Доступ в Архив



Для просмотра архивного материала необходимо зарегистрироваться
Сейчас 91 гостей онлайн

Счетчик просмотров


mod_vvisit_counterСегодня1786
mod_vvisit_counterВчера1926
mod_vvisit_counterНа этой НЕДЕЛЕ5614
mod_vvisit_counterВсего5310799

«Мы к вам заехали на час»
№: 36(1347)   
18.10.2019 10:12

Не «привет» и не «бонжур», а исключительно «хэллоу»

Юрий Сигов, вашингтон

Когда только в начале 90-х годов прошлого столетия налаживались двусторонние отношения центральноазиатских государств с Соединенными Штатами, то многие в Америке смотрели на подобные вещи исключительно скептически. Кое-кто вообще не мог поверить в то, что к ним приезжали президенты каких-то в США ранее невиданных стран и территорий. Кому-то казалось, что как раз-таки надо именно гостям из Центральной Азии оказывать максимально радушный прием. Чтобы они паче чаяния опять не ушли «под крыло» Москвы и расположенного по соседству Пекина.

usa12Поскольку мне довелось видеть все эти визиты с самого их зарождения, то могу засвидетельствовать, что сама природа подобных вояжей довольно существенно с течением времени менялась. Сначала все эти заезды в Вашингтон-Нью-Йорк попахивали для первых лиц центральноазиатских стран некой таинственной экзотикой. Ведь когда-то большей части из них приходилось наблюдать за всеми этими церемониальными причудами в далекой от них Америке лишь по телевизору. 

И вот теперь если не главные, то «сопутствующие» герои выездов США - именно они. Перед ними открываются двери мраморного Белого дома на Пенсильвания Авеню, их с мигалками и развевающимися государственными флажками на капотах лимузинов возят по вашингтонским улицам. В их честь, а не каких-то абстрактных «мировых лидеров» устраивают обеды и ужины американские высокопоставленные чиновники, включая президента страны под названием США. А вместе с президентами государств Центральной Азии в американские дали приезжали и их многочисленные свиты. Которым тоже было на душе и радостно, и престижно побывать в центре внимания (пусть и небольшой группы, но все же) американских высокопоставленных должностных лиц.

Но прошло несколько лет, и налет экзотики и «первооткрывательства» потихоньку испарился. Визиты эти стали по большей части обыденными, внимания им сами американцы уделяли все меньше. Да и ничего особо сенсационного от подобных вояжей уже никто не ждал. Причем не только в самой Америке, но и в государствах Центральной Азии. Да, визиты в Бишкеке или тогда еще Астане местными газетами-телеканалами освещались, по-прежнему делалось это с гордостью и важностью - но чисто внешняя помпа подобных визитов в США стала все же понемногу исчезать.

Так важна ли Центральная Азия для администрации Д.Трампа или не особо?

Когда в Белом доме в начале 2017 года поменялась власть, то многим показалось, что именно во внешней политике страны должны будут произойти важные изменения. Которые непременно затронут прежде всего ключевых партнеров-союзников США. А со всеми остальными Вашингтон будет якшаться «постольку-поскольку». В принципе, так и получилось. Китай, Россия, КНДР, Иран, единые европейцы, Мексика - вот тот набор внешнеполитических приоритетов, которые очертила себе новая американская администрация.

Со всеми же остальными (включая и тот же Ближний Восток, не говоря уже о других) в Вашингтоне занимались не спеша по мере нахождения для того «свободного времени». Под эту категорию «не спеша имеющих дела» попала и вся Центральная Азия. Лично президенту Соединенных Штатов было, естественно, не до этого региона. Как и особо заморачиваться насчет того, чтобы как-то специально привечать центрально-азиатских лидеров у себя в Белом доме он не стремился.

Сохранялись, правда, контакты на уровне министров иностранных дел, которые тогда, когда это нужно было именно американцам, хотя бы минимально начинали подавать признаки «дипломатической жизни». Тот же нынешний госсекретарь США М. Помпео на словах подтверждал приверженность Вашингтона формату «пять плюс один» на уровне глав внешнеполитических ведомств. Но, по сути дела, ничем конкретным и действительно важным для региона эти «министерские посиделки» (кроме «чиновничьих сигналов» России и Китаю) так и не стали наполняться.

Более того - то, что Центральной Азии больше всего требуется - инвестиций и экономического сотрудничества - Соединенные Штаты ей предоставлять и не спешили, да и, по большому счету, не намеревались. Внимание уделялось в основном политической говорильне, заверениям в том, что «к региону у нас по-прежнему имеется большой интерес». Но, по сути дела, все это было несравнимо с мощнейшей торгово-экономической экспансией со стороны Пекина и регулярными политическими контактами на уровне именно первых лиц президента РФ и его коллег из Центральной Азии.

Не слышно - и давно - о каких-то прорывных договоренностях между Соединенными Штатами и президентами стран Центральной Азии. То есть только они стремятся по-прежнему посетить Вашингтон (как правило, в связи с осенней сессией Генассамблеи ООН в Нью-Йорке). И хотя первые лица во главе стран региона обладают монопольным правом решать очень многие вопросы, включая и степень активности сотрудничества с США, именно в экономической сфере это особых результатов пока не приносит.

К примеру, в конце октября в Вашингтоне пройдет с виду мощная сессия в рамках сотрудничества деловых и правительственных кругов США и Узбекистана. Приедет в столицу США многочисленная узбекская делегация, будут представлены проекты промышленного, сельскохозяйственного и иного развития республики. И будут активнейшим образом под эти проекты зазываться американские инвесторы.

Надо признать, что по сравнению с периодом нахождения у власти в Ташкенте Ислама Каримова торговля Узбекистана и США на самом деле существенно выросла. И количество делегаций из Америки в Узбекистан растет чуть ли не ежемесячно. Но все это по сравнению с присутствием Китая и России в регионе (а также той же Турции и даже единой Европы) пока очень сильно уступает. И не особо просматриваются перспективы к тому, чтобы подобное положение дел как-то слишком уж заметно менялось.

Замечу, что лично президент США Д.Трамп, в принципе, совершенно нормально относится к тому, чтобы иностранные лидеры прилетали в Вашингтон для встреч с ним. При всем мордобое, которому его подвергают вот уже три года его рьяные противники-коллеги по политической власти в стране демократы, он на международном уровне сохраняет полную уверенность в своих силах. И готов, если где-то пахнет реально финансовой и торгово-экономической выгодой и для себя, и для страны, делать навстречу потенциальным партнерам конкретные шаги.

Его, правда, за встречи с президентами не только государств Центральной Азии, но и, к примеру, Африки и Азии частенько «костыляют» демократы, считая, что он якобы не должен встречаться с «диктаторами» и «нарушителями прав человека». Но уж кому бы жаловаться на подобные нарушения где-то у других, как не у самих себя. Поэтому для американского президента все эти пустые разглагольствования, да еще звучащие из уст его ярых соперников, при проведении внешнеполитического курса страны не имеет особого значения.

Зато с регионом Центральной Азии намного активнее, чем прежде, хотели бы сотрудничать американские военные. Тут, правда, им мешают два фактора. С одной стороны - три из пяти стран Центральной Азии входят в ОДКБ, где командует «военным парадом» Россия. С другой - над всем регионом так или иначе, но негласно «висит» тень Китая. И пусть у него нет в регионе военных баз, экономическое и политическое влияние Пекина там столь велико, что именно «дружественные просьбы» оттуда не особо надрываться над расширением военного сотрудничества с Соединенными Штатами будут практически гарантированно услышаны и в Нур-Султане, и в Ташкенте, и в Душанбе с Бишкеком (про Туркменистан в этом формате разговор особый).

Кыргызстан вроде бы не российский регион. И не «китайский экономический придаток». А что тогда?

Очень специфически и во многом показательно выглядит в этой связи предстоящее посещение Вашингтона нынешним президентом Кыргызстана Сооронбаем Жээнбековым. Сам по себе факт визита президента небольшой республики Центральной Азии американской столицы в самих США, разумеется, никого особо не волнует (кроме десятка американских чиновников, которые подобным визитом занимаются). А вот для Кыргызстана это будет весьма любопытная попытка «послать очередные сигналы» многовекторности и «внешнеполитической самостоятельности» как Пекину, так и Москве (всем остальным - только в третью очередь).

В ходе этого визита планируется подписать межправительственное соглашение, которое предыдущим киргизским президентом Атамбаевым было то ли аннулировано, то ли временно приостановлено. Что конкретно подпишут главы государств, думаю, важно только для них. Но поскольку больше всего слухов и домыслов окружает так называемый аспект возобновления военно-технического сотрудничества, то уже сейчас именно этот момент вызывает больше всего вопросов.

Без всяких дипломатических этикетов и сами киргизские руководители, и уж тем более американцы прекрасно осведомлены о реальной «важности» киргизской армии, ее боеспособности и прочих атрибутах обычных форматов взаимодействия военных ведомств, когда до этого вообще доходит дело. Тем более в случае какого-либо военного сотрудничества с кем-то со стороны США. Американцы либо открывают в «дружественных странах» свои военные базы (на сегодняшний день таких только в официальном реестре Пентагона числится 730 в 81 стране мира), либо включают «партнера» в некие тесные союзнические отношения, где военные связи - если не на первом, то на одном из важнейших мест.

К примеру, Южная Корея не входит в НАТО, как и Япония, но там, у американцев крупнейшие военные базы в регионе. И при этом никакого военного присутствия других стран (Китай и Россию даже не упоминаем) там, кроме американских военнослужащих, нет. В том же, что касается Центральной Азии, то «военно-политический разговор» может быть только об одном - это военные базы, закупки вооружений, совместные учения и наличие группы американских военных советников, оказывающих, как обычно, «безвозмездную помощь» в укреплении местных вооруженных сил.

Да, у США в Кыргызстане была одно время военная база на территории аэропорта "Манас". Но потом в силу целого ряда обстоятельств она была закрыта в середине 2014 года, хотя через нее Соединенные Штаты намеревались отнюдь не только перебрасывать войска сил коалиции в Афганистан, но и располагать в регионе важным перевалочным и разведывательным центром на границе с Китаем, Россией и всеми остальными странами региона.

Так вот что из всего «военно-стратегического набора» может американцам предложить Кыргызстан именно на данном этапе, не совсем понятно. Одно дело, когда вокруг базы в Манасе насочиняли какой-то мандат ООН и якобы чисто «международное использование» (а не чисто американское) базы в деле разрешения афганского конфликта. Другое дело - сейчас, когда стоит американцам что-то даже на начальном этапе обсуждать с Бишкеком в военной сфере, как и у России, и у Китая найдется сотня рычагов, чтобы подобным планам не просто помешать, но и не допустить их в принципе.

Центральной Азии по-прежнему важна экономика. А Америка ею за границами своими заниматься не будет. От этого лидерам региона и надо отталкиваться

И здесь важно понять основные составляющие всей схемы взаимоотношений (а не только с Центральной Азией), которую выстраивает нынешняя американская администрация при общении со своими внешними партнерами. Понятное дело, что многое может измениться в этом раскладе, если в конце будущего года на президентских выборах в Соединенных Штатах победят демократы. Но если нынешний хозяин Белого дома сохранит власть за собой еще на четыре года, то все останется без изменений, кто бы и на что бы за границами Америки ни рассчитывал.

А основных моментов в этой стратегии два. Первый - то, чего больше всего нужно Центральной Азии - внешних инвестиций, сооружение объектов инфраструктуры, дорог, тоннелей, транспортных узлов, аэропортов и прочего - американцы им ни дать, ни даже обещать в отдаленной перспективе не могут. За этим, пожалуйста, обращайтесь к Китаю и в меньшей степени- к другим влиятельным игрокам региона, включая Россию, Турцию и Иран.

И второе: у Соединенных Штатов нет никаких планов и желания ввязываться в регионе именно в деловом формате в его жизнь. Конечно же, отдельные американские фирмы и компании (в том числе крупные) и уже работают в регионе, и постепенно могут там расширять свое присутствие. Но, опять-таки, по сравнению с тем, что в Центральной Азии делают ее ближайшие географические соседи, это не оказывает определяющего влияния на сегодняшний и завтрашний день региона.

Так, у Кыргызстана на долю Китая приходится 42 процента внешнего долга, в республике живут, по разным оценкам, от 70 до 90 тысяч китайцев. В то время как около 50 тысяч киргизов перебрались в КНР, а более двух миллионов (и это - явно заниженные цифры) обитает в России (на Казахстан приходится около 70 тысяч киргизских временных работников, хотя это число на деле намного выше). Как видно, никаким американским присутствием и деловым сотрудничеством здесь даже не пахнет. Но есть в этом «киргизском факторе» для американцев и некие принципиальные нюансы.

Ведь одновременно с этим якобы крайне пассивным отношением США к Кыргызстану (что попытается каким-то образом сдвинуть с мертвой точки киргизский президент во время визита в Вашингтон) в республике растет американское политическое и так называемое гуманитарное присутствие. Только официально в республике работает более тысячи так называемых неправительственных организаций из США и ряда стран Европы, осуществляющих свою деятельность в Кыргызстане с американцами в тесном сотрудничестве. Естественно, что многие из этих организаций предоставляют местному населению пусть и не слишком привлекательную, но тем не менее неплохо по местным меркам оплачиваемую работу. А это - тысячи, прежде всего молодых людей, воспитывающихся исключительно на американских и в целом западных ценностях.

Американцы активнейшим образом именно в Кыргызстане ведут работу по «правильному воспитанию» тамошних средств массовой информации и делают все возможное, чтобы «переналадить» на свое понимание реалий систему образования. Может быть, на первый взгляд подобная работа именно сегодня-завтра и не приносит видимого результата. Но на перспективу, причем не столь отдаленную, все это будет сказываться самым непосредственным образом на поведении как политических, так и государственных структур региона в целом и Кыргызстана в частности.

Не первый день идет торговля-спор по так называемым «дипломатическим каналам» по поводу открытия нечто подобному тренировочному центру США для подготовки вооруженных сил Кыргызстана. Тут, правда, не совсем понятно, кого и зачем американцам нужно будет в Кыргызстане тренировать, если все оружие и обучение офицерского состава в армии этой республики идет либо в России (большая часть), либо в Китае. От того, что кого-то американцы научат в киргизской армии, как правильно бороться с «международным терроризмом», сама эта армия явно не станет ни более боеспособной, ни идеологически проамериканской.

Кстати, та же «военно-политическая песня» сейчас складывается в отношениях США и Туркменистана. Ни Д.Трамп по понятным причинам в Ашхабад не поедет, ни президент Туркменистана пока в Вашингтон с широким спектром предложений по развитию дружеских и партнерских связей с Соединенными Штатами не собирается. А вот в военной сфере сотрудничество между двумя странами, не привлекая к себе особого внимания, расширяется, что ничем особо радикальным туркменскому руководству не грозит - по крайней мере пока (республика не состоит ни в ОДКБ, ни в СНГ, ни в других структурах, где бы она именно военно-политически была чем-то привязана к РФ и КНР).

В целом же при всей важности США как действительно влиятельнейшего мирового гегемона в международных делах, регион Центральной Азии для Вашингтона - по-прежнему мировая периферия. Соответственно и уровень посетителей из Америки центрально-азиатских государств и дальше будет ограничиваться заместителями начальников департаментов и очень редко - чуть выше.

А вот для президентов государств Центральной Азии визиты в Вашингтон по-прежнему важнейшая составляющая их государственной статусности. Посетить Белый дом и пожать руку американскому президенту (не важно, как того конкретно зовут) - лишние политические «очки» и дома, и для поднятия собственного престижа в глазах ближайших соседей по региону. Вне зависимости от того, что конкретное в ходе таких американских визитов подписывается. Или не подписывается вообще ничего.

 

You have no rights to post comments

Если Вам понравилась статья, то пожалуйста, поделитесь с друзьями в социальных сетях:

  • BACK_TOP