Доступ в Архив



Для просмотра архивного материала необходимо зарегистрироваться
Сейчас 112 гостей онлайн

Счетчик просмотров


mod_vvisit_counterСегодня1732
mod_vvisit_counterВчера1926
mod_vvisit_counterНа этой НЕДЕЛЕ5560
mod_vvisit_counterВсего5310745

Цена слов,
№: 39(1350)   
08.11.2019 10:05

а также их рыночная стоимость

«Фондовый рынок полон людей, которые знают цену,

но понятия не имеют о ценности».

Филипп Фишер, американский экономист

и профессиональный инвестор

СЛОВО - одно из базовых мерил реальности. Оно не только описывает ситуацию, но и человека, его изрекающего. Цена неправильного слова в наше время весьма велика - ошибка даже в одной запятой может привести к страшным последствиям, исправить которые не смогут и тысяча правильных слов после нее. Особенно это касается политики и корпоративного сектора, где каждое заявление должно быть измерено и взвешено, ибо будет проходить через рыночный фильтр, который оценивает каждый шаг компаний, поскольку доверяет им свои деньги. К сожалению, у нас все это до сих пор обстоит иначе, свидетельством чему являются странные заявления из уст деятелей государственного и квазигосударственного сектора, после которых непонятно, то ли весь мир ошибается на счет реальности, то ли подобные деятели явно не до конца осознают ее.

На этой неделе в социальных сетях разошлось высказывание Алии Кишкимбаевой, занимающей должность управляющего директора по правовым вопросам АО «Казахтелеком». Цитируется оно по сюжету одного из телеканалов, освещающих судебные тяжбы телекоммуникационного гиганта с одним из миноритарных акционеров. Смысл рассматриваемого дела достаточно сложен, но если коротко - то миноритарий настаивает на том, чтобы компания выкупила его акции в связи с тем, что он не согласен с заключенной ею сделкой. Изначально таких миноритариев было несколько, и часть из них получила свое (предпочтя почему-то после этого выйти из всех бизнес-проектов в Казахстане), а другой части «Казахтелеком» отказал, мотивируя это «недобросовестностью» таких акционеров. Заключается она в том, что купил данный миноритарий акции, по заверениям представителей телекоммуникационного оператора, уже после того, как сделка, против которой он выступает, была завершена. 

Однако сам текст комментария, распространенный через сайт телеканала, вызывает совершенно иное чувство: что руководство крупной компании с государственным участием просто не осознает, что такое фондовый рынок и как он действует. Вот эти слова: «Есть отдельные граждане Казахстана, которые становятся миноритариями не для того, чтобы реализовывать свое право акционера: участвовать в принятии решения, получать свои дивиденды, а именно, чтобы использовать какие-то определенные схемы, которые позволяют миноритарию достичь какого-то уровня быстрого обогащения».

Именно торговля акциями и формирует рыночную цену акций, а та - в свою очередь - помноженная на количество выпущенных акций, составляет такую базовую цифру в корпоративном секторе, как капитализация компании. А какая же может быть торговля акциями, если она не предполагает получения доходов, обогащения? Если же это пытаются выставить, как нечто неподобающее, не входящее в некие «права акционера», то зачем у нас в стране к одной фондовой бирже - KASE - государство создало еще одну - МФЦА? Зачем проводят эти «народные IPO», а не выпускают по старинке «облигации государственного займа», как в советские времена? Фондовые биржи - это организованные рынки ценных бумаг, где они не просто раз выставляются, чтобы собрать из чулков населения какие-то копейки для нацкомпаний, но и торгуются - покупаются и продаются.

Хорошо, что хоть директор не назвала краткосрочных миноритариев «спекулянтами» или «буржуями», хотя и ничего плохого в биржевой спекуляции тоже нет. Это всего лишь особый бизнес, извлекающий именно быструю прибыль из биржевых операций, рискуя своими или заемными деньгами. Из-за того, что это довольно рискованный вид бизнеса, где довольно сложно что-то предполагать, и многое зависит от эмоциональной составляющей, его часто называют даже не торговлей, а игрой - говорят, «играл на бирже».

В связи со словами директора телекоммуникационного гиганта вспоминается эпизод из книги российской писательницы Юлии Латыниной «Ниязбек». Речь там идет про эпизод в северокавказской республике, которая явно списана с Дагестана. Так уж случилось, что первый заместитель министра по налогам и сборам выкрал австрийского инвестора, отпустить которого ему пришлось по настоянию представителя Москвы в республике. После своего возвращения в Вену, он позвонил этому чиновнику и сказал: «Я долго думал, что мне делать. Я решил, что шум будет не на пользу моей компании. И я решил молчать, но, как вы понимаете, ни о каких инвестициях, ни о каких контрактах не может быть и речи. И вы знаете почему? Даже не потому, что меня похитили. А потому, что человек, который меня украл, он, оказывается, замминистра по налогам и сборам! И потому, что этот человек, занимая этот пост, искренне считает, что компания с капитализацией в сорок миллиардов может вынуть из оборота двадцать! Как я себе представлю, что этот человек будет считать моему заводу налоги, так меня дрожь берет!». У нас, конечно, инвесторов не воруют, но вот это странное недопонимание того, как именно формируется капитализация компании, основанная на торговле ее акциями с целью получения прибыли, она, конечно, не может не насторожить потенциального инвестора.

Еще один пример, когда слова стоят очень много, - ситуация с указом, который несколько недель назад подписал второй президент Касым-Жомарт Токаев. Он расширяет полномочия Совета Безопасности, что и вызвало вопросы у общественности насчет того, кто именно обладает в стране большей властью - бывший или нынешний президент? На вопрос журналиста о том, за кем же остается последнее слово в ключевых назначениях в стране, он ответил, что оно - за Советом Безопасности, пожизненным председателем которого является первый президент Нурсултан Назарбаев. Конечно, министру не позавидуешь - ответить на этот вопрос прямо довольно сложно, однако так сложилось, что именно он - что-то вроде последней инстанции в расшифровке юридической терминологии. В итоге уже президентскому пресс-секретарю Берику Курмангали (он также известен как Берик Уали) пришлось комментировать слова министра. «Считаю некорректным комментарий министра юстиции. Возможно, под напором журналистов Марат Бекетаев растерялся и дал неверную формулировку, что удивительно, так как должностное лицо такого уровня всегда должно квалифицированно разъяснять любые вопросы в рамках своих функциональных обязанностей», - заявил он, несколько смягчив формулировки.

В обычном государстве после такого должна была бы последовать если не отставка министра, то хотя бы ответная реплика, которая бы объяснила, почему главный по юридической отрасли вдруг оказался столь неточен. Но ее не последовало. Тут уже непосредственный шеф министра - премьер-министр - мог бы сказать свое слово, но и он предпочел хранить мудрое молчание. Единственная попытка разъяснить общественности, как же у нас все устроено с подчиненностью и дисциплиной в заявлениях, произошла в интервью советника президента Ерлана Карина, которое он дал радио «Азаттык». «Несмотря на то, что он не извинился, в тот день состоялось заседание, где ему было сделано замечание. Этого достаточно», - сказал чиновник. Вот и все. Больше в Нур-Султане общественность объяснениями решили не баловать, наверное, чтобы не вгонять чиновников в еще большее смущение и грусть.

И ладно там с трудовой дисциплиной в правительстве, но ведь такие вещи довольно серьезно бьют по вполне конкретным вещам, вроде тех же решений иностранных инвесторов - вкладывать ли деньги в Казахстан или нет. В ситуации, когда они до конца не могут разобраться, кто именно принимает решения в стране (и им не очень важно, как называется этот человек - премьер-министр, президент, елбасы или император), просчитывать риски инвестиций чрезвычайно сложно. А значит - и вкладывать желающих будет меньше, выше будут проценты по займам, меньше цены на ценные бумаги наших компаний. А ведь это сегодня - как и полтора десятилетия назад - снова жизненно важно для нашей экономики, которая явно переживает не лучшие времена. Обзвон граждан по старым сделкам с недвижимостью, получению годы назад пособий, планы проверять денежные переводы физических лиц - все это признаки того, что в сказке про Колобка называется «скрести по сусекам». И в этой ситуации вдвойне недальновидно создавать ситуацию, когда политическая система в стране запутана и непонятно, где и чья ответственность. Несостоятельность идеи разделения политики и экономики в этом вопросе отражается в практически химически чистом виде.

 

 

You have no rights to post comments

Если Вам понравилась статья, то пожалуйста, поделитесь с друзьями в социальных сетях:

  • BACK_TOP