Доступ в Архив



Для просмотра архивного материала необходимо зарегистрироваться
Сейчас 78 гостей онлайн

Счетчик просмотров


mod_vvisit_counterСегодня1846
mod_vvisit_counterВчера1926
mod_vvisit_counterНа этой НЕДЕЛЕ5674
mod_vvisit_counterВсего5310859

Об архивах «Прометея»
№: 36(1347)   
18.10.2019 10:19

Садыкова Б.И., доктор политических наук

Данная статья продолжает тему Второй мировой войны, которая была поднята в материале ДН «Война как трамплин для мировой революции» от 20 сентября 2019 года.

images cms-image-000022342-1024x449Антибольшевистское движение «Прометей» было основано главами национальных автономий Кавказа, Поволжья, Дона, Украины и Туркестана, которые после захвата власти большевиками были вынуждены эмигрировать в Европу. Кто возглавлял национальные автономии? В большинстве своем это были высокообразованные личности с дипломами лучших учебных заведений Петербурга, Москвы, Казани, Парижа. 

В 1921 году они приняли совместное решение продолжить национально-освободительную борьбу в новом формате, разделив движение на две ветви: внутреннюю и внешнюю.

Большевистская Россия и Польша, возрожденная после Брест-Литовского договора (март 1918), появились на географической карте мира одновременно. Новая Польша, по справедливому замечанию российского историка А.И.Уткина, оказалась «своего рода ключом к грядущей Европе, к положению в ней Германии, Франции и России»1. Острота ситуации Польши, оказавшейся между двумя имперскими режимами, заставила руководство страны обратиться к историческому опыту польских правителей, в результате которого и родилось движение прометеизма. Первые структуры прометейского движения сформировались на территории Турции и Франции в 1925-1926 гг2. Официальное рождение «Прометея» восходит к 1926 году и связано оно с именем маршала Юзефа Пилсудского. Деятельность движения была прервана в 1939 году, когда части вермахта и Красной армии вторглись на территорию Польши.

В сентябре 1939 года первым действием немецких спецслужб на территории Польши стало изъятие архивов «Прометея». В мае 1945 года их советские коллеги завладели тем, что было присвоено немцами. С этого периода до недавнего времени прометейские архивы пребывали в недрах РГВА. Допуск к ним имел только узкий круг представителей российских спецслужб. Владение такой наиценнейшей информацией дало Москве уникальный шанс обвинить своих политических оппонентов в сотрудничестве с нацистами. Так, ветераны Лубянки В. Былинин, А.Зданович, В. Коротаев, А. Соцков не преминули объявить Мустафу Чокая гитлеровским подручным, предателем интересов своего народа, агентом иностранных спецслужб. Обвинения были сформулированы следующим образом:

1) по инициативе и под контролем польского Генштаба Мустафа Чокай и три представителя кавказской эмиграции в 1933-1935 гг. совершили поездки в Германию в поисках путей сотрудничества;

2) непосредственно в предвоенный период Мустафа Чокай и два других представителя кавказской эмиграции открыто признавали себя гитлеровскими агентами;

3) Мустафа Чокай стремился установить контакты с Японией с тем, чтобы организовать вооруженное восстание при поддержке Японии, но советской разведке удалось найти непосредственные доказательства таких контактов;

4) Мустафа Чокай сотрудничал с германской политической полицией, был жив до конца 1942 года и до самой смерти возглавлял Туркестанский Национальный Комитет.

Данные обвинения были подкреплены внушительным списком шифров, отсылающих к добытым спецслужбами документам:

Ф. 1 к. Оп.7 (картотека); Ф.1 к. Оп. 19.Д.2138; Ф.1 к.Оп.27 Д.12968; Ф.7к. Оп.1.Д. 299. Л.197-200; Д.221б. Л.891; Д.Ф. 453к. Оп.1.Д.47, 83 (картотека Экспозитуры ¹2); Ф. 461к. Оп.1. Д.1, 2, 236, 241, 243, 246, 280, 300, 310,405-410, 415-420,431, 432, 437; Ф. 461к. Оп.2. Д.135-140, 142; Ф.519к. ОП.3. Д.7.Л.7об., 42; Ф.667к. Оп.1. Д.1.А.191-193; Ф.1358к. Оп.3. Д. 436, 455; [ФА. Д. 5с. Т. И. Л.33-38; Д.8.Т.XII. А. 268-273]3.

Однако анализ содержания переписки Мустафы Чокая и его единомышленников, а также всесторонний разбор статей и выступлений туркестанского деятеля дали основание усомниться в обоснованности вышеприведенных утверждений. Невольно возникла мысль о широко использовавшемся приеме большевиков - фабрикации ложных материалов для дискредитации политических оппонентов. Тем более что авторы обвинительной публикации В. Былинин, А. Зданович, В. Коротаев, А. Соцков откровенно признают в своей книге, что советские спецслужбы нередко пользовались методом оговора оппонентов, приводя в качестве примера «ложное обвинение руководства польской коммунистической партии в предательстве и антисоветской шпионской деятельности, сфабрикованное в недрах НКВД и завизированное Наркомом И.И.Ежовым»4.

Располагая архивами «Прометея» и уверовав, что они навечно останутся доступными только узкому кругу чекистов, руководство ОГПУ приступает к масштабной дискредитации бывшего главы Туркестанской Автономии Мустафы Чокая, дабы держать в узде непокорных бунтарей (басмачей) в регионе Центральной Азии. Местные ГПУ получают указание создать художественные фильмы, выпустить книги, написанные «на документальной основе». В результате библиотеки пополнились “документальными” повестями «Падение “Большого Туркестана”» (автор Серик Шакибаев, Алма-Ата), «Уловки предателей» (автор Махмуд Айкарлы, Ташкент), «Феникс» (авторы Эдуард Арбенов и Леонид Николаев, Москва). Они умело сформировали образ Мустафы Чокая - коллаборациониста, предателя и шпиона, работавшего в пользу английских и японских спецслужб.

Был также создан художественный фильм «В двадцать шестого не стрелять!» (реж. Равиль Батыров), в котором узбек Вели Каюм предстал убийцей казаха Мустафы Чокая. В основе замысла - желание посеять семена неприязни между двумя крупными национальными сообществами региона: казахами и узбеками. (На деле убийство Мустафы Чокая было делом рук самих чекистов5.) Премьера фильма состоялась 2 июня 1967 г. в Москве. Кинолента была удостоена Премии Ленинского Комсомола Узбекистана.

В 2009 и 2010 гг. увидели свет две книги, излагающие историю советской внешней разведки: «Внешняя разведка СССР» Клима Дегтярева и Александра Колпакиди (М., изд-во ЭКСМО) и «Секреты польской политики. 1935-1945 гг. Рассекреченные документы службы внешней разведки Российской Федерации». Составитель Л.Ф.Соцков (М., изд-во РИПОЛ КЛАССИК). Логично было бы предположить, что в них будут приведены документальные материалы, разоблачающие предательскую сущность Мустафы Чокая. Тем более что РГВА располагало полным архивом движения «Прометей» за период с 1926 по 1939 г.

Первая книга, заявленная как раскрывающая «секрет феноменальных достижений и побед» советской разведки, не содержит даже упоминаний ни о Мустафе Чокае, ни о его сподвижниках, ни о самом движении «Прометей».

Вторая книга (составитель Л.Ф.Соцков) также, несмотря на заявленные в титре 1935-1945 годы, не представила ни одного документа о «Прометее» и его деятелях; она вообще не содержит ни одного архивного документа, имеющего отношение к 1939, 1940 и 1942 годам. Сей факт можно объяснить лишь сокрытием истинного содержания документов из архивов «Прометея».

Нет ни слова о прометейских агентах, действовавших внутри СССР. Советская разведка не была в курсе того, как передавались материалы в прометейский центр. На деле их путь пролегал через Трабзон, Игдир, Карс, Эрзрум, Стамбул6. Благодаря слаженной работе связных мир узнал о гулагах еще в 1930 году, задолго до выхода книг Солженицына7.

И, наконец, именно архивы «Прометея» указывают на то, что ответственность за разжигание пожара Второй мировой войны несут оба диктатора. Еще в середине тридцатых годов, проанализировав обстановку в Германии и СССР, прометейцы заявили, что «выбирать между Сталиным и Гитлером - это выбирать между чумой и холерой».

Прометей занимает особое, главенствующее место в истории мирового демократического движения ХХ века, как по своей масштабности, так и по уникальному опыту использования ненасильственных форм борьбы с тоталитарными режимами.

Автор статьи благодарит своих польских коллег Павла Либеру, директора польского архива, и доктора Яна Малицкого, возглавляющего научный центр Варшавского университета. Только благодаря их усилиям мы в Казахстане получили копию архивов «Прометея».

Сноски:

1. Уткин.А.И. Унижение России: Брест, Версаль, Мюнхен. - М., Изд-во Эксмо Изд-во Алгоритм, 2004,. – С.233.

2. Либера П. Польша и прометейское движение. Сб. документов. Резюме. В кн. II Rzeczpospolita wobec ruchu prometejskiego. Tom 4 : Centralne ArchivumWojskowe im. Mjr. Boleslawa Waligory. Archiwum Akt Nowych. InstitutJosefaPilsudskiegowAmerice. Warszawa. 213. ) S. 571.

3. Былинин В., Зданович А., Коротаев В. Организация «Прометей» и «прометейское» движение в планах польской разведки по развалу России/СССР. В кн.: Труды Общества изучения истории отечественных спецслужб. Т.3. М.: Кучково поле, 2007. С.396, ссылка 88. При этом авторы называют «Прометей» не антибольшевистским движением, а организацией.4. Там же. С.333-334 (кавычки указывают на то, что цитата взята из текста цитируемых авторов).

5. Из истории российской эмиграции.(1924 – 1932) . Письма А.-З. Валидова и М.Чокаева. М.: РАН РФ, 1999. С.19.

6. Copeaux, Etienne. Le mouvement “prométhéen”. Cahier d’études sur la Méditerrannée orientale et le monde turco-iranien (CEMOTI), n° 16 ; juillet-décembre 1993, p. 25.

7. Ibidem, p. 26.

 

 

You have no rights to post comments

Если Вам понравилась статья, то пожалуйста, поделитесь с друзьями в социальных сетях:

  • BACK_TOP