Уроки декабрей | Деловая неделя
23 октября 2021 | выходит по пятницам | c 1992 года

Уроки декабрей

или Чему должно научить прошлое?

18.12.2020 10:50:30
№: 44(1401)
или Чему должно научить прошлое?

 «ДН»

 В ЭТИ холодные дни наша страна не только празднует 29-ю годовщину объявления независимости, но также и поминает два трагических события нашей недавней истории - события в Алматы 1986 года и в Жанаозене 2011 года. На наши «внутренние» даты наслаивается еще один печальный, но очень поучительный юбилей - 10-летие со дня начала Арабской весны, перетрясшей весь Ближний Восток и ставшей трагическим символом несбывшихся надежд и всевластия насилия, вошедшего в историю под названием Арабской зимы.

Начавшееся буквально из искры - самосожжения безработного в Тунисе - пламя революционных перемен охватило все основные арабские страны, десятилетиями заморозившие модернизацию и политические перемены. Однако закончилось все гражданскими войнами, голодом, миллионами беженцев и сотнями тысяч погибших. 10 лет назад все проспали Арабскую весну - фараоны-правители этих стран, разведки всего мира, мировые державы и транснациональные структуры. Но на ее огне очень многие сумели погреть руки, перекраивая геополитические карты мира почти столь же кардинально, как это вчера происходило лишь в результате мировых войн или распадов целых империй. Думая о нашей независимости, вспоминая тех, кто пролил за нее кровь, а также стал жертвой своих надежд на перемены в ней, никак не получается отделаться и от мысли о том, какую цену мы платим за все? И, самое главное, как сделать так, чтобы мы, наконец, вышли из болота безысходной «стабильности», минуя ловушку насилия? Что нам делать дальше? Как жить?

Мы помним те холодные дни, когда в интернете появились кадры расстрела митингующих в Жанаозене, как потом определенный спутниковый канал постоянно долбил и долбил тему, что режим уже скоро падет или окажется в тотальной изоляции и деградирует до Северной Кореи, что терпеть нельзя, что надо выходить на улицы… Но ничего особенного не произошло. Власти страны остались «рукопожатыми», режим не пал, погибшие, по большому счету, забыты. Практически ничего не изменилось. Разве что один из ведущих, стальным голосом резавших «правду-матку» из-за рубежа, теперь на другой стороне и вполне комфортно живет и работает внутри Казахстана.

Несколько иной результат у событий 1986 года. Также подавленные, они запустили цепь других инцидентов, итогом чего стал распад СССР. Впрочем, переоценивать роль алматинских событий и тут нельзя - если бы переворот ГКЧП был бы более решительным, то все центростремительные процессы могли бы быть отыграны назад - насилием, какими-то уступками на уровне республиканских элит, запугиванием. Фактически, историческую значимость событиям и жертвам 1986 года придает не их участие в распаде СССР, а сам по себе распад СССР, который они предваряли. Свидетельством в пользу этого является относительно мирный «развод» советских республик, уже в дальнейшем столкнувшихся (да и то - не все) с войнами и конфликтами.

А где вообще за последние десятилетия резкие и революционные действия сумели пробить путь к процветанию? Да, сброс совсем уже проворовавшихся элит открыл новые страницы в истории Грузии, Украины, Кыргызстана. Но все они были омрачены или противодействием извне, вылившимся в, фактически, проигранные войны и территориальные потери, либо возвратом новых элит к старым привычкам путать свое стадо с государственным. Проблема, правда, в том, что и примеров эволюционных перемен тоже очень мало. Фактически, это только часть Восточной Европы и Прибалтика. И практически во всех случаях речь шла о сильном геополитическом факторе, который консолидировал практически всех граждан страны. Вначале, на том, чтобы местные элиты не уничтожали оппозиционные силы до конца, как это им диктовали из «центра», а затем - на том, что они передали вчерашней оппозиции ключи от своих кабинетов и мирно отстранились, давая нации дорогу в новую жизнь. То есть эволюционный способ перемен он должен иметь либо уникальное стечение обстоятельств, которое консолидирует все обществом, либо очень добрую волю предыдущего режима, который сам осознал свою ошибочность, тупиковость и поднял руки вверх. В любом ином случае никаких особенных перемен, кроме закручивания гаек, не будет. Собственно, во время Арабской весны мы это и увидели.

В Алжире и Египте у власти по-прежнему военные, в монархиях Залива - все те же династии. А там, где скрывавшееся под дырявой личиной «республик» десятилетиями продолжающееся правление одних и тех же лиц или семей, все же пало, итогом стал затяжной гражданский конфликт. Речь идет о Ливии, Сирии и Йемене. Монархии не стали либеральнее в смысле политики - загреметь там в тюрьму можно за малейшее заявление, которое там расценят, как нежелательную политику, они решили дать больше послаблений консюмеризму и начали отменять жесткие законы шариата, надеясь прикрыть характер своего правления «свободой нравов». Эмираты отменили запреты на алкоголь и добрачное сожительство, Саудовская Аравия решила превратиться в ОАЭ, пересадив тысячи самых консервативных шейхов. Способно ли это улучшить и гармонизировать ситуацию внутри этих стран? Вряд ли. Иначе они бы не боялись так сильно иранской экспансии. Тегеран стал одним из главных выгодоприобретателей Арабской весны, распространив свое влияние на Ирак и Сирию, а также получив заметно больше сторонников в Йемене, Ливане, Бахрейне. При этом сам Иран пережил несколько революционных волн, которые со средневековой жестокостью подавил.

ОК, - скажете вы, - мы поняли, что революция, как правило, не помогает. А что делать? Жить без перемен тоже как бы невмоготу.

Все верно. Из-за того, что легких ответов на эти вопросы нет, страна напоминает подбитый корабль, с которого начинает бежать все, кто хочет для себя перспектив и достойной жизни. Десятки тысяч людей покинули Казахстан даже в ковидный год, и это только те, кто официально закрепил свое расставание с родиной. Реальная картина эмиграции из страны может быть оценена только по косвенным признакам, и мы не удивимся, если она превышает сотни тысяч человек. И их можно понять - создавать партии у нас не дают, правозащиту считают чуть ли не саботажем и шпионажем, мирные собрания - поводом для массовых задержаний и разгона. Что же делать?

Казалось бы, у нас все-таки официально сменилась власть, хотя первый президент всего лишь немножко сменил фокус внимания с себя, но по-прежнему обладает всеми рычагами и избыточным политическим весом для контроля за принятием политических решений в стране. Казалось бы, был уже принят и реализован первый пакет политических реформ, направленных на либерализацию, но ни одной новой партии не появилось, а активисты продолжают подозревать друг друга в работе на спецслужбы, которые, видимо, не покинули поле внутренней политики. Альтернативные президентские выборы закончились скандалом - оппозиционный кандидат признал свое поражение даже до того момента, как это стало официально объявлено, и отказался от борьбы за куда большее количество, которое явно получил. Впереди выборы парламентские, но пока из демократической конкуренции на них лишь ожесточившиеся требования к агитации для партий и СМИ.

Так что же делать? В чем уроки печальных декабрей? Наверное, в том, что надо начинать вновь все с самого низа. Самоорганизация на уровне дворов, жителей одного КСК, районов, сел - для решения самых простых вопросов: чистоты территории, ремонта, прозрачности отчетности местных властей и, казалось бы, чисто бытовых вещей - скамеек, фонарей, дорожек. Она не вызывает откровенной аллергии у властей. Наоборот, есть сигналы, что чиновникам, особенно, на местном уровне, не хватает тех, с кем можно было бы выстраивать отношения «на земле». Тех, что на Западе называются communities, а у наших соседей - махалля. Традиционные общины у нас распались под давлением рыночных отношений, а новые - не сложились, и общество предельно атомизировано. В итоге даже для каких-то действительно важных для граждан вещей властям очень сложно собрать «народ», приходится дергать школы, вузы, ветеранские организации, инвалидов. А если по стране начнет формироваться низовая самоорганизация, возникнет низовое самоуправление, которое, постепенно, начнет организовываться по горизонтальному принципу (например, районные коммьюнити будут сотрудничать для решения городских проблем), а затем и качественный рост по вертикали. И вот тогда - снизу - может начаться реальное общественное строительство и партии, и все, что угодно. И такие организации уже нельзя будет «точечно разваливать», поскольку объединяться они будут не вокруг двух-трех лидеров, а вокруг определенной четкой выгоды и идеи. И работать они будут очень конструктивно - над конкретными вопросами своих непосредственных избирателей, а не дележкой мест, которые им никогда не присудят. И эти коммьюнити смогут реально контролировать избирательные процессы, местные суды, местные органы власти. Так и должна формироваться демократия, если мы хотим иметь завтра будущее.

 

Если Вам понравилась статья, то пожалуйста, поделитесь с друзьями в социальных сетях:
Комментарии
Загрузка комментариев...