надо сократить, по-прежнему надеются на то, что политического веса их патронов хватит для того, чтобы этого не произошло.

Самая либеральная часть речи Токаева касалась митингов. Она же вышла самой короткой. Вот она полностью: «Согласно Конституции, наши граждане обладают правом свободного волеизъявления. Если мирные акции не преследуют цель нарушения закона и покоя граждан, то нужно идти навстречу и в установленном законом порядке давать разрешения на их проведение, выделять для этого специальные места. Причем не на окраинах городов. Но любые призывы к неконституционным действиям, хулиганские акции будут пресекаться в рамках закона». Вроде бы правильные слова, но проблема в том, что нет в них ничего нового. По текущему законодательству местные власти и так должны давать разрешения для митингов, а специальное место в Алматы - за кинотеатром «Сары-Арка» - с учетом роста города уже и не назвать «окраиной». Сказанное, если и можно называть неким либерализмом со стороны Токаева, то, как качественное определение, к нему подходит разве что слово «картонный».

Такие же ощущения вызывают слова о правах казахстанцев, законности, судах и борьбе с коррупцией. Все в целом правильно, приятно, но это даже в мелочах, которые можно было подгадать в виде готового законопроекта, остается в планах: «Надо… надо… надо». Надо, чтобы полиция работала лучше, чтобы суды судили справедливее, чтобы насильников наказывали пожестче. Но в итоге, все это опять спустится до исполнителей, известных своей способностью топить инициативы и потяжеловеснее, а в итоге комфортно плавать в том же мутном болотце, что и все эти годы.

Вот, к примеру, говорит Токаев: «Следует законодательно и нормативно регламентировать ответственность первого руководителя ведомства, в котором произошло коррупционное преступление».

Но еще в феврале этого года в мажилисе был одобрен законопроект «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты РК по вопросам государственной службы и противодействия коррупции», закрепляющий административную ответственность чиновников в случае, если их подчиненные будут осуждены за коррупцию. Кстати, саму ответственность руководителей за преступления подчиненных первый президент Казахстана Нурсултан Назарбаев поручил усилить еще в 2012 году (!). В 2014 году появилась подобная норма в отношении «политических государственных служащих» (акимы, министры) также была введена, но проблема тут опять же не в законе, а в том, что он зачастую не исполняется.

Или слова о реформе полиции («одной из самых актуальных задач остается полноценная реформа правоохранительной системы») не содержат никаких реальных контуров, кроме того, что «она станет органом по оказанию услуг гражданам для обеспечения их безопасности» и что на это «будет направлено 173 миллиарда тенге в течение трех следующих лет». Деньги мы умеем тратить, а вот с отношением к гражданам, как к клиентам у силовиков как были проблемы, так, видимо, и останутся. Во всяком случае, ничего не говорится о том, как именно оставшуюся в наследство от СССР серую массу в погонах превратят во что-то, что мы будем уважать. Додумайте сами, детали не важны?

Да, давайте еще покопаемся в экономике. «Повышение отдачи от квазигосударственного сектора», - ставит задачу Токаев, но эти слова были тоже уже сказаны не раз, не два, а куда чаще. Суровая констатация фактов и вполне грозные обещания разбиваются об нашу казахстанскую реальность - на каждый мораторий на открытие новых «дочек», нацкомпанейские «самки» прирастали внучками, а после каждой раздачи непрофильных активов они вновь вкладывались в гостиницы и гольф-поля, и происходило это при более тяжеловесном первом президенте. Поэтому и следующие слова вызывают больше скепсис, чем надежду: «Наши государственные компании превратились в громоздкие конгломераты, международная конкурентоспособность которых вызывает сомнения. В целях сокращения неоправданного присутствия государства в экономике мною было принято решение о введении моратория на создание квазигоскомпаний. Нам нужно понять, каков реальный вклад Фонда национального благосостояния в рост благосостояния народа за прошедшие 14 лет с момента создания Фонда. Правительство вместе со Счетным комитетом в трехмесячный срок должны провести анализ эффективности государственных холдингов и нацкомпаний. Квазигосударственные компании зачастую конкурируют между собой на одном поле. В сфере жилищной политики, например, одновременно работают 7 государственных операторов, и это только на центральном уровне! Количество государственных компаний можно и нужно сократить. При этом следует аккуратно подходить к деятельности госкомпаний, работающих в стратегических секторах. Контроль государства над ними должен сохраниться. В противном случае вместо государственных монополистов мы получим частных монополистов со всеми вытекающими отсюда последствиями».

Говоря об экономике, Токаев вроде бы где-то даже пеняет неэффективному правительству, как в случае с аэропортами и железнодорожными билетами, но в реальности это не гром и молнии, а скорее едва заметное марево - без солнца и дождя. Да, «необходимо срочно навести порядок». «Наша цель - обеспечить полноценное развитие рыночных институтов и механизмов при стабилизирующей роли государства. При этом нельзя забывать и об «экономике простых вещей». Это приоритетное направление нашей работы», - все это прекрасные слова. А теперь давайте глянем конкретику. «Поручаю правительству разработать законодательную основу освобождения компаний микро- и малого бизнеса от уплаты налога на доход сроком на три года. Соответствующие поправки в законодательство должны вступить в силу с 2020 года. С января 2020 года вступит в силу мое решение о трехлетнем запрете на проверки субъектов микро- и малого бизнеса», - предлагает Токаев. Способно ли это реально простимулировать находящийся в депрессии и тонущий в системных проблемах и перекосах коррупции сектора МСБ? Большой вопрос. Опять же мораторий на проверки бизнеса сопровождается чем - угрозами нарушителям «предписанных норм и правил, особенно в санитарно-эпидемиологической сфере»: «такие компании будут закрываться, их владельцы - привлекаться к ответственности». Такой бы настрой - в словах про реформу МВД - и про пряник, и про кнут.

Или, вот про нашу любимую тему: рейдерство. Напомним, закон о пресечении его находится под сукном уже много лет, хотя и без него такие вещи можно было бы успешно пресекать и расследовать с наказанием виновных. Но не судьба. А второй президент говорит: «Участились случаи рейдерства в отношении МСБ. Моя позиция по этому вопросу известна: любые попытки воспрепятствовать развитию бизнеса, особенно малого и среднего, должны рассматриваться как преступления против государства. В этой связи нужны дополнительные меры законодательного характера. Парламент и правительство должны предложить решение данной проблемы». Просто достать законопроект из-под сукна и сказать - господа, принимайте уже быстрее, видимо, просто не наш стиль… Ну, а как следствие, обещанные в рамках новой «Дорожной карты бизнеса» дополнительно 250 миллиардов тенге в следующие три года выглядят как призрак Оперы - звучит хорошо, но кто за маской (будущих получателей) - неизвестно.

Или вот эти слова: «Нужно поддержать наш МСБ. Поручаю правительству в рамках госпрограммы индустриально-инновационного развития разработать комплекс мер по поддержке высокопроизводительного среднего бизнеса, включая налоговое, финансовое, административное стимулирование. Необходимо серьезно активизировать работу по привлечению прямых иностранных инвестиций, без которых резервы дальнейшего роста экономики будут ограничены». Это мантры, которые говорятся каждый год, но уже давно практически ничего не означают. Ну, разве что только коммунизм не наступил и буржуев еще не вешают на суку.

То же самое приходит на ум после слов про «адаптировать законодательство под новые технологические явления: 5G, «умные города», большие данные, блокчейн, цифровые активы, новые цифровые финансовые инструменты» - вспоминается про то, что на улицах городов, даже больших, днем с огнем не сыщешь чистых общественных туалетов (или туалетов вообще). Да, это приятно, что второй президент может озвучивать проблемы, например, про то, что «в стране сложился целый слой так называемых «латифундистов», которые «ведут себя как «собака на сене». «Пора приступить к изъятию неиспользуемых сельхозземель, - обещает Токаев. - Земля - наше общее богатство и должна принадлежать тем, кто на ней работает». Но вот опять же без четких планов, которые только предстоит разработать: «Правительству и парламенту следует предложить соответствующие механизмы». И это тем более странно, ведь и сам президент понимает, «что без решения этого вопроса уже невозможно качественное развитие отечественного АПК». Почему же у его администрации нет никаких готовых решений, хотя мы знаем, что практически все структуры АП полностью дублируют работу кабмина, не говоря уже о том, что диктуют повестку дня парламента.

И вот эта двойственность, она остается буквально во всем. Ранее Токаев сам же говорил, что иностранцам земля продаваться не будет, и тут опять же говорит, что «актуальной задачей является привлечение в сельское хозяйство иностранных инвесторов». Но на что должен прийти инвестор, если основной актив в этой сфере экономики от него политически изолирован? Мы не говорим еще о том, кто именно будет этим инвестором. Если это вновь будут китайские бизнесмены (а кто еще готов вкладывать в не спешащий с либерализацией и реформами Казахстан?), то мы вновь вспомним про земельные протесты 2016 года.

Давайте разберем еще про налоги. «Справедливое налогообложение и разумное финансовое регулирование, - говорит Токаев. - Несмотря на рост ВВП и доходов населения, имущественное расслоение внутри казахстанского общества сохраняется и даже усиливается. Это тревожный фактор, требующий к себе особого внимания. Считаю, что необходимо модернизировать налоговую систему с фокусом на более справедливое распределение национального дохода. Правительство должно обратить внимание и на растущий объем социальных отчислений. С одной стороны, эти сборы обеспечивают стабильность социальной и пенсионной систем. Однако есть риски, что работодатели утратят стимулы к созданию рабочих мест и повышению заработной платы. Бизнес будет уходить в тень. Поэтому поручаю правительству отложить введение дополнительных пенсионных отчислений в размере 5% до 2023 года. Затем вернемся к этому вопросу. За это время правительство, представители бизнеса и эксперты должны просчитать варианты и прийти к согласованному решению с учетом интересов, как будущих пенсионеров, так и работодателей. Правительство должно наложить запрет на все выплаты, сборы, не предусмотренные Налоговым кодексом. Это, по сути, дополнительные налоги. Отдельная проблема - повышение качества текущей налоговой системы. Она должна стимулировать компании инвестировать в человеческий капитал, в повышение производительности труда, техническое перевооружение, экспорт». Диагноз есть, пожелания есть, рецепта или принципов решения проблем - нет. А можно было бы сделать сильный ход и, наконец, перестать брать налоги с бизнеса с оборота, а ограничиваться ими с чистой (за вычетом всех трат и оборотных средств) прибыли. Как на «загнивающем Западе», где «огромные» по процентами налоги на самом деле менее страшны «умеренных» наших, откусывающих от самого «казана», а не снимающих часть «пенки».

Но нет. Послание продолжается по схеме - «это сейчас плохо, а надо, чтобы было хорошо». Вот еще пример: «Недостаточная эффективность денежно-кредитной политики становится одним из тормозов экономического развития страны. Следует обеспечить кредитование бизнеса банками второго уровня на приемлемых условиях и на длительный срок». Про социальные выплаты говорить особенно не хочется, особенно после того, что про них сказал г-н Божко. Также и про разрешение использовать пенсионные на жилье или образование до выхода на пенсию. Ясно, что даже если это станет возможным, то процент граждан, обладающих соответствующих любым возможным требованиям, будет примерно таким же, как и процент тех, кто итак может позволить себе жилье и платное обучение. Это же касается и социального жилья - цифры в 10 тысяч семей, которые ежегодно будут обеспечиваться такой крышей над головой, вызывают сладкие мечты и горький скепсис. Даже куда более простые программы по выделению бесплатных 10 соток под ИЖС гражданам страны оказались неподъемными для властей на протяжении многих лет. Простую землю с коммуникациями людям не смогли раздать - откуда ж теперь возьмутся нуждающимся квартиры? А ведь Токаев опять же мог сделать сильный шаг, отказавшись от нормы о том, чтобы выдавать землю только внутри регионов прописки, в результате чего там, где живет большинство - в городах - ее просто нет. Именно так можно было бы создавать городки-спутники, создавая подготовленные инфраструктурно населенные пункты на территории, соседствующей с крупными городами - вокруг Алматы, Нур-Султана, Шымкента. Снизилась бы и перенаселенность мегаполисов, разве нет? Но мы простых путей не ищем…maxresdefault

Не ищут их теперь и активные граждане. На этой неделе сотни их вышли на улицы печально знаменитого Жанаозена, требуя отказаться от реализации программы по переносу 55 заводов из КНР в Казахстан. Власти пытались сказать им, что переносить будут не старые вредные производства, а создавать совершенно новые заводы (хотя тогда почему говорилось о «переносе»?), но не преуспели. Настолько, что своего поста даже лишился жанаозенский аким, а к протестантам присоединились небольшие митинги в Актау, Актобе, Шымкенте, Караганде, Алматы и Нур-Султане. Люди требуют уже не столько отказываться от старых производств, невыгодных в самом Китае, но и в целом - сокращения экономических контактов (которые они не без оснований называют «экспансией») с Китаем. И происходит это ровно накануне визита Токаева в Пекин, где, скорее всего, в очередной раз будет обсуждаться вопрос привлечения денег с востока в наши бескрайние просторы. Хорошо еще, что власти не спешат разгонять митинги, а пытаются убедить манифестантов, что благодаря этой программе будет создано еще 20 тысяч рабочих мест, но это довольно слабо успокаивает казахстанцев, которые понимают, что в условиях текущей политической обстановки само словосочетание «иностранный инвестор» чаще всего означает «китайский бизнес». И они не одиноки - сегодня уже целый ряд стран в Африке и Азии отказывается от участия в китайской стратегической инициативе «Пояс и путь», поскольку в итоге она часто оказывается невыгодной их национальным экономикам. И это также хорошо было бы учесть г-ну второму президенту…

 

 

You have no rights to post comments

Если Вам понравилась статья, то пожалуйста, поделитесь с друзьями в социальных сетях:

  • BACK_TOP