Доступ в Архив



Для просмотра архивного материала необходимо зарегистрироваться
Сейчас 157 гостей онлайн

Счетчик просмотров


mod_vvisit_counterСегодня107
mod_vvisit_counterВчера2186
mod_vvisit_counterНа этой НЕДЕЛЕ2293
mod_vvisit_counterВсего5362150

Экономика перемен
№: 42(1353)   
29.11.2019 10:26

Азат Перуашев, DBA

Как известно, деятельность Касым-Жомарта Токаева на посту Президента республики уже в первые месяцы стимулировала гражданскую активность и ожидания в обществе. Но если политические и социальные шаги нового руководства получили широкий резонанс, то его экономические инициативы, на мой взгляд, незаслуженно остаются в тени. Между тем в своем первом Послании народу Казахстана «Конструктивный общественный диалог - основа стабильности и процветания Казахстана» президент Касым-Жомарт Токаев, подтверждая преемственность политики елбасы Нурсултана Назарбаева, уделил особое внимание экономическим вопросам.

Так, для придания нового импульса экономике Администрации Президента и Правительству было поручено «детально изучить все предложения отечественных и зарубежных экспертов». Только о необходимости пересмотра налоговой политики Касым-Жомарт Кемелулы сказал в Послании трижды: 

- «В рамках Госпрограммы индустриально-инновационного развития разработать комплекс мер по поддержке высокопроизводительного среднего бизнеса, включая налоговое стимулирование…»;

- «Необходимо модернизировать налоговую систему с фокусом на более справедливое распределение национального дохода»;

- «Отдельная проблема - повышение качества текущей налоговой системы».

Не менее значимые планы были обозначены и по другим составляющим экономики - от поддержки экспорта, развития МСБ до проблем сельского хозяйства, госзакупок и доступности кредитов. Все эти инициативы партия «Ак жол», как представитель бизнеса, рассматривает в контексте глубокого реформирования экономической политики.

Мы разделяем мнение президента о том, что «экономические реформы уже невозможны без модернизации общественно-политической жизни страны». Об этом, а также в целом об актуальности политических реформ я высказался 15 августа т.г. в интервью «Перемены нужны и даже неизбежны».

В то же время очевидно, что для крупных перемен нужны значительные материальные ресурсы; более того, как показали те же события с АСП, необходимо на всех уровнях добиться понимания порядка управления этими ресурсами. Думаю, этим и объясняется акцент на экономические подходы, который явственно прослеживается по всей логике Послания, наряду с концепцией «Слышащего государства» и другими новациями.

Глава государства обозначил широкий спектр вопросов в данном направлении. Попытаюсь выделить наиболее близкие нашим подходам.

Прежде всего - это диверсификация и цифровизация экономики, прямым следствием чего должен стать кардинальный рост производительности. «Экономика знаний», повышение производительности труда, развитие инноваций, внедрение искусственного интеллекта стали основными факторами глобального прогресса» - отмечает президент, причем добавляет, что «в ходе реализации третьей пятилетки индустриализации нам необходимо учесть все допущенные ошибки». Это заявление показывает стремление руководителя страны быть честным со своими согражданами. Как тут не вспомнить многочисленные запросы фракции «Ак жол» в предыдущие годы о срывах задач ГПИИР и закрывавшихся после торжественных пусков заводах?

Тем важнее мотивировать предпринимателей к цифровизации, что открывает двери не только для производственных инноваций, но и для прозрачности рабочих процессов. Подтягивать экономику можно включая требования применения цифровых технологий в программы поддержки бизнеса, а также внедряя их на уровне госорганов, взаимодействующих с предприятиями в сфере отчетности и контроля. Особое направление - развитие и коммерциализация собственно цифровых продуктов и сервисов, от компьютерных игр и соцсетей до платежных систем и управления городской инфраструктурой.

Да, цифровизация объективно влечет снижение занятости, прежде всего в сегментах со стандартными повторяющимися операциями. Но взамен этот процесс способен создавать новые рабочие места, причем на совершенно другом уровне квалификации, зарплаты и условий труда. Как однажды отмечал Нурсултан Абишевич, ни один самообучающийся искусственный интеллект не обладает человеческим чувством эмпатии (сопереживания) и даром вдохновения. Эта сфера - творчество, гуманизация и человеческое измерение технологий - всегда будет оставаться за самими людьми.

Конечно, это потребует не только модернизации действующих, но и массового появления новых предприятий. Огромные резервы в этом смысле скрыты в переработке природных ресурсов, передаче сырьевыми гигантами закупок используемого оборудования, материалов и сервисного обслуживания местным, казахстанским партнерам, введение соответствующих законодательных требований через офсетную политику и оф-тейк контракты, по примеру фонда «Самрук-Казына».

На мой взгляд, сдерживающим фактором здесь выступают договорные обязательства перед крупными инвесторами, принятые нашей страной в первые годы независимости. Но с тех пор выросло целое поколение, и республика стала другой, и многие иностранные компании сполна заработали на наших природных богатствах. Возможно, пора ставить вопрос о более адекватном участии иностранных сырь-евых гигантов в развитии и модернизации экономики Казахстана, увеличении доли Казахстана в разделе продукции и обслуживании таких компаний, вплоть до создания с их участием производств техники и комплектующих, сервисных центров и иных служб, используемых при добыче наших натуральных ресурсов. К примеру, за четверть века все инвесторы и иностранные подрядчики, вместо того чтобы тащить к нам работников со всего света, вполне могли обучить и вырастить требуемых им специалистов и руководителей из казахстанской молодежи и даже помочь местному бизнесу наладить производство используемого оборудования.

Именно в таком ключе мне видятся требования, поставленные президентом Токаевым 13 ноября т.г. перед руководством китайской CNPC по защите прав и зарплаты казахстанских работников. Известно также, что Правительство и Министерство энергетики ведут работу по расширению казахстанской доли в KPO. Партия «Ак жол» решительно поддерживает все подобные усилия и надеется, это только «первые ласточки» в отстаивании национальных экономических интересов перед крупными иностранными инвесторами.

Второй блок предложений президента - наведение порядка в квазигосударственной экономике. Правда, сам Касым-Жомарт Кемелулы назвал его более аккуратно: «Повышение отдачи от квазигосударственного сектора». Причем нужно отметить, что одним из первых решений г-на К.Токаева в президентской должности был именно объявленный 24 мая т.г. мораторий на создание новых нацкомпаний, встретивший безусловную поддержку бизнес-сообщества.

В нынешнем состоянии многочисленные «дочки», «внучки» нацкомпаний, РГП и ТОО при министерствах и акиматах практически «убили» честную конкуренцию и частное предпринимательство в ряде секторов.

Последние несколько лет фракция «Ак жол» в депутатских запросах констатирует, что рыночную экономику постепенно «пожирает» государственно-монополистический капитализм. Ни одно частное предприятие не в состоянии конкурировать с совершенно безумными затратами и административными ресурсами госпредприятий, финансируемых из кармана налогоплательщиков.

Не случайно глава государства говорит, что «Наши государственные компании превратились в громоздкие конгломераты, международная конкурентоспособность которых вызывает сомнения» - и это действительно так. Эти структуры не способны к конкуренции в открытом мире, поскольку развращены бесконечным притоком денег из бюджета и монопольных тарифов; и прикрыты безнаказанностью в нарушении прав потребителей и подавлении конкурентов.

Да, в стратегических секторах, как и подчеркнул президент, государственное участие необходимо. Но все остальные АО, ТОО и РГП с госучастием целесообразнее передать в рынок. Такой подход был заложен Елбасы при объявлении второй волны приватизации, практическая реализация которой пришлась на долю Касым-Жомарта Кемелулы. Мы прекрасно понимаем, как много важных персон и миллиардных интересов затрагивает это поручение и какое скрытое сопротивление будет сопровождать данный процесс. Но другого пути для возвращения экономики на рыночные рельсы просто не существует. Иначе - стагнация, отмирание конкурентных начал, непотизм и коррупция, которая сегодня стала основной угрозой и экономике, и социальному самочувствию общества. Причем ее адепты прочно обосновались не только в квазигоссекторе, но и в системе госзакупок, контрольных органах, и даже в крупных частных корпорациях. Коррупция сопровождается выводом денег из страны, несправедливой конкуренцией, рейдерством, а значит - вымывает наш потенциал и лишает будущего всю страну. Поэтому партия «Ак жол» всегда будет выступать твердым сторонником наведения порядка в этих сферах.

Третий блок - поддержка малого бизнеса. Об этой теме президент Токаев заговорил с позиции рядовых граждан, начиная с названия экономического раздела Послания, который обозначен как «Развитая и инклюзивная экономика». Инклюзивная, т.е. экономика вовлечения - и есть главная задача МСБ. Понятно, что самыми доходными в нашей стране являются нефте- и горнодобывающие предприятия и банки. Но устроить всех казахстанцев нефтяниками или банкирами физически невозможно. Другое дело, что именно через загрузку сети малых и средних предприятий каждая семья может получить свой шанс в жизни. Роль МСБ в сокращении разрыва между богатыми и бедными, в доведении до каждого гражданина его доли от доходов экономики, через трудовое участие в создании национального продукта и его добавленной стоимости.

Именно поэтому у фракции «Ак жол» вызывают возмущение отговорки местных госорганов по поводу 2-кратного отставания добывающих регионов в доле МСБ (10-15%) от общестранового (28,5%), хотя именно там, где есть производственные гиганты, местный бизнес должен опережать средние показатели. Ведь чем больше денег поступает в регион - тем больше их должно оставаться на месте, в оплату отечественным партнерам, производителям оборудования, обслуживающим компаниям и т.д. А если этого не происходит - значит вся прибыль выводится из страны. Тогда какой смысл в таких инвестициях, если у целой нации забирают ресурсы, не отдавая взамен ни заказов, ни знаний, ни технологий? Разве нас кто-то торопит немедленно проесть природные богатства?

Это говорит о недостаточной работе как центральных органов, так и местной власти. И у Касым-Жомарта Кемелулы оказалось достаточно жесткости, чтобы предъявить: «Пользу от финансовой поддержки получают только хозяйства, аффилированные с местными властями… Акимы на местах должным образом не выполнили организационную работу».После такой оценки некоторым местным руководителям впору подавать в отставку, а десятки и сотни предпринимателей по всей стране подтвердят эти слова президента собственными примерами.

В предпринимательском сообществе с облегчением встретили слова о трехлетнем освобождении малого бизнеса от налога на доход и аналогичный запрет на проверки.

В то же время, - и это нужно отметить особо, - президент отделяет добросовестный бизнес от безответственности и халтуры, четко обозначив границы дозволенного: «В случаях нарушения субъектами бизнеса предписанных норм и правил, особенно в санитарно-эпидемиологической сфере, такие компании будут закрываться, их владельцы - привлекаться к ответственности». Это требование позволяет надеяться, что коммерческая «вольница» не приведет к росту отравлений и несчастных случаев, а в самом бизнесе защитит честных предпринимателей от недобросовестных конкурентов.

Особое внимание у нас вызвал четвертый блок поручений - о поддержке среднего бизнеса. В госорганах до сих пор присутствует недопонимание роли этого сегмента в экономическом укладе страны. Между тем с позиции больших чисел, крупный бизнес - это главным образом добывающие компании. Малые предприятия в основном представляют торговлю и сферу услуг. А вот обрабатывающие производства, выпускающие готовые товары, включая ТНП, - сосредоточены, прежде всего в среднем бизнесе.

Об особом значении среднего бизнеса фракция «Ак жол» неоднократно говорила в запросах правительству, начиная с 2013 года. В частности, мы предлагаем по примеру Евросоюза перейти к пониженным ставкам НДС для приоритетных видов продукции, что позволило бы адресно снизить нагрузку на отечественных производителей и защитить рынок от импортных аналогов. Очередной запрос с этим предложением был направлен нами правительству 2 октября текущего года, как раз в связи с Посланием главы государства. За это время даже в крайне консервативной в налоговых вопросах Российской Федерации поняли преимущества пониженных ставок и ввели их для некоторых товаров. А мы в очередной раз получили отрицательный ответ с весьма спорными доводами.

Между тем недостаточное внимание к положению среднего бизнеса сказывается самым негативным образом. По информации Счетного комитета, количество таких предприятий в стране за последние 10 лет уменьшилось в 3,5 раза - с 8,7 тыс. (2010 год) до 2,6 тысяч на 1 июня 2019 года. Эти данные лишь подтверждают наблюдение, что в Казахстане торговать чужими товарами стало гораздо выгодней и проще, чем производить свои.

Тем отраднее было услышать из уст Президента поручение «…О среднем бизнесе. У нас отсутствуют действенные меры государственной поддержки именно этого сегмента предпринимателей... Поручаю Правительству в рамках Госпрограммы индустриально-инновационного развития разработать комплекс мер по поддержке высокопроизводительного среднего бизнеса, включая налоговое, финансовое, административное стимулирование».

Как я уже отметил, депутаты от партии «Ак жол» сразу же направили свои предложения госорганам, однако в очередной раз остались неуслышанными. Но, опираясь на Послание, у нас появляются дополнительные доводы настаивать на своих предложениях.

В пятый блок я бы включил поручения по налоговой системе, которая все больше из инструмента экономического регулирования превращается в карательную дубинку.

Касым-Жомарт Кемелулы совершенно справедливо указывает, что «Она должна стимулировать компании инвестировать в человеческий капитал, в повышение производительности труда, техническое перевооружение, экспорт». Президент поручил снизить давление на фонд оплаты труда, отложив введение дополнительных пенсионных отчислений в размере 5% до 2023 года и наложив запрет на все выплаты, не предусмотренные Налоговым кодексом. А таковые сегодня вводятся по любому поводу - от членских платежей в обязательные СРО до обязательной маркировки товаров в пользу частной компании.

Президент не только обозначил эту линию в Послании, но и проводит ее в своей практической работе. Так, большой позитивный резонанс в обществе вызвало его поручение от 15 ноября т.г. снять с обсуждения инициативу налоговиков о фискальном контроле банковских карточек, против которого жестко выступила и наша фракция.

Кроме того, в последнее время резко увеличился поток обращений к депутатам со стороны предпринимателей, которых налоговые органы принуждают оплачивать чужие аферы (например, по сделкам с лжепредприятиями или даже с их контрпартнерами).

Поразительно не только то, что налоговые органы предъявляют такие претензии бизнесу - в конце концов, это их работа. Но еще удивительнее, что суды, как правило, удовлетворяют подобные иски! После обращения нашей фракции по данной системной проблеме в феврале т.г. председатель Верховного суда Жакып Асанов создал рабочую группу с участием судей ВС, за что мы ему благодарны. Однако даже на том уровне мы столкнулись с неприятием базовых законов экономики и бизнеса. Что уж говорить о решениях на местах?

Основные споры сосредоточились вокруг порядка взимания НДС, который ввиду сложности расчетов считается крайне коррупциогенным налогом. Между тем и для государства его применение не всегда выгодно, так как значительная часть бюджета (около 500-600 млрд тенге ежегодно) уходит на возврат НДС экспортерам. При этом основными выгодополучателями такого положения становятся либо гиганты-недропользователи, для которых НДС играет роль сверхнормативной прибыли за счет других налогоплательщиков; либо экспортеры сельскохозяйственного сырья, которое могло бы перерабатываться и формировать добавленную стоимость у себя в стране.

В этой связи, возможно, следует обсудить и более глубокую реформу, связанную с заменой сложно администрируемого НДС - простым налогом с продаж, в котором нет необходимости рассчитывать зачетную часть и подкреплять ее кучей документов, принимаемых или отклоняемых налоговыми органами. Эта смелая тема поднималась несколько лет назад одним из экс-министров экономики и была снята только из-за предлагавшегося «каскадного» метода взимания, при котором нагрузка на производителей увеличивалась, а на импортеров - снижалась. Естественно, национальный бизнес не мог поддержать такой метод. На наш взгляд, расшить этот узел можно было бы, заменив каскадный метод - разовым взиманием налога с конечного покупателя. Такая реформа поддержала бы производителей и снизила затраты бюджета на возврат колоссальных сумм. Другим альтернативным решением мог бы стать отказ от возврата НДС по экспорту сырья, с сохранением для экспорта готовой продукции. Да, Послание главы государства не содержит столь радикальных подходов, но нельзя не видеть, какие возможности упрощения налогообложения и смены экономической парадигмы с сырьевой на обрабатывающую могли бы принести подобные изменения. А как раз эти задачи в Послании присутствуют в полной мере.

Наконец, шестой блок поручений, на которых хотелось бы остановиться в данном обзоре, связан с денежно-кредитной политикой. В Послании эта сфера справедливо названа «одним из тормозов экономического развития страны». Нужно напомнить, что среди первых практических решений Касым-Жомарта Токаева в президентской должности было списание долгов по кредитам многодетным семьям и инвалидам, оказавшимся в трудной жизненной ситуации летом т.г..

В Послании президент продолжил тему проблем кредитования, и с тревогой констатирует, что недостаточный объем кредитования - суть «один из самых проблемных вопросов экономики. За последние пять лет общий объем кредитования юридических лиц, а также малого и среднего бизнеса сократился более чем на 13%».

Если дополнить эту картину соотношением к ВВП, то кредитование юрлиц в прошлом году упало до анти-рекордных 22% к ВВП. Для сравнения, в стабильных экономиках этот показатель не менее 60%, а в развитых странах типа Германии, Канады, Сингапура - доходит до 150-200%. Иными словами, нынешних объемов кредитования недостаточно не только для обеспечения роста экономики, но и для поддержания ее текущего уровня. Сегодняшний рост обеспечивается не рыночными институтами вроде банков, а исключительно за счет государственных вливаний в экономику.

Между тем последние 10-12 лет и сами банки являются одним из основных получателей беспрецедентной финансовой помощи государства. Так, 13 октября 2008 года, в разгар мирового экономического кризиса, было заявлено о выделении 10 млрд. долларов из Национального фонда, из которых около 4 млрд долларов (476 млрд тенге при курсе 119 тенге/доллар) было направлено на финансирование четырех крупнейших банков (Народный, Казкоммерц, Альянс-банк и БТА).

В дальнейшем эти меры поддержки неоднократно повторялись вплоть до последнего времени. Например, в 2017 году пяти крупнейшим банкам - Евразийскому, АТФ, Цеснабанку, Банку ЦентрКредит, Bank RBK - выделена государственная поддержка в размере 650 млрд тенге и так далее. Кроме того, важной частью поддержки банков выступают размещаемые у них миллиардные средства национальных компаний и квазигоссекторы. И это не считая других мер поддержки, включая налоговые льготы, субсидирование процентных ставок бизнесу, конечными бенефициарами которого также выступают банки.

Такие меры, безусловно оправданы той огромной ролью, которую призваны выполнять банки в фондировании всей экономики. Поэтому общество справедливо полагает, что государственные средства выделяются коммерческим банкам не для собственного обогащения, а для восстановления кредитования экономики. Но вместо кредитов, по некоторым данным, банки направляют часть полученных средств на приобретение нот Нацбанка с доходностью в 9%, без всяких рисков и дополнительной работы. Причем объемы приобретения нот НБ постоянно растут, что говорит об увеличении свободных средств у банков и одновременно - об их незаинтересованности финансировать экономику. По мнению экспертов, эти заимствования целенаправленно производятся Нацбанком для снижения рисков инфляции. Но тогда правильнее было бы вообще не выделять банкам государственные средства, чем потом изымать их с рынка. С какой стати государство должно платить кому-то миллиардные суммы за свои же деньги?

Кроме того, куда большее давление на инфляцию оказывает искусственное сдерживание собственного производства и вызванная этим импортозависимость потребительского рынка, которая к тому же подрывает национальную валюту.

Полагаем, что Нацбанк должен найти меры, побуждающие БВУ направлять полученные от государства финансы на доступное кредитование реального сектора. И одной из подобных мер было бы, во-первых, ограничение объемов размещения средств БВУ в ноты Нацбанка (например, в объеме не более половины средств, полученных от государства); и во-вторых - ограничение доходности этих нот (например, не более двукратного размера ставки, по которой банки получают средства от государства). Если конкретные банки не получали денег от государства или вкладывают в ноты НБ совсем незначительную часть получаемой госпомощи, то для них такая мера не создаст проблем. Если же эта тенденция на самом деле стала мэйнстримом - то предложенные меры подвинут БВУ к активизации кредитования бизнеса и к снижению процентных ставок, на чем настаивал в Послании Касым-Жомарт Кемелулы, когда требовал «Обеспечить кредитование бизнеса банками второго уровня на приемлемых условиях и на длительный срок».

Ведь ссылаясь на дефицит хороших заемщиков, банки умалчивают о том, что предприниматели доведены до такого положения политикой самих банков и неподъемными процентами, которые подрывают рентабельность любого бизнес-проекта. Судя по всему, президент владеет сложившейся ситуацией, раз заявил, что «Банки второго уровня… закладывают чрезмерные риски в стоимость кредитных средств. Проблема качественных заемщиков, конечно, есть. Но нельзя заниматься перекладыванием ответственности, идти только по легкому пути».

Понимаю, что предложения об ограничении приобретения БВУ нот Нацбанка и их доходности не могут быть поддержаны сразу, а возможно, и не будут никогда. Но тогда нужны другие, заместительные инструменты финансирования, альтернативные параличу банковского кредитования. Таким инструментом может стать ускоренное развитие фондового рынка, тем более что необходимые условия, включая британское судопроизводство и финтехрегулирование, уже созданы на площадке МФЦА. Но без наполнения этого инструмента живым содержанием (на принципах соинвестирования с потенциальными внешними участниками) он также рискует остаться имиджевым, а не коммерческим проектом. По моему мнению, МФЦА может заместить провалившееся банковское финансирование, если, конечно, выдержит сопротивление банковских групп влияния, а главное - найдет или даже создаст продукты, привлекательные для внешних инвесторов. Обнадеживает, что елбасы уделяет приоритетное внимание своему детищу, а глава государства поручил «Правительству… оказывать содействие деятельности Международного финансового центра, который, по сути, приобрел конституционный статус».

Таким образом, Послание поднимает широкий пласт актуальных экономических задач, от которых зависят и социально-политические перспективы страны. Демократическая партия «Ак жол» видит свою роль в максимальном содействии их решению.

 

You have no rights to post comments

Если Вам понравилась статья, то пожалуйста, поделитесь с друзьями в социальных сетях:

  • BACK_TOP