Алматинский стрелок-2 | Деловая неделя
20 октября 2021 | выходит по пятницам | c 1992 года

Алматинский стрелок-2

Home edition

30.04.2021 09:48:44
№: 16(1419)
Home edition

Владимир ИВАНОВ

СУББОТНИЙ ДЕНЬ, 24 апреля, в Алматы выдался солнечным, а для некоторых горожан - страшным. С обеда до позднего вечера почти весь город следил за событиями в жилом комплексе Bukhar Zhyrau Towers на пересечении улицы Шагабутдинова и бульвара Бухар жырау, где неизвестный на тот момент стрелок ранил охранника и забаррикадировался в своей квартире на 17 этаже комплекса, откуда продолжал вести огонь.

Судя по информации из соцсетей, размещенной родственниками Исаева, именно так Руслан-Султан выглядел в 2015 году

Спустя почти 9 часов переговоров и попыток вскрыть квартиру, в течении которых злоумышленник продолжал стрелять из ружья, спецназ проник в квартиру, но мужчина выпрыгнул из окна и разбился насмерть. Все это время большая часть жителей блока, где засел стрелок, была вынуждена сидеть дома и не покидать свое жилье, оставаясь, по сути, заложниками ситуации. Спустя почти неделю, после событий общество по-прежнему не получило информацию на самые простые вопросы: Каковы были мотивы преступника? Почему власти решили брать его непременно живым (вплоть до того, что запретили спецназу использовать боевое оружие), но не смогли предотвратить его суицид? Отчего кризисная ситуация затянулась на целый день? И почему, в конце концов, он убил себя? Даже личность преступника пока вызывает только вопросы и противоречивые теории в социальных сетях, хотя уж какие-то простейшие данные власти могли бы обнародовать, не заставляя людей питаться слухами и на их основании строить свои домыслы. Вся эта ситуация вновь ставит под вопрос безопасность наших граждан и способность правоохранительной системы, пока успешно борющейся только с митингами и активистами, защитить нас от реальных угроз.

В осаде

Для автора этих строк ситуация в ЖК Bukhar Zhuray Towers началась несколько раньше, чем обо всем начали писать новости, по личным причинам: в этом комплексе живут его родители, которые и сообщили, что в доме происходит что-то нехорошее. В общедомовом чате довольно быстро появилась информация о выстреле в охранника (правда, обыватели посчитали, что нападавший убил его, поскольку на месте было много крови), а также был идентифицирован, как один из жителей ЖК, сам стрелок. Соседи описали его как «кавказца» невысокого роста, седого, 45-50 лет, который воюет «со всеми… уже лет 8». Жильцы быстро обнаружили, что ни зайти, ни выйти из зданий (в комплексе 3 основных блока) нельзя, полиция перекрыла выходы. Окна квартиры на 17 этаже, где жил злоумышленник, выходят на восток и юг, что позволяет ему обозревать (и стрелять, соответственно) в часть внутреннего двора комплекса, соседние здания на восток и в сторону бульвара Бухар жырау, посреди которого есть аллея, по которой обычно проходит довольно много пешеходов. Пост охранника, которого ранил стрелок, наоборот, выходит на западную сторону – вдоль улицы Шагабутдинова, с которой в подземный паркинг ЖК есть въезд. Через этот паркинг стрелявший и вошел к себе в квартиру. Произошло это примерно в полдень или немного позднее, к часу дня окрестности ЖК уже были перекрыты полицией.

Соседи из другого блока ЖК сфотографировали странные плакаты, которые, как говорят, стрелок вывесил задолго до событий субботы, как и просверлил в своей входной двери круглую дыру, через которую он отстреливался в сторону коридора – внутрь лестничной площадки. Содержание плакатов было откровенно необычным. На одном упоминается российский президент Путин, КНБ и «телеграф-канал паук», на втором – «все народы» призывались объединиться против «власти сатаны». На нем же был автограф автора, но о нем немного позднее.

Запертые в своих квартирах жители ЖК писали друг другу в чат, задаваясь вопросом, почему полиция так долго не может задержать стрелка, в коридоре даже на 5-6 этажей ниже его квартиры были слышны выстрелы и запах пороха. Некоторые писали, что забаррикадировавшийся злоумышленник тоже сидит в чате (но другом) и даже, якобы, записал угрозу взорвать здание. Это, естественно, сильно нервировало жителей, которые к тому же были сбиты с толку воем сирены, призывавшей их выйти из дома и эвакуироваться, в то время как стоявшие в подъезде полицейские загоняли их обратно. Друг другу они пишут, что стрелка «не посадят, он же больной на голову, положат лечиться в дурку и все». Там же, в чате, а затем в разговорах с журналистами жители выдвинули идею о том, что причиной конфликта стали диваны, принадлежащие стрелку, которые уже несколько месяцев стояли в фойе дома (автор этих строк видел их своими глазами), которые уставшие указывать ему сотрудники КСК вынесли на улицу. Якобы стрелок потребовал у охранника на въезде в паркинг рацию, чтобы «поговорить со старшим, узнать, зачем они это сделали», а когда тот отказался – выстрелил ему в ногу. К вечеру видео с камеры наблюдения, на котором видно, как одетый в камуфляж человек с ружьем стреляет в ногу сотруднику охраны, уже разошлось по соцсетям и мессенджерам.

Еще одно видео, на котором видно, как одинокий спецназовец с трудом тащит что-то вроде штурмового щита на колесиках, который явно неприспособлен к тому, чтобы катиться по брусчатке, также привлек всеобщее внимание. Многие пользователи соцсетей сделали вывод, что готовится штурм, что вызвало недоумение подобной прозрачностью действий силовиков: ведь таким образом и стрелок получил соответствующее предупреждение о том, чем видеть сам не мог бы (его окна не выходят на калитку во внутренний дворик ЖК). Довольно частое в современных условиях тотального присутствия смартфонов и охвата соцсетей явление – когда все снятое обычными зеваками для себя и своих зрителей может стать причиной, лишающей специалистов фактора внезапности в противостоянии с злоумышленниками - в данном случае просто игнорировалось. Хотя через те же смс-оповещения или домовой чат они могли бы попросить не снимать полицию и ее приготовления. В самом крайнем случае это можно было бы донести до людей через домофоны или обход. Вопросы вызывало и решение не эвакуировать всех жителей хотя бы того блока, где засел стрелок. Понятное дело, что дом не газифицирован и как минимум угроза взрыва газа отсутствовала, но опять же уверенности в том, что заготовлено у злоумышленника в его же квартире быть не может. Единственное объяснение такой «непредупредительности» – это понимание того, что все будет тянуться часами и шатающиеся на улице люди начнут роптать раньше, чем сидящие дома, пускай и не совсем в безопасности.

Передвижения стрелка, как опять же сообщили соцсети, контролировали снайперы, которым опять же, видимо, был дан приказ не стрелять. Кроме этого полиция запускала квадрокоптер к окнам квартиры на 17 этаже. Очевидцы видели несколько раз, что мужчина с ружьем целился из окна, но пока непонятно, стрелял ли он за пределы дома. В коридоре же, который ведет к его квартире, все стены, стекла и соседние двери посечены следами дроби. Периодические хлопки выстрелов прерывались длинными паузами, в переговоры со стрелком вступали полицейские и, как говорилось, даже некие знакомые мужчины. Впрочем, воздействовать на него они не смогли, он начинал снова стрелять (всего насчитали около 30 выстрелов). Соседи, тем временем, перешли к обсуждению того, что раньше стрелок жил с семьей, но вроде как избивал свою супругу, которая даже потеряла ребенка и ушла с остальными детьми от него. После того, как солнце село, наступила, наконец, и развязка. Мужчина с ружьем выбрался на подоконник своего окна с внешней стороны и сбросился вниз. Шансов остаться в живых у него не было, все-таки 17-й этаж. Жильцы ЖК Bukhar Zhyrau Towers, наконец, вздохнули спокойно. В некоторых пабликах написали, что выпрыгивая в окно стрелок крикнул «Аллах акбар!», но в полиции это опровергли. Ну, и с точки зрения исламской религии такое самоубийство резко противоречит религиозным установкам, поэтому сопровождать его такбиром (так называется это высказывание), по крайней мере, нелогично.

Позднее, во время общения с журналистами прямо у ЖК, представитель полиции Алматы Салтанат Азирбек заявила, что штурма квартиры на самом деле вообще не было. Управление общественного здравоохранения Алматы сообщает: «В связи с происшествием сообщаем, пострадал 1 сотрудник внутренней охраны ЖК, 2 сотрудника спецназа. Всем оказана медицинская помощь. Подозреваемый в преступлении выбросился с 17-го этажа, летальный исход. На месте происшествия дежурили 4 бригады скорой помощи. Пострадавшие доставлены в медорганизации УОЗ. О состоянии будет сообщено дополнительно».

Однако, затем полиция начала усиленно отрицать ранение своих сотрудников, в результате чего и медики тоже поменяли свое сообщение, удалив из него информацию про ранение спецназовцев. Это опять же вызвало вопросы относительно откровенности властей и качества их работы – если никого не ранили, как же тогда управление общественного здравоохранения так опростоволосилось, что начало об этом сообщать, а если ранили, то зачем это скрывать? Непонятно. Разве что во втором случае полиция была заинтересована в том, чтобы скрыть те факты, по которым можно было бы судить о ее непрофессионализме. В пользу этого также говорит тот факт, что после событий в интернете появился целый ряд «оценок», данных различными экспертами, оправдывавшими все действия силовиков, прежде всего их медлительность и стремление не стрелять в вооруженного опасного преступника.

Личность стрелка

По какой-то причине официальные власти так и не стали сообщать данные о личности стрелка, прежде всего, его имя. Однако ситуация еще не закончилась, а по мессенджерам уже начали пересылать некий документ, который назывался «Справка по огнестрелу Бухар жырау». В этом документе, оформленном как справка по уголовному делу на имя начальника департамента полиции по Алматы Таймерденова, кратко излагались обстоятельства происшедшего. В этом документе и раскрывается имя возможного (хотя вроде как уже установленного) стрелка: «В ходе проведения ОРМ установлена личность вышеуказанного мужчины, которым является гражданин Российской Федерации - Исаев Руслан Абуевич, 18.12.1968 г.р., который в ходе словесного конфликта выстрелил в ногу охранника».

Также в «справке» есть следующее описание личности Исаева, на основании которого начали возникать целые конспирологические теории: «Предварительно установлено, что подозреваемый Исаев Руслан, 18.12.1968 г.р. является гражданином РФ, приехал в РК по рабочей визе, дата регистрации визы – 13.11.2020 г., зарегистрирован по адресу: г. Алматы, ул. Бухар-жырау, д. 27/5, кв. 362. Данная квартира принадлежит Толендиеву Бейбуту Расуловичу, 1986 г.р., который в данное время находится в г. Шымкент, при этом Исаев Р. состоит на учете по категории: «лицо, прибывшее из горячих точек». Естественно, что после этого коллеги и просто любопытные бросились гуглить эти ФИО.

Из открытых источников мы можем увидеть судебное решение дагестанского суда, в котором фигурирует Исаев, запись в соцсетях, где родня обвиняет его в похищении собственного отца, и данные российских баз юридических лиц, из которой мы узнаем о том, что он является соучредителем компании ООО «Тутан», зарегистрированной в апреле 2020 года в Ингушетии. Сам Руслан Абуевич по региону происхождения ИНН (аналог казахстанского ИИН), происходит из Чеченской республики. На основании того, что его компания среди 83 спецификаций имеет право на занятие политической деятельностью, а ее соучредитель, Абдул-Салам Мальсагов фигурирует в открытых источниках, как советник мэра города Сунжа (население – 66 тысяч человек) и секретарь местной антитеррористической комиссии, некоторые начали делать выводы о связях Исаева с российскими силовиками и даже спецслужбами (!). Впрочем, более детальное исследование имени Мальсагова выдает информацию о том, что он к ФСБ или ГРУ РФ отношения не имеет, а в прошлом работал в МВД по Ингушетии, но даже не получил ведомственную квартиру (он судился, чтобы получить ее, но суд отказал) и не очень хорошо зарабатывает, поскольку пытался отсудить в пользу живущего с ним сироты пособие в 4 тысячи рублей в год.

Впрочем, с именем стрелка вышла вообще целая путаница, которая была вызвана тем, что наши журналисты и пользователи соцсетей мало знакомы с тем, что на Кавказе довольно распространенное «интернациональное» (на самом деле славянское) имя Руслан в обычной жизни заменяется более традиционными мусульманскими именами. К примеру, такие известные земляки Исаева, как Руслан Гелаев или Руслан Ямадаев предпочитали свои мусульманские имена и были известны «среди своих», как Хамзат и Халид. В объявлении о похищении Исаевым его отца, размещенном в социальной сети «ВКонтакте» так и указывалось – официальное и в скобках реальное имя: «Исаев Руслан Абуевич (Султан)». Из-за этой путаницы некоторые даже решили, что написанное на одном из странных плакатов, вывешенных стрелком из окон квартиры, указывает на его связи с неким экстремистским проповедником – неким Камилем Абу Султаном. Хотя на самом деле там было написано имя стрелка, которым он пользовался в понятной ему форме – Исаев Аби Султан. Абу или Аби – это форма одного и того же слова – «отец» - в арабском языке; у кавказцев оно превратилось в самостоятельное имя. Поэтому когда Руслан Абуевич пишет «Аби Султан» – он все еще имеет в виду самого себя. Другие же коллеги, поговорив со знакомыми стрелка, которые, естественно, знали его, как Султана, тоже ошиблись, посчитав, что его идентификация, как «Руслана Исаева» вовсе ошибочна.

Российские дипломаты в Казахстане не смогли внести никакой ясности в вопрос идентификации своего гражданина (это минимум того, что наша полиция сообщила о покойном – что он гражданин РФ). «По предварительным данным, которые имеются у следствия, он может быть гражданином РФ, но мы находимся в постоянном контакте с начальником следственного отдела ДВД города, и после того, как поступит официальный запрос, мы будем прорабатывать этот вопрос с нашими правоохранительными органами и органами миграции. Пока ответа из РФ мы не получали, потому что он не состоял на консульском учете и приехал на территорию Казахстана с территории РФ», - сказал журналистам РИА «Новости» представитель российского посольства в РК. Тем не менее, дипломат знает, что стрелок «проживал здесь довольно долго и находился здесь по работе по международному договору». «Родственники к нам не обращались, он сам к нам никогда не обращался, на консульский учет не вставал, за паспортами не приходил и с российскими дипломатическими и консульскими учреждениями на территории Казахстана не контактировал», - резюмировал российский дипломат.

Из открытых источников мы можем узнать, что Руслан(-Султан) Исаев имел конфликт с родными братьями, в декабре 2017 года он выкрал у них своего парализованного отца, причем, как написали родные стрелка в соцсетях, сделал он это «находясь в психическом расстройстве». В судебном решении за 2018 год говорится, что в июне 2018 года в дагестанском городе Избербаш его с отцом нашли родные братья, с которыми он вступил в конфликт. Прибыла полиция, которая завела уголовное дело по статье «хулиганство», но суд его закрыл. Как указывается в судебном решении по этому инциденту, «…Исаев Р.А. в суде пояснил, что по указанному адресу (в городе Избербаш – «ДН») он проживает со своим престарелым отцом, за которым осуществляет уход в силу того, что последний является тяжело больным (парализованным) и нуждается в постоянном уходе и опеке. Из-за сложившейся конфликтной ситуации в семье он вынужден был выехать и вывезти своего отца из Чеченской Республики, где они с семьей проживали ранее».

В других СМИ, которым удалось поговорить с родственниками и знакомыми Исаева, также проскальзывает информация о конфликте с родными, разводе (или расставании) с супругой и раздельном проживании с детьми, а также о сложном психологическом состоянии стрелка. Опять же домовой чат содержит информацию о его постоянных конфликтах с соседями. Некоторые из них заявили, что Исаев ко всему прочему еще и болел раком. Таким образом, у стрелка мог случиться психологический срыв, вызванный целый рядом факторов – конфликты с родственниками, с соседями, развод, болезнь, давние психологические проблемы. Те, кто поспешил отнести его к религиозным радикалам, сделали это на основании записи «лицо, прибывшее из горячих точек» из упомянутой выше записки МВД. Однако, нет никаких оснований считать его участником военных действий в этой республике, а подобная категория в наших миграционных учетах могла возникнуть просто на основании факта его прописки в Чечне.

Заместитель руководителя департамента полиции по городу Алматы Рустам Абдрахманов довольно странным образом описал мотивы суицида стрелка: «Подозреваемый, из боязни ответственности, покончил жизнь самоубийством, выбросившись из окна квартиры вместе с ружьем, которым отстреливался». Особенно это объяснение выглядит странным на фоне того, как полиция и ее «общественные адвокаты» в соцсетях и информационных лентах объясняют решение руководства ДВД не использовать боевое оружие против стрелка и брать его живым: мол, он же ничего серьезного не сделал, охранника только ранил, жизням других людей не угрожал. Если с ним так нянькались, какой именно ответственности испугался Исаев, о чем говорит Абдрахманов. Судя по всему, полицейский чин выдал просто стандартную формулировку. Чтобы понять это, достаточно вбить в Google ключевые слова «боясь ответственности, покончил жизнь самоубийством» и увидеть, что именно эти слова используются в десятках случаев, описывающих различные ситуации и судьбы.

Медлительность спецназа?

Больше всего вопросов, конечно, вызывает именно срок, на который затянулся конфликт. С часа дня до почти 10 вечера. За это время ЖК, где проживает несколько тысяч человек, был полностью парализован, люди были лишены возможности выходить и заходить в свои дома. Почему полиция избрала нелетальное оружие для того, чтобы остановить человека, который уже нанес тяжелое ранение с применением огнестрельного оружия человеку, а также стрелял в ее сотрудников, совершенно непонятно. Согласно законодательству РК, сотрудники МВД имеют право применять огнестрельное оружие «для защиты физических лиц от преступных посягательств в случае угрозы их жизни и здоровью», для «отражения нападения на сотрудников…, выполняющих служебный или общественный долг по охране общественного порядка, обеспечению общественной безопасности и противодействию преступности» и для «задержания лиц, оказывающих сопротивление либо застигнутых при совершении преступления…, задержания вооруженных лиц». Запрет на применение огнестрельного оружия есть только в отношении «женщин, лиц с явными признаками инвалидности, несовершеннолетних, когда их возраст известен или очевиден, кроме случаев совершения ими вооруженного нападения, оказания вооруженного сопротивления». То есть закон был целиком на стороне полиции, которая могла бы довольно быстро завершить этот кризис, просто выстрелив в стрелка, но почему-то предпочла длительные бессмысленные переговоры, рискуя жизнями своих сотрудников, а также жителей ЖК.

Конечно, есть разница между «имеет право» и «должен». Мы аплодируем, когда смелый полицейский обезвреживает вооруженного преступника, не стреляя в него. Но хотели бы, чтобы этот героизм был оправданным, и не был совершен за счет безопасности людей. Когда в 2016 году другой стрелок – Руслан Кулекбаев – устроил расстрел полицейских и жителей города в центре Алматы, также парализовав город, полиция стреляла в него, и только после этого обезвредила. Вряд ли было бы логично и безопасно вести с ним переговоры, пытаться обезвредить без летальных средств. И это правильно. Почему же второго алматинского стрелка было решено брать живым (с чем, кстати, не справились)? Да, у него был не автомат, а гладкоствольное ружье, но он тоже уже стрелял в человека и продолжал это делать. И если действительно 2 сотрудника спецназа получили ранения в противостоянии с ним, то бесконечность терпения руководства ДВД просто необъяснима.

Естественно, что это тоже стало поводом для слухов, особенно после того, как по сети уже начали распространять слухи о связи стрелка с ФСБ РФ. Пользователи соцсетей, близкие к так называемым нацпатам, немедленно решили, что стрелок может быть «кротом», засланным в Казахстан северными соседями, наподобие того, как восточные области Украины и Крым в 2014 году оказались полны российской агентурой, накануне известных событий. Необоснованность подобных предположений выглядит в свете изложенных выше фактов достаточно очевидной.

Для жителей Алматы, как и для всех казахстанцев, случившееся стало лишним напоминанием того, что даже после десятилетий постоянных реформ, полиция и остальные правоохранительные органы так и не стали эффективными защитниками граждан. Да, они удивительно умело предотвращают политические митинги, прослушивая активистов, встречая их буквально на пороге квартир, чтобы они не смогли добраться до места сбора. Умеют они вычислить местонахождение журналиста или активиста, которого они быстро оформят по 174-й или 274-й статьям, но вот стоит отчаянному вооруженному человеку начать палить в центре мегаполиса, и эти навыки куда-то исчезают. Со стреляющим в них стрелком они начинают вести какие-то переговоры, отказываются раскрывать его личность, начинают цензурировать информацию – все это работает на снижение доверия к полиции, против ее имиджа. Впрочем, исходя из того, как организована работа силовиков, можно сделать вывод, что ни доверие, ни положительный образ среди граждан, не являются их приоритетом..

 


Если Вам понравилась статья, то пожалуйста, поделитесь с друзьями в социальных сетях:
Комментарии
Загрузка комментариев...