Бизнес разговорного жанра | Деловая неделя
21 мая 2024 | выходит по пятницам | c 1992 года

Бизнес разговорного жанра

19.02.2024 09:43:34
№: 7 (1549)

Стоит ли главе государства пропагандировать берущего у него интервью журналиста?

Юрий Сигов, Вашингтон

Любая страна, даже самая маленькая, безумно богатая, и заведомо вызывающая у всех остальных вокруг зависть напополам с обожанием хотела бы, чтобы ее в мире хвалили, уважали, ею восхищались, а ее руководителя считали лучшим из лучших уже только потому, что под его началом – именно успешная и богатая во всем страна. Разумеется, самим гражданам такой страны все это самое «внешнее расхваливающее» - по полному барабану. Гражданам надо, чтобы им жилось самим хорошо, а что об их стране подумает кто-то посторонний…

Но это если страна маленькая, мало на что влияющая для окружающего мира, ни во что не вмешивающаяся, и ни на что по большому счету не претендующая. Другое дело, когда государство, мягко говоря, насильно на всех влияющее, знающее себе цену, и уж тем более если недавно оно встало с колен, и всем вокруг об этом готово активно сигнализировать. Более того: если так получается, что окружающие сигналов то ли не слышат, то ли не хотят слышать, то ли голос получается какой-то невнятный и плохо различимый, то тут уж надо предпринимать какие-то кардинальные меры.

Они могут быть разными, не особо, может быть, цивилизованными, иногда даже возмутительными с внешней стороны. Но, как правило, чем больше и влиятельнее страна, тем она больше и звучнее пытается о себе напомнить и всем показать: с нами связываться со злыми умыслами – себе же дороже обойдется. Так что ведите себя смирно, в ваших же интересах с нами сотрудничать, дружить и совместно осуществлять какие-нибудь грандиозные проекты. Или что-то пусть поменьше, но обязательно именно с нами.

Понятное дело, что оповещать всех вокруг о том, что ты – важный и влиятельный лучше всего через средства массовой информации. Классические, новые, электронные, какие-то интеллектуально-продвинутые, и даже полностью виртуальные. Не принципиально, кто там, с какой целью, и что конкретно будет читать, смотреть или слушать. Главное найти тех, кто твой голос попытается сделать слышимым. Ну, а уж как получится в результате - и вообще, как этот самый результат еще оценить – тут, как говорится, вполне могут быть и варианты…

К обычным СМИ нет доверия. К оппозиционерам - тем более. А поговорить ведь все равно хочется. И что же делать?

Сколько существуют различные газеты-журналы, а позднее интернет-порталы да телеканалы – всегда к ним тянулись и будут тянуться на будущее самые различные правители и в их ряды стремящиеся. Это и многоликие президенты, и премьер-министры, и министры всех видов и политической ориентации. Плюс те, кто в политику лезет за властью, кто оттуда по какой-то причине выпал, но обещал непременно вернуться. И те, кто свято верит в необходимость самого факта существования средств массовой информации для того, чтобы все вокруг узнали какой ты хороший, умный, добрый, и вообще самый-самый.

Тут, правда, есть ряд интересных нюансов. Вот имеется фактически в собственности у правителя государства Катар телевизионный канал «Аль Джазира». Эмир страны без всяких напрягов может хоть каждый день давать каналу интервью на любую тему, высказываясь по любому вопросу что внутренней, что международной повестки. Телеканал, естественно, все это будет на всех имеющихся у него в наличии языках транслировать. И тем самым эмир Катара свою позицию до всех, желающих о ней узнать, гарантировано донесет.

Вопрос только, а нужно ли ему это? Так, вот чтобы каждый день, или через неделю говорить с окружающим его миром, и разъяснять позицию Дохи по всем имеющимся проблемам? Думаю, что ни миру, ни его личному желанию это особо не важно. Да, если что-то в мире или регионе Персидского (Арабского) Залива произойдет, и это напрямую затронет интересы катарские, то кто-то из высокопоставленных лиц выступит. Но так, чтобы первое лицо переживало по поводу «не слышимости» собственного голоса в мире – нет, такого явно не наблюдается.

Или вот в Китае есть такая партийная газета под названием «Жэньминь Жибао». Владеет ей Компартия, глава партии - самый большой над всеми этими газетчиками начальник. И, опять-таки, по идее он может хоть каждый день доносить до всего китайского народа, а также на имеющуюся у газеты иностранную аудиторию свою позицию. Только вот дело в том, что китайским языком кроме Китая другие страны не владеют. А переводить, или печатать-публиковать какие-то сокращенные версии речей- как-то не совсем это доходчиво для внешней публики будет.

А ведь есть еще разные конторы по типу Би-Би-Си, которые вроде как независимые от собственных властей, но живут-то они по британским законам. И тот же британский премьер-министр для всемирного разъяснения вполне может себе позволить, скажем, раз в неделю приходить в студию корпорации, и давать интервью, дабы всем на нашей планете было бы ясно и понятно, что там задумали на Даунинг стрит 10, и каким курсом с теми или другими государствами намерен проплывать мимо по течению Темзы город Лондон.

А вот если собственные СМИ внешний мир как-то не слишком активно или широко покрывают, то неизбежно возникает идея привезти к себе какого-то известного заграничного журналиста. Без разницы, где там этот журналист работает - числится, или нигде не работает на постоянной основе вовсе. Пойди сегодня разберись! Это раньше скажешь кому - «Я работаю в газете «Нью Йорк таймс» или «Вашингтон пост» - и просто подспудно ощущаешь: все тебя вокруг уважают, перед тобой с дыханием замирающим лебезят, ну, право-дело – не здорово, а?

Но то все было раньше. Сегодня же одних телеграмм-каналов в мире больше миллиарда. Разных аккаунтов в соцсетях - пруд пруди, плюс многочисленные ютуб каналы, какие-то мини-студии, Твиттеры-Экисы, то что-то там в Контакте, то без контактов – и ведь каждый, кто ко всему этому имеет даже минимальный доступ - так и норовит на весь мир что-то о себе и от себя сообщить. Нужно это кому-то, или не нужно совсем – да какая разница? А вдруг кто-то на что-то там нажмет-кликнет, даже на пять секунд подключится к многословному бреду твоему по поводу очередных способов похудения или ожирения с приготовлением экзотического вида соуса из двадцати сортов самого сочного в мире мяса?

И ведь нынче содержание того, что ты там, и кому то ли рассказываешь, то ли нагло впариваешь не имеет, по сути дела, никакого значения. Не столько теперь читают, что ты пишешь, сколько считают, а какое число у тебя заходов (не важно, чьих, не важно, по какой причине, и не важно, что конкретно эти самые «зашедшие» о тебе думают) – может быть, поливают тебя последними помоями, но сегодня даже трехлетний ребенок в курсе, что плохой или черный пи-ар – это в конечном итоге тоже реклама, и зачастую еще более эффективная, чем позитивная!

Поэтому о том, умный журналист, удачливый или попросту никакой судят исключительно по числу каких-то подписчиков, кликающих-нажимающих кнопочки. Да и читать что-либо существенное на данном этапе стало как-то немодным и не прагматичным. Вот 140 знаков осилить - как в сети Экис(Твиттер) – самое «оно». Главное, сколько народу на чтение этих 140 знаков позарится. Все равно ведь прочитают. Так если будет текста много, или сюжетов несколько - народ может и устать быстро. А надо ведь не читать-смотреть, а кликать. И вот такие «вызывающие клик» у публики становятся все более востребованными у мировых политиков, желающих о себе внешнему миру что-то важное, на их взгляд, поведать.

Популярный безработный клики-вызывающий все делает правильно. Для себя. А политики?

Вы, наверное, в курсе того, что недавно в Москву приезжал один бывший американский влиятельный телеведущий, ныне безработный, но продолжающий пользоваться своей прошлой популярностью. Я в одной из своих предыдущих статей года два или три назад о нем читателям подробно рассказывал, и с точки зрения журналистского мастерства, умения донести в кричаще-скандальной форме самые интересные и животрепещущие темы он в США на самом деле был одним из лучших.

Но потом случились два не очень для него приятных события. Он решил совсем уж полезть в политику, критиковал нещадно демократов (а они в Америке, напомню, владеют практически всеми средствами массовой информации), лично нынешнего президента страны Дж. Байдена, поддерживал во всем Д.Трампа, и делал вид, что от его позиции в Соединенных Штатах что-то реально зависит. Чтобы он так высокомерно не думал, руководство телеканала «Фокс», где он был, пожалуй, самым высокооплачиваемым ведущим (в год он получал около 30 млн. долларов) решило от своей медийной звездочки избавиться.

Не принципиально, что там случилось по деньгам, с штрафами, наложенными на канал, кто и кому там что сказал за кулисами, но руководство «Фокса» решило: не надо нам больше скандалов, всей той открытой прыти по бичеванию существующей в Америке власти. Раз такой умный и критически по отношению к американским ценностям настроенный - иди на улицу, создавай там свое собственное СМИ, разные каналы, сайты и прочее, где можешь «почти все, что угодно» говорить и доводить до сведения среднестатистических американцев.

Если их у тебя в зрителях-читателях будет много, то тобой и твоим творчеством заинтересуются разного рода рекламодатели. Значит, у тебя будут и без телеканала неплохие доходы. Ты будешь по-прежнему богат, но исключительно как частное лицо. Не связанное ни с какой организацией, никому не подчиняющееся, и выражающее исключительно собственные мысли и позицию. Что сей журналист по имени Такер Карлсон и делал.

Свои прошлые успехи он нынче может монетизировать, как это принято теперь именовать, весьма успешно, освоив сферу интервью с первыми лицами государств, которые обычными мировыми СМИ по разным причинам игнорируются. То ли по политическим расчетам (бывает и такое), то ли просто по собственному невежеству. Но если удается до таких политиков как-то достучаться – значит ты будешь в чем-то эксклюзивен, необычен, пойдут все те же клики, реклама, и с ней - те самые вожделенные денежные знаки в крупных купюрах.

Вот Карлсон на этого «информ-конька» верхом и взобрался. Его принимали покруче, чем американского президента в Венгрии, где он в конце своего царского там пребывания сделал интервью с премьер-министром В.Орбаном. Потом перед выборами в Аргентине он размахивал руками, бродя по Буэнос-Айресу, и беседовал с будущим президентом страны, скандальным Х.Милеем. Теперь вот на очереди - президент Украины, президент Турции, и в концовочке - лидер Китая.

А до этого – чего не побеседовать с этим человеком, решил президент России. Который после начала СВО не рукопожатен и не разговаривает с ведущими западными СМИ. Точнее, они хотели бы, может быть, с ним сделать интервью, но по той тематике, и с теми вопросами, которые волнуют именно их. Российские же власти на такое идти, что естественно, не собирались, и донесение российской позиции до западного информ-потребителя было тем самым поставлено на длительную паузу. И тут вдруг безработный американский по сути дела блогер как нельзя кстати попал под руку…

Так с кем, и о чем беседовать президентам? И есть ли от этого толк для них самих?

После этой беседы российского президента и американского гостя хотел бы остановиться вот на чем. Просто невероятное расхваливание российской прессой (что по-другому и быть не может) самого факта интервью – чуть ли это не событие года, весь мир теперь точно узнал правду и прочее, что, думаю, комментариев не заслуживает. А еще пишут, что теперь, оказывается, прорваны информационные барьеры, и все кругом якобы отныне будут знать, чего хочет Россия. Вот только в Америке об этом интервью - ноль эмоций и ноль информации, потому что и российский президент там под информационным запретом, а уж журналист, который напросился на поездку в Москву для них так и вовсе «агент Кремля».

Что по сути самой беседы? Ни российский президент ничего не сказал ни нового, ни сенсационного, ни сам журналист, беседовавший с ним никаких «с ног сшибавших вопросов» не задавал. Как это было, кстати, и в его беседах с премьер-министром Венгрии и будущим президентом Аргентины. Правда, есть здесь элемент обычного любопытства у зрителей и читателей. Разумеется, послушать, что говорит президент РФ намного интереснее, по крайней мере по своей сути, чем услышать о позиции кого-то другого.

Но опять-таки с информационной точки зрения даже самым дотошным специалистам, экспертам и прочим (если они, конечно, не ангажированы и не заказаны изначально своим местом работы и зарплатой) ровным счетом ничего нового в этой беседе не услышалось. Да и могло ли в таком двухчасовом разговоре что-то быть невероятно сенсационным? Вряд ли изначально. Да, сам по себе факт беседы, тем более впервые после начала российско-украинского конфликта для западного информ поля – момент, безусловно, важный.

Но ведь соцсеть и Телеграм-канал журналиста-безработного - это все-таки не широкая аудитория, и отнюдь не та публика, которая на что-то в той же Америке реально влияет. Опять-таки для чистого любопытства это включить, увидеть российского президента живьем (посмотреть, как он держится во время беседы, и как держится американец). Но со смысловой точки зрения ровным счетом ничего невероятного в такой беседе те же самые западные политические круги не узнали, да и вряд ли такое могло произойти.

Здесь возникает вопрос о самом факте и желании любого руководителя любого государства «продвинуть» и свой личный имидж, и своей страны на широкую мировую информационную арену. Если брать только международную повестку, то 95 процентов всей этой информации распространяется в мире двумя западными агентствами - Ассошиэйтед Пресс и Рейтер. Получается, надо давать интервью или им, или если всем остальным, то на максимальную внешнюю аудиторию не выйти.

Одно время главы государств стремились давать для международной публики интервью американскому кабельному телеканалу «Си-Эн-Эн». Потом, правда, он стал слишком уж про-демократически ангажирован, и принялся делить и своих, и чужих политиков на «устраивающих» и «не очень». За деньги, и немалые (я помню, что за интервью министра иностранных дел одной из постсоветских стран Си-Эн-Эн потребовала 2 млн. долларов) можно, конечно, определенные имиджевые задачи решить. Но крайне краткосрочно, с весьма невысокой эффективностью, и больше для отчетности перед бюджетом, нежели в реальной для страны и ее руководителя пользы.

Я не знаю, сколько, и на каких условиях интервью российского президента с американским журналистом было устроено, но товарищ этот далеко не филантроп. И продвигая прежде всего самого себя, он, конечно, нашел какой-то подходящий язык по финансовой части с теми с российской стороны, кто его в Москву привозил. Вопрос здесь в том, что желание донести свою позицию до широкой мировой общественности возникает у многих первых лиц государств, в том числе и постсоветских.

Я прекрасно помню, как велась еще в конце 90-х - начале 2000-х годов имиджевая работа теми же республиками Центральной Азии, в том числе и Казахстаном. Привозили в Астану и небезызвестного американского телеведущего Си-Эн-Эн Ларри Кинга (который потом был банально перекуплен российским госканалом «Раша Тудей»), приглашались ведущие тележурналисты Би-Би-Си и катарского канала «Аль Джазира».

Они исключительно по финансовым соображениям делали все, чтобы сохранить внешнеполитическую позицию своей страны при освещении «заказчика», и в случае необходимости могли несмотря на прекрасный прием в стране и некие джентльменские договоренности вставить «шпильку», напомнив, скажем, после интервью с президентом Азербайджана И. Алиевым о «нарушении прав человека в республике». Или в беседе с премьер-министром Грузии напоминать ему через слово о притеснениях в республике геев и лесбиянок.

В случае же с интервью американца с российским президентом возникает некая новая реальность, с которой любой руководитель государства, желающий выйти на широкий мировой уровень с точки зрения донесения важной для себя и своей страны информации. Теперь выясняется, что нет смысла вообще тратить силы и время на разные «вроде бы уважаемые мировые СМИ», которые можно просто игнорировать (как и работающих там журналистов).

Достаточно найти того, у кого много кликов-просмотров-подписчиков, кто не подчиняется никаким главным редакторам и их заместителям, и кто ради собственной славы сделает все, о чем с таким человеком изначально договорятся.

Думаю, что это и будет неким новым форматом взаимоотношений глав государств с международным освещением собственной персоны и интересов подчиненного им правительства. Потому как с одним безработным журналистом-блогером договориться о любой съемке и интервью, плюс их распространением можно намного проще, чем с профессиональными и сильными СМИ, у которых десятки как собственных, так и сверху за ними присматривающих политических начальников и контролеров.     

Если Вам понравилась статья, то пожалуйста, поделитесь с друзьями в социальных сетях:
Комментарии
Загрузка комментариев...