Асылбек Избаиров: Исламофобия раскалывает казахстанское общество | Деловая неделя
28 ноября 2022 | выходит по пятницам | c 1992 года

Асылбек Избаиров: Исламофобия раскалывает казахстанское общество

25.08.2022 18:48:19
№: 30 (1480)

В СОЦИАЛЬНЫХ СЕТЯХ в последнее время все чаще информация об Исламе в Казахстане и о практикующих мусульманах подается таким образом, чтобы вызвать их критику со стороны аудитории. «Жители Фейсбука» нападают на строительство мечетей, негодуют по поводу каких-то поступков, которые ассоциируются у них с религией, а также требуют запрета и ограничений для верующих. Которые есть и без этого – например, до сих пор не отменен дискриминационный приказ министерства образования о запрете на головные платки для школьниц. Прокомментировать эту ситуацию «ДН» попросила доктора исторических наук, директора Института геополитических исследований, профессора Асылбека Избаирова.  

 

- Наверное, даже не журналисты заметили, что в последние недели резко возросло количество критических публикаций и высказываний против Ислама в Казахстане? С чем это может быть связано – какая-то кампания или что-то иное? Кто за этим может стоять? 

- Да, это совершенно очевидно для всех. Сказать, что или кто за этим стоит, я не могу – мне это неизвестно. Но чтобы понять природу такой критики, надо поставить простой вопрос: насколько справедливы претензии? Если да, они реально отражают какие-то проблемы мусульманского сообщества страны, надо внимательно разбирать это, искать пути решения проблемы. Если же нет, и обвинения совершенно несправедливы, то мы должны понимать, что все это – просто инспирированная кем-то волна исламофобии, целью которой является дестабилизация нашего общества, противопоставление его членов друг другу, сеяние розни. Ведь практикующие мусульмане составляют значительную долю населения нашей страны, и подобные инсинуации вызывающие их закономерный гнев, очевидным образом разделяют наших граждан между собой. Кому это может быть выгодно, кроме тех, кому не нравится независимый, суверенный Казахстан? 

- Давайте тогда постараемся разобрать по пунктам, о чем идет речь, и насколько это справедливая критика. 

- Хорошо. Пожалуй, начать стоит с открытия Центральной мечети Нур-Султана буквально пару недель назад. Я видел много критики по этому поводу, смысл ее сводился к одному и тому же – на эти деньги можно было построить школы или больницы, а мечетей уже итак слишком много. Я много лет жил в столице нашей страны, и могу сказать, что на самом деле у нас до сих пор наблюдается нехватка мест для молящихся. По пятницам, на жума, многие верующие вынуждены читать намаз на улице, а ведь у нас бывает очень холодно, люди заболевают, соответственно, мусульманам столицы просто необходимы новые мечети. В Нур-Султане всего 13 действующих мечетей. Для сравнения – в Алматы их 54, то есть при разнице в количестве населения в два раза, мест поклонения мусульман в столице меньше в четыре раза. 

Конечно, это довольно грубые подсчеты, ибо не учитывают вместимость мечетей, но они показательны, и, как минимум, снимают все вопросы по тому, что мечетей в столице итак достаточно. Ну, и самое показательное сравнение – те, кто говорит, что новая мечеть Нур-Султане – это много, ни разу не говорили, что в столице слишком много христианских храмов, а ведь их почти в 2 раза больше, чем мечетей – 21 (!). Недавно в социальных сетях была опубликована таблица с сравнением количества мечетей и церквей по крупным городам. Так вот церквей, судя по этой информации, больше не только в Нур-Султане, но также в Костанае, Караганде, Петропавловске, Оскемене, Орале, Талдыкоргане, Актобе, Балхаше. То есть в почти половине областных центров страны, где явно преобладает мусульманское население, мечетей меньше, чем церквей. И это - не следствие прошлого, 30 лет назад во всей стране практически вообще не было ни мечетей, ни церквей, максимум по одной в крупных городах. 

Я совершенно не против того, что наши христианские сограждане строят свои церкви, наоборот, у них есть такое право, и я приветствую, что они реализовывают его. Просто как-то странно, что мусульманам все время указывают – «на эти деньги можно было построить школы», а другие конфессии никто не трогает. Хотя и те, и другие строят места поклонения не на государственные, а на частные пожертвования. Указывать, куда и на что тратить личные средства – это довольно странно. Тех же самых критиков, кто говорит, куда тратить чужое, вряд ли получится уговорить поступать с их заработком так, как хотелось бы другим людям. И это вполне обоснованно, каждый из нас имеет право тратить свои деньги так, как считает нужным. 

Что касаемо государственных денег, на которые действительно нужно строить школы, я что-то ни разу не слышал, чтобы кто-то возмутился финансированием из государственного бюджета и бюджетов нацкомпаний профессиональных спортивных клубов – футбольных, хоккейных. В прошлом году в парламенте сказали, что за 2019-2021 годы областные акиматы выделили профессиональным футбольным клубам 111 миллиардов тенге, это 232 миллиона долларов США. Это 15 школ по стандарту НИШ или 123 обычных общеобразовательных школы примерно на 1200 мест. То есть мы могли дать еще 150 тысяч дополнительных мест в средних учебных заведениях, а потратили на довольное скучное зрелище. И ведь это профессиональный, а не массовый спорт, не детские спортивные секции, а вот эти приглашающие иностранных легионеров спортклубы, которые, если честно, на самом деле мало известны в стране. Но никто не возмущается – видимо, считают, что это нормально. Почему же люди возмущаются тратам частных денег на Дома Аллаха, которые каждый день, каждую неделю посещаются и заполняются людьми, нашими гражданами, но ничего не говорят на траты государственных средств на 90-минутные пинания мяча при пустых трибунах? Простите, но это совсем не выглядит, как справедливая критика. 

- Кто-то говорит, что частные деньги имеют сомнительное происхождение, что это, мол, не будет принято, как благое дело… 

- Вот те, кто так говорят, они что переживают – будет у спонсора мечети принято Аллахом или не будет? Один Аллах ведает, что будет принято от человека, а что – нет. Не зря говорится: ни один человек не попадет в Рай по причине своих дел, а только по милости Аллаха. Если кто-то считает, что деньги преступные – пусть разоблачает, расследует, обвиняет этих людей в судах, пожалуйста, у него есть такое право. Но если не хочет этого делать, то он должен помнить, что базовое правило любого демократического общества – это презумпция невиновности. Никто не может быть назван преступником, кроме как по решению суда. Кроме того, опять же – наши богатые предприниматели строят далеко не только мечети, но и церкви, кстати, потом на росписях внутри них бывает узнают и лица акимов. 

Возвращаясь к религиозной стороне вопроса, то бывает, что всего за одно доброе дело Аллах прощает все грехи человеку. Есть хадис о блуднице из Бану (племени) Израиль, которая напоила умиравшую от жажды собаку, и только за одно это Аллах простил ее. Если за помощь животному бывает такая награда, то уж, наверное, за помощь человеку, который не останется на морозе в минус 40 градусов, поклоняясь Всевышнему, любой человек, какое бы количество грехов он не совершил, может рассчитывать на что-то. 

- А вот недавний страшный случай с убийством бизнесмена в Орале, которое совершил человек с бородой, двоеженец. После этого в стране, кажется, даже появилась петиция с требованием запрета салафизма… 

- Тут надо четко отделять мух от котлет. Человек совершил страшное преступление - убийство. И совершил его, наверное, не как приверженец какого-то учения, не как представитель какого-то рода или национальности, не как уроженец какого-то города, а просто, как человек, нарушивший закон. И в этом ему нет оправдания. Но опять же вспомните страшный случай с расстрелом полицейских и частных судебных исполнителей в Алматы в прошлом году. Один человек, который посчитал, что с ним обошлись несправедливо, убил 5 человек из ружья. Массовое убийство. Но разве кто-то связывал это с его религиозными или политическими убеждениями? А ведь он ездил воевать против Украины на Донбасс – разве у нас теперь запретили ту идеологию, на основании которой он брался за оружие в чужой стране? Нет. Более того, было много голосов если не в поддержку массового убийцы, то, как минимум, сочувствующих его положению. А чем он отличается от оралского убийцы? Принципиально - ничем. Сейчас в соцсетях пишут, что убитый тоже не был ангелом. Поэтому обвинять в преступлении то, какого религиозного течения придерживался преступник, это, знаете, тоже самое, как в век племенных отношений, в архаическом праве, когда за поступок одного отвечала община. В последний раз такое мы в нашей истории помним во время сталинских репрессий, когда целые национальности и семьи объявляли «врагами народа» и репрессировали. Государство не может запрещать идеи, особенно если они открыто не призывают ни к насилию, ни к нарушению законов, и это гарантирует наша Конституция. 

Сейчас у нас уже не видно каких-то острых конфликтов или споров между верующими. А выталкивать из правового поля несколько десятков тысяч граждан одним росчерком пера – это путь в никуда. Что с этими людьми вы собираетесь потом делать? Заставлять их менять убеждения? Выселять? На основании какого закона? Вспомните недавнее советское прошлое – это путь обратно к идеологической монополии. Мы все помним и знаем, чем это все закончилось. Мне хочется верить, что мы уже переросли тот уровень, когда людей, как у Булгакова в «Собачьем сердце», были готовы арестовать за то, что они «не любят пролетариат», то есть большинство. 

Мы строим развитое гражданское общество, которое будет чуждо диктату мысли, а люди будут оцениваться по степени уважения ими законов нашей страны, а не приверженности той или иной идеологии. Конечно, есть исключения. Если кто-то провозглашает идею уничтожения нашей государственности, дозволенности и необходимости насилия против других граждан, то это, конечно же, должно преследоваться. Но если что-то вам просто не нравится, то запретить его на том основании, что адепт этой идеологии где-то что-то совершил – это путь к тому, чтобы завтра судить о конкретных людях на основании их расы, цвета кожи, волос, родовой принадлежности, а не их личных поступков. 

- Многие критики говорят об архаичности Ислама в целом в условиях современного общества. Мол, люди строят ракеты до Марса, а кто-то изучает то, как Пророк совершал омовение или ел арбуз… 

- Ну, это, извините совсем несправедливо! Те, кто указывает на архаичность мусульманской религии, почему они не критикуют йогу, астрологию, аюрведу, или наши древние казахские обычаи? Они же тоже «старые», нет? Кстати, мама того же Илона Маска, который готовит колонизацию Марса, воспитавшая человека, чье имя стало синонимом технологического гения, она практикует йогу, которой неизвестно сколько тысяч лет. Астрология вообще возникла в Древнем Вавилоне, но печатается в самых современных журналах, и это никого почему-то не смущает.

 На самом деле, все это - пережиток атеистической советской идеологии, которая противопоставляла науку, прогресс и религию. Есть очень красивые и точные слова по этому поводу одного из основоположников материализма и современного научного познания, Френсиса Бэкона, который сказал: «Поистине, поверхностная философия склоняет ум человека к безбожию, глубины же философии обращают умы людей к религии».

Многие космонавты NASA вовсе не были атеистами, а среди вещей, символически оставленных на Луне, была и Библия. Главы передовых и самых развитых государств мира совсем не обязательно атеисты. Президенты США клянутся на Библии, королева Великобритании и вовсе глава Англиканской церкви – разве кто-то может заподозрить ее страну в отсталости? Пару лет назад видел итоги социологического опроса, согласно которому 92% жителей США верят в Бога, около 40% населения постоянно посещают свои церкви. Так что все подобные утверждения - это опять всего лишь банальная исламофобия. Ну, или разжигаемая кем-то намеренно исламофобия. 

- Большой резонанс имело видео, на котором мужчина заявил, что уволил всех своих сотрудниц женского пола, потому что женщины не должны работать. Многие уверены, что это тоже одно из свидетельств «опасности» Ислама для казахстанского общества… 

- Во-первых, с точки зрения Ислама нет категорических запретов на то, чтобы женщины работали. Более того, даже в самых консервативных жестких формах исламских обществ наличие работающих женщин просто обязательно. В полиции «Талибана» есть женщины – а кто кроме них имеет право обыскивать женщин? Для мужчин это запретно. Во всех службах, куда обращаются женщины, а это медицина, торговля и другие сферы, согласно убеждениям самых крайних консерваторов от Ислама, с ними должны контактировать только сами женщины, а это значит, что они должны быть врачами, косметологами, преподавателями, полицейскими, чиновниками. 

Таким образом, невозможно на основании Ислама запретить женщинам работать. Более того, увольнение без причины работника или работницы – это очевидная несправедливость, а в Исламе несправедливость запрещена не только к другим мусульманам, но и к людям любой веры, и даже к животным. В одном из хадисов говорится: «В Судный день Всевышний спросит у того, кто необоснованно и несправедливо лишил жизни воробья». Чего уж говорить о том, чтобы лишить источника достатка добросовестно работающего человека! Таким образом, поступок этого человека, который, кстати, по закону-то и не мог законно нанимать такое количество людей, какое он назвал, не имеет никакого отношения к Исламу. Да, даже внешний вид этого человека свидетельствует о том, что к консервативным мусульманам его отнести нельзя, он выглядит как обычный светский человек. Мне кажется, человек просто решил «хайпануть». Такой же «хайп» ловят и те, кто сегодня присоединяется к исламофобской кампании в социальных сетях. 

- А вот этот случай с мужчиной, избившим своего сына за отказ читать намаз… 

- Вы, наверное, знаете, что такое «кликбейт» - это заголовки, картинки, ссылки, которые привлекают внимание. Описать то, что имело место, как внутрисемейный конфликт, просто словами – «избил за отказ читать намаз», это и есть кликбейт. Судя по тому, что сказал свидетель – сводный брат потерпевшего, отец, когда напал на него, сказал: «Я пытаюсь сделать из тебя человека, а ты не смог за меня помолиться». Эти слова показывают скорее какой-то застарелый конфликт, чем некое принуждение к религиозности. Ну, и опять же – что можно сказать о религиозности отца, если в Исламе прямо и жестко запрещено бить по лицу? Даже животных, не говоря о детях. А у избитого юноши пострадали именно нос, глазницы и кости лба – все это лицо. Насколько можно судить, у мужчины, не проживавшего вместе с сыном, был застарелый конфликт с ним, который выразился в таком отвратительном виде, и поводом к нему вряд ли была религия, поскольку действия мужчины очевидным образом свидетельствуют о его религиозной безграмотности. 

Самое главное, что мы, все казахстанцы, должны помнить, что мы не должны просто верить в каждое сказанное где-то в соцсетях слово, в кликбейтные заголовки, в эти низкие инсинуации. У нас есть все возможности, чтобы проверять информацию, если она нас заинтересовала. Встречая критику против кого-то, мы всегда должны оценивать ее с точки зрения справедливости, иначе нами будут бесконечно манипулировать те, кто получает, таким образом, власть или деньги. Практикующие мусульмане – неотъемлемая часть казахстанского общества, и информация, направленная против них - исламофобия, объективно преследует только одну цель – расколоть его. А расколотое общество – это легкая добыча для любых геополитических хищников.

 

Если Вам понравилась статья, то пожалуйста, поделитесь с друзьями в социальных сетях:
Комментарии
Загрузка комментариев...