eGov-ы не той системы | Деловая неделя
9 декабря 2021 | выходит по пятницам | c 1992 года

eGov-ы не той системы

28.10.2021 16:03:03
№: 40 (1443)
Или Почему дискуссия вокруг платформы Сбера продолжается

…Да гранаты у него не той системы!

Из кинофильма «Белое солнце пустыни»

НА ЭТОЙ НЕДЕЛЕ дискуссия вокруг покупки Казахстаном цифровой платформы российского Сбера вновь активизировалась. Причиной тому стали подробности планов по использованию этих решений в самой России, которые оказались куда скромнее, чем казахстанские, более того, сами российские власти не очень уверены в том, что старые системы «цифрового государства» надо «выкидывать на свалку истории», как хотят у нас. Ну, и вишенкой на торте стало выступление президента Токаева на эту тематику, из которого мы узнаем, что даже само понимание концепции цифровизации во власти до конца не определено, хотя бюджеты уже заложены, а меморандумы - подписаны. Все это вместе вновь ставит вопрос: куда гонят лошадей наши чиновники в таких сложных вопросах, где цена ошибки – не только потерянные миллионы долларов налогоплательщиков, но и безопасность всей государственной системы от внешнего воздействия и утечек? Кто и почему решил, что старая система госуслуг безнадежна? Кто ответит за то, что все эти годы строили то, что теперь проще выбросить, чем приводить в порядок? Ну, и кто ответит, если и новая система окажется дорогой и неэффективной? Не говоря уже о том, что будет ли вообще все это доступно гражданам по всей стране с тем качеством интернета, которым недоволен даже сам Токаев?

Итак, начнем с новости, «взорвавшей» инфоленты в начале недели. Агентство КазТАГ сообщило, что «единая система госсервисов «Сбербанка» для России обойдется в 40 раз дешевле, чем для Казахстана». Речь идет о том, что наши соседи внедряют систему «ГосТех», которая представляет собой цифровую платформу «для взаимодействия граждан и бизнеса с государством», где должны быть представлены различные сервисы, «включая оформление аренды госимущества, постановку недвижимости на кадастровый учет и выдачу полиса медицинского страхования». И сумма, на которую российские власти закупают подобную цифровую платформу у того же Сбера - в 40 раз дешевле того, что выделяют казахстанские власти, готовые раскошелиться на полмиллиарда, которые, кстати, планируется занять у самого же Сбера под проценты. КазТАГ приводит цитату российских СМИ: «Сбербанк» станет оператором единой цифровой платформы «ГосТех», следует из данных информационной системы в сфере закупок. Конкурс с начальной ценой $12,8 млн (Р900 млн) был объявлен министерством цифрового развития, связи и массовых коммуникаций России».

Тут надо отдать должное министерству цифрового развития, инноваций и аэрокосмической промышленности РК, где оперативно ответили на публикацию наших коллег. Естественно, что они ее опровергли, и заявили, что разница в суммах закупки цифровых платформ у одного и того же источника связана с масштабами ее применения. Чиновники сообщили, что «переход на платформенную модель в Казахстане включает в себя три основных компонента» - IaaS (инфраструктура, в том числе аппаратное обеспечение на основе облачных технологий и на базе Центра Обработки Данных (ЦОД) высокой доступности и надёжности), PaaS (единая платформа для разработки ПО) и SaaS (сервисы и приложения (ПО) для конечных пользователей (госинформсистемы и госуслуги для граждан). А вот россияне «с 2020 года реализуется эксперимент только для трёх участников, с ограниченным количеством сервисов (сейчас в разработке всего 10 сервисов)». «Сумма 900 млн рублей предусмотрена только за экспериментальное использование до 2022 года одного компонента – PaaS «Единая платформа» для разработки платформы «ГосТех». В этом проекте не предусмотрены расходы на инфраструктуру и разработку сервисов», - сообщили в министерстве цифрового развития, инноваций и аэрокосмической промышленности РК.

«Если говорить о планируемом проекте по созданию Казахстанской платформы, то рамочная стоимость до 500 млн долларов – это предполагаемая сумма на финансирование всего проекта в целом на четыре года, включая все три компонента. Причём, в нашем случае речь идёт не о десяти, а о 500 госуслугах и их подвидах, включая необходимость интеграции более 300 систем», – отметили в Минцифре. Также там немного разъяснили, как делится эта сумма между указанными выше направлениями. На IaaS идет одна треть от общих затрат по проекту, сюда включается «строительство специализированного центра обработки данных (ЦОД) мирового уровня, соответствующего наивысшему стандарту безопасности» и сам ЦОД «будет расположен в Казахстане на особо охраняемой территории». Далее, «меньше трети проекта планируется направить на второй компонент – PaaS, приобретение непосредственно лицензии продукта с доступами к исходным кодам». Сюда же «войдёт обучение и консалтинг наших специалистов, экспертиза и методологическая поддержка со стороны поставщика». И третья часть от суммы – «более трети проекта будет направлена на третий компонент — SaaS модель», который описан чиновниками, как «большая совместная работа казахстанских ИТ-специалистов и отечественных компаний».

«То есть, бюджет будет выделен нашим отечественным ИТ-компаниям. Они будут участвовать в разработке на основе полученной технологии казахстанской GovTech платформы, осуществлять интеграцию и миграцию существующих ИС и сервисов, а также разрабатывать новые сервисы для всех государственных органов на протяжении четырёх лет. Важно отметить, что в настоящий момент ещё не завершена оценка и обследование инфраструктуры госорганов, которая позволит понять предполагаемые объёмы работы. Точные планы переноса и интеграции сервисов будут уточняться в рамках проводимого обследования информационных систем. Соответственно, на сегодняшний день сравнения преждевременны и некорректны», – резюмировали в Минцифре.

Спорить с этими аргументами сложно – для этого нужно не только понимать все эти термины на уровне специалиста, но и быть, что называется «в теме» того, как дела обстоят в нашей цифровизационной сфере. А это – во многом – довольно закрытый клуб. И только «волевое решение» по монопольной сделке со Сбером несколько потревожило отечественную IT-сферу. Но там, где мы не можем что-то сказать сами, можно прислушаться к тому, что думают и делают наши собственные соседи в аналогичных условиях. Во-первых, что бросается в глаза, это осторожность – когда более богатая страна только экспериментирует с системой, которую мы готовы брать с руками и ногами. Так, оказывается, что Сбер предлагает своему государству не только PaaS, но и IaaS (во всяком случае, в прошлом году он искал главного архитектора «в проект «продвижения цифровой платформы «ГосТех» для внешних клиентов, используя решения нового поколения PaaS/SaaS»). Сообщается также, что разработчики системы «ГосТех» готовят контракт на расширение сделки в следующем году, но произойти это должно только после того, как экспериментальное использование платформы получит оценку. Лишь после этого правительство РФ и Сбер вместе «должны оценить потенциальные затраты на использование «ГосТеха» после эксперимента и определить модель приобретения, а также проработать целесообразность перевода на «ГосТех» инфраструктуры электронного правительства».

Ко всему прочему получается, что если мы готовы платить Сберу за PaaS «меньше трети» от общей суммы проекта в $500 млн, для удобства возьмем четверть суммы - $125 млн, то россияне сразу определили, что 900 млн рублей ($12,8 млн) – это «потолок» того, что готовы выделить «на ядро» цифровой платформы. И даже тут некоторые эксперты предполагают, что даже эти деньги могут быть сэкономлены, ибо потенциальные подрядчики системы (а за право стать оператором «ГосТеха» конкурировали Сбер, ВТБ, «Ростелеком» и «Почта России») могут увести цену «ядра» «в ноль», и предоставить его государству бесплатно – в обмен на получение контроля за дальнейшей разработкой и операционной деятельностью электронных госуслуг.

В итоге получается следующее: за то, что министр цифрового развития, инноваций и аэрокосмической промышленности РК Багдат Мусин в своем аккаунте на Фейсбуке упрощенно называет «конструктор и инструменты со всем описанием деталей», которые расширять и совершенствовать мы будем «самостоятельно», в Казахстане готовы платить хоть и не в 40 раз дороже российского правительства, но «всего» в 10 раз, и это еще с условием, что россиянам их компании не отдадут «ядро» совсем бесплатно – в рамках конкурентной борьбы, без которой мы по какой-то причине решили обойтись. Дело в том, что для крупных IT-компаний подобные траты – это инвестиция в будущее, ибо в обмен на них победитель, как выразился источник российского «КоммерсантЪ», «фактически навечно получает крупнейшего клиента — государство, а также доступ к данным огромного количества физлиц и юрлиц». Конкуренты Сбера писали в правительство России письма, в которых вовсе сомневались в том, что стране нужна принципиально новая цифровая система госуслуг, а не продолжение развития существующей Государственной единой облачной платформы.

Государство же у нас продолжает сигнализировать о сбоях и проблемах в текущей системе eGov, например, на этой неделе Минцифры сообщило об обнаружении 50 уязвимостей электронного правительства, выявленных исследователями по кибербезопасности платформы Bug Bounty. А в парламенте Багдат Мусин объяснял причины сбоев в работе eGov в ЦОНах все тем же – наличием 400 различных информационных систем, реализованных по разным технологиям, и находящихся на балансу у разных ведомств. Выход тут только в том, чтобы «перестраивать системную работу и постепенно переводить 400 информационных систем на единые технологии», читай – платформу от Сбера. Про виноватых в ситуации в Минцифре не говорят, но ведь это очевидна чья-то вина, что все работает так плохо!

Тем не менее, на какой-то момент показалось, что Мусин отбился от критиков, хотя бы тех, кто не стал вникать в ситуацию в соседней России, но тут совершенно неожиданно к их числу добавился уже президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев. На заседании комиссии по вопросам внедрения цифровизации он заявил, что ждет от новых решений не парадных чисел в сотни внедренных цифровых услуг. «Задача не в том, чтобы просто конвертировать сервисы из офлайн в онлайн. «Цифра» должна сократить само количество госуслуг и связанных с ними запросов, ответов, согласований. Государственные услуги должны быть комплексными и проактивными. Цифровую трансформацию госорганов следует рассматривать как инструмент борьбы с бюрократией, коррупцией и неэффективностью», - сказал Токаев. То есть получается, что видение цифровизации у президента и у министра цифрового развития, инноваций и аэрокосмической промышленности РК довольно сильно отличается. Мусин упирает на число услуг системы, Токаев говорит, что эффективность цифровизации не в этом, а в том, чтобы поменять систему работы государственных органов. Согласитесь, странно видеть такую разноголосицу со стороны высших чиновников, когда бюджеты и крупнейшие поставщики уже определены!

Не тронув самого Мусина, президент набросал камней в его огород, раскритиковав результативность работы вице-министров, ответственных за цифровизацию. В то время как их главная задача должна заключаться в реализации цифровых реформ и преобразований, они занимаются текущей бюрократической работой, считает Токаев. В этой связи он потребовал до конца года разработать четкие KPI для каждого цифрового вице-министра, чтобы «пересмотреть подходы к их деятельности и дать оценку кадровому составу». В условиях той ограниченности властного ресурса, который демонстрирует президент, не наказывая Кабмин даже там, где обещал, это – едва ли не высшее проявление неудовольствия с его стороны. Также не устраивает президента и то, что реальное качество сигнала интернета, предоставляемого операторами связи, слишком часто отличается от заявленных параметров. «Рекламируются одни параметры интернета, а по факту предоставляются совершенно другие, и не в сторону улучшения. Расхождения, по моим данным, даже в столице, может достигать 40-50%. Этот, по сути, обман потребителей, и эта практика должна быть решительно прекращена. Поручаю правительству законодательно регламентировать административный состав и санкции за такого рода нарушения», - сказал Токаев. Кроме этого он поставил под сомнение заверения чиновников в том, что 100% населенных пунктов обеспечены интернетом. «Давайте разберемся, на самом деле это существующая практика или нет? Или выдаем желаемое за действительное?» - спросил он.

Последнее, на самом деле и является главным – какой смысл в бесконечных тратах государством народных денег, если в итоге это не будет работать для всех просто потому, что не будет нормальной связи? В прошлом учебном году мы убедились, что качество охвата интернетом территории страны сильно отличается от региона к региону. Мы все помним фотографии детей, вынужденных забираться на крыши своих домов, чтобы ловить сигнал интернета и учиться онлайн. Ладно, может то были, какие-то предельные нагрузки на систему, к которым никто не был готов. Но и сейчас даже автор этих строк вынужден периодически переключать доступ к интернету своего ноутбука между офисным роутером и собственным смартфоном из-за того, что первый просто перестает передавать данные. Да, и с мобильным интернетом в нашей стране ситуация не лучше – большинство операторов не предоставляют качественные услуги за пределами городов, но даже внутри них сигнал работает все хуже и хуже. Если так и будет продолжаться, то какая нам вообще надобность в супер-передовых технологиях, этих IaaS, PaaS и SaaS, если у нас просто нет нормального интернета? Никто же в своем уме не носит Google Glass, если у него нет денег на обувь.

Если Вам понравилась статья, то пожалуйста, поделитесь с друзьями в социальных сетях:
Комментарии
Загрузка комментариев...