Большая засуха | Деловая неделя
22 октября 2021 | выходит по пятницам | c 1992 года

Большая засуха

Предвестник больших войн

01.07.2021 15:24:39
№: 25(1428)
Предвестник больших войн

Вода стоит особняком в истории нашей планеты. Нет природного тела, которое могло бы с ней сравниться по влиянию на ход основных, самых грандиозных, геологических процессов. Не только земная поверхность, но и глубокие – в масштабе биосферы – части планеты определяются, в самых существенных своих проявлениях, ее существованием и ее свойствами.
Владимир Иванович Вернадский, великий русский ученый

КОТОРЫЙ день на телефон приходят смс-ки от МЧС: спасатели предупреждают жителей Алматы о сильной жаре. В лентах соцсетей пользователи соревнуются в том, кто покажет зной лучше. Стоящие на солнце градусники «уходят» даже за 50 градусов по Цельсию. Впрочем, в городах жара – это больше неудобство, чем проблема. В сельской местности это уже не проблема, а настоящая трагедия. Скот, особенно крупный рогатый и лошади уже приговорены жарой – во многих областях для них нет ни воды, ни кормов. Хуже всего в Мангыстау, в Атырауской, Кызылординской и Жамбылской областях, там начался настоящий падеж скота. Многие жители сел не хотят ждать, когда их скотина умрет от голода и жажды, пуская ее под нож. Такая ситуация не только в нашей стране – об экстремальной жаре сообщают из США, Канады, России и из остальных стран Центральной Азии. Про Африку можно вообще не упоминать, там в тупик зашли переговоры между Суданом, Египтом и Эфиопией по поводу новой эфиопской ГЭС, которая может «приговорить» страны ниже по течению к вымиранию. Впрочем, и для нашего региона эта проблема, похоже, может носить не менее острый характер.

Именно она, а не, скажем, победа «Талибана» в Афганистане, способна обратить в пыль государственность целых стран, на десятилетия погрузив их в войны и революции. И, судя по всему, ни у одной из стран региона, включая Казахстан, нет не только никакого готового плана, как избежать этого, но и уровень взаимопонимания между государствами остается таким, что в текущей ситуации этот вопрос кажется просто неразрешимым. Текущие действия правительств – это просто вялая, запоздалая и несоразмерная реакция на проблемы, которые должны были быть решены десятилетия назад…

На этой неделе МИД РК сообщил, что 7-8 июля в бывшей Астане состоится очередной, 16-й по счету, «раунд переговоров по астанинскому процессу по Сирии». То, что они в принципе давно утратили актуальность, так как эту многострадальную страну поделили Иран, Россия и Турция, это полбеды. Глубина сирийского тупика заключается в том, что проблема, которая лежит в основе этого конфликта, в клочья разодравшего вчера еще не самую бедную и не самую плохо развитую страну региона, также далека от решения, как и тогда, когда она его вызвала. Понятно, что гражданская война между населением (преимущественно суннитами) и правительством режима семьи Асадов (являющихся представителями секты алавитов), которые под вывеской республиканизма построили обычную для Ближнего Востока коррумпированную монархию, имеет множество причин. Тут и влияние событий в других арабских странах (так называемая «Арабская весна»), и соцсети, и разрушение государственности Ирака американцами, и суннитско-шиитское противостояние, и множество других факторов. Но триггером, соломинкой, которая сломала хребет верблюду, стал водный кризис.

Активная эксплуатация водных ресурсов рек в Турции привела к резкому снижению поступления влаги в Сирии, что вызвало засуху и неурожай в течении нескольких лет. Сельское население бросало все и бежало в города просто для того, чтобы выжить, найти хоть какое-то пропитание, работу и перспективы. С таким социальным вызовом коррумпированная и забюрократизированная государственная машина Асадов просто не справилась, и случилось то, что случилось – мощнейшее народное восстание, распад армии, интервенция Ирана, России, США, потом Турции. Страна разгромлена, поделена и на долгие годы обречена на прозябание на грани нищеты, войны и гуманитарного кризиса.

Понятное дело, что никаких прорывов «астанинский процесс» Сирии не принесет. Турция контролирует остатки суннитских территорий, освобожденных от власти Асада, преданные Западом курды при посредничестве России склонились к полуавтономии в составе марионеточного правительства Башара Асада. Собственно территория, контролируемая официальными властями страны, на самом деле поделена на феоды и зоны влияния России и Ирана, которые напрямую работают с местным олигархатом и военными командирами, хищнически высасывая остатки естественных ресурсов. Иран получил «шиитский коридор» от своих границ до Средиземного моря, заплатив, правда, за него такую чудовищную цену, что готов говорить о замирении со своим смертельным врагом – Саудовской Аравией. Да, и стабильность «коридора» - это скорее пожелание, чем реальность. Мятежи, дикий социальный разрыв и конфликты не прекращаются и в Центральном Ираке, и в Сирии, и в Ливане, который, как страна, просто обанкротился и в эти дни выпрашивает финансовую помощь у международных доноров.

К чему это подробное описание тщетности усилий нашего МИДа? К тому, что он не только продолжает заниматься не тем, но и не занимается тем, чем надо? Где конференции по распределению водных ресурсов на уровне глав государств, правительств, экспертов? Где какие-то даже самые примитивные, но четкие основы для решения вопроса раздела снижающегося объема доступных нам водных ресурсов? Нет их. Наоборот, конфликты, связанные с водой, только растут. Остроту проблеме добавляет изменения климата, который становится в нашем регионе все более жарким, сокращая и так скудные водные ресурсы, растопляя вековые ледники, и делая поведение рек непредсказуемым.

А ведь наша страна имеет сложнейшее географическое положение не только потому, что не обладает выходом к мировому океану (фактически, к мировой торговле), но и из-за того, что почти все реки, наполняющие влагой наши поля, пастбища, водохранилища, озера, начинаются за пределами нашей территории. И страны, где они протекают, все больше и больше эксплуатируют этот ресурс, сокращая доступный нам объем влаги, ухудшая его качество и подчиняя наши возможности в потреблении воды своим планам, расписанию и необходимостям. Ладно, мы никуда не денемся от того, что тот же Урал проходил через «свинцовые почки» российский индустрии, Челябинск, Курган, которые травят его воду продуктами промышленности. Ладно, мы сдали все, что можно сдать Китаю, который приступил к активному и интенсивному хозяйственному освоению СУАР КНР, параллельно выдавливая из его казахского и уйгурского населения мусульманский и национальный дух. Однако нам так и не удалось четко согласовать и закрепить принципы раздела водных ресурсов даже с Кыргызстаном, каждый раз лишь реагируя на кризисы, вроде того, что создался сейчас. Засуха идет и у наших южных соседей, и только благодаря тому, что у них есть проблема нехватки электричества, наши власти засылают им переговорщиков, чтобы убедить не закрывать плотины, продолжая пропускать воду в Казахстан в обмен на поставки энергоресурсов.

Между тем, недавняя однодневная война между Таджикистаном и Кыргызстаном не только заморозила китайские планы по строительству железной дороги до Узбекистана, но и стала, фактически, первой настоящей водной войной в Центральной Азии. Конфликт разгорелся из-за территории, которая контролирует попуски воды из местного водохранилища, и отсюда растут ноги тех страстей, из-за которых братские народы, веками живущие по соседству, начали палить друг в друга не только из автоматов, но и танков, пушек и вертолетов. Основная проблема неразрешенности (а, возможно, и неразрешимости) территориальной принадлежности спорных участков в Фергане – это именно вода и доступ к ней, а не мелочность в дележке почвы. Проблема же на региональном уровне сохраняется и в случае решения пограничных вопросов в Фергане – это недостаток и неравномерное распределение водных ресурсов. И решена она может только глубокой экономической интеграцией стран региона исторического Туркестана. У нас же ее нет и близко.

Казахстан, Кыргызстан и Таджикистан прозябают в неэффективном экономическом союзе с Россией. Узбекистан и Туркменистан сохраняют свою самостоятельность и рынок в одиночном плавании. Взаимопонимания между властями наших стран по поводу решения проблемы, способной в краткий период буквально взорвать ситуацию в любой из стран региона, не видно. Вместо этого наш МИД занимается организацией уже никому не нужного переговорного процесса по Сирии. А местные чиновники искусственно блокируют решение водных проблем на своей территории, чтобы завтра на фоне чрезвычайных ситуации выбить из Нур-Султана побольше денег под водно-инфраструктурные проекты, которые будут выполнять «аффилированные бизнесмены».

Подобное поведение – способность использовать пандемию, мор или засуху для наполнения собственных карманов – уже заметно по тому, насколько «эффективно» использовались миллиарды, потраченные на противодействие коронавирусу. О том, насколько это опасно в целом для страны, можно говорить только банальности, вроде сравнения такого поведения с отпиливанием сука, на котором сидишь или сравнения с паразитами, высасывающими последнее из того, организма, в котором они живут. И нет бы нам внимательно изучить сирийскую проблему, чтобы понять, что в этих вопросах нельзя шутить, и что мы уже упустили почти все, что можно, но государство только принимает очередные неэффективные программы, которые будут разворованы до того, как начнут действовать.

Тут даже никакого «Талибана» не нужно, чтобы в любой из стран Центральной Азии реками полилась кровь. Рост социальных противоречий подстегивается естественными причинами - засухой, которые выдавливают сельское население в «пояса нищеты» мегаполисов, где и будут зреть гроздья гнева, способные вспыхнуть в любой момент и по любому формальному поводу. Соседние страны будут искать свой интерес, вводить свои войска для его «защиты», а государственность наших стран пойдет прахом. И потушить этот пожар будет уже не во власти властей стран региона. Просто потому, что для этого банально не будет воды…

Если Вам понравилась статья, то пожалуйста, поделитесь с друзьями в социальных сетях:
Комментарии
Загрузка комментариев...