Бремя середняка | Деловая неделя
19 июня 2024 | выходит по пятницам | c 1992 года

Бремя середняка

30.05.2024 17:46:47
№: 19 (1561)

или Реальность «средней державы»

Нет большего вреда для державы, чем принимать хитрость за мудрость.

Фрэнсис Бэкон, английский философ, историк, политический деятель

НА ЭТОЙ НЕДЕЛЕ сайт Euronews опубликовал на английском языке статью президента Касым-Жомарта Токаева, в которой он рассуждает о важности многостороннего диалога и решений (мультилатерализма) в международной политике, а также о том, что из-за «геополитического противостояния» крупных держав, инициативу на этом поле должны и могут проявлять «средние державы», вроде Казахстана. Все это, конечно, очень хорошо звучит и приятно, что голос Казахстана слышен на международной арене, но в статье нет главного, а именно - ответа на вопрос: как же, собственно, «средние державы» будут заставлять крупных игроков что-то выполнять, о чем наши «середнячки» где-нибудь многосторонне договорятся? И это крайне важный вопрос, прежде всего, для самой Астаны, которой нужно добиться от «крупной державы», а также нашего «соседа, союзника и главного торгового партнера» выполнения хотя бы простейшего соглашения – чтобы депутаты российской Госдумы не занимались озвучиванием возмутительных обвинений и претензий в адрес Казахстана. Пока этого у нашей дипломатии добиться почему-то никак не получается. Если, конечно, она вообще занимается этим вопросом...

О том, что Казахстан включили в список «средних держав», «ДН» писала в начале года, когда авторитетная аналитическая организация из Германии - «Фонд науки и политики» (SWP) - выпустила сборник статей под названием «Средние державы – важные акторы в международной политике», где и была упомянута наша страна. Поначалу Астана как-то очень даже сдержанно отреагировала на этот, безусловно, комплимент своей внешней политике, хотя, как мы полагаем, такое признание не могло не быть благосклонно воспринято в Акорде. Правда, как мы и написали тогда, «рост влияния Казахстана происходит не столько благодаря дипломатической активности Астаны, сколько на фоне войны в Украине» и именно «благодаря» кровавому конфликту в Восточной Европе сегодня и растет значимость нашей страны в глазах ЕС и США. Новый статус же не только дает нам шанс реализовать полученные козыри для развития экономики, но и налагает повышенные обязательства в плане укрепления самостоятельности в рамках ставших тупиковыми интеграционных объединений. Если совсем просто – то назвался груздем, полезай в кузов. Статус средней державы – это не значок на лацкан дипломатического пиджака, на груди, натруженной знанием пяти языков, но оценка самостоятельности политического курса, а также способности ее отстаивать не на словах, а на деле.

О том, что в Астане новый статус пришелся ко двору, можно было судить не только по статье, но и по выступлению главы государства в Сингапуре, где он также рассуждал о потенции многосторонней дипломатии. В целом, его речь очень сильно перекликается с текстом статьи на сайте Euronews, отчего можно предположить, что Токаев лично уделил этим вопросам свое внимание, а не оставил на откуп спичрайтерам. В частности, он обратил внимание на главные мировые проблемы: «Несмотря на все усилия, человечество становится жертвой новых военных конфликтов. Проблемы, связанные с экстремизмом и терроризмом, кибернетикой и космосом, искусственным интеллектом, изменением климата, масштабной миграцией и эпидемиями, еще больше подрывают глобальную безопасность. Однако Астана и Сингапур как развивающиеся средние державы не могут просто согласиться с поляризацией и разделением. Слишком многое поставлено на карту. Если не принять меры, мы погрузимся в новую холодную войну».

Но какие меры могут предложить мировые «середняки», чтобы их не только услышали, но к ним и прислушались? Честно говоря, немногое – например, реформу ООН. «Мы должны предотвращать войны, а не пытаться их прекратить. Несколько десятилетий назад мы встретили эпоху после Холодной войны с надеждой и оптимизмом, представляя себе процветающее будущее. Однако сегодня это видение омрачено надвигающимися угрозами и всепроникающим чувством обреченности. Следует обновить многосторонние институты, чтобы восстановить их авторитет и вдохнуть новую жизнь в мультилатерализм, начиная с давно назревшей реформы ООН. Мы не добьемся успеха в решении этих задач без всеобъемлющей реформы Совета Безопасности. Это безотлагательная потребность нашего времени, отвечающая интересам подавляющего большинства человечества. Я твердо убежден, что голоса средних держав и всех развивающихся стран в Совете должны быть усилены и четко услышаны», - заявил Токаев. Проблема тут в том, что в СБ ООН и сидят эти самые крупные державы, которые спокойно заблокируют на уровне организации любую угрозу своей монополии на вето. По крайней мере, никакая из постоянных стран-членов ООН не проявляла явного стремления лишиться своего монопольного статуса. И никого из них особо не беспокоит, что такая позиция мировых лидеров выхолащивает ООН, как главную мировую дипломатическую площадку.

Собственно, говоря, на это Касым-Жомарт Кемелевич и сетовал в Сингапуре: «Следует обновить многосторонние институты, чтобы восстановить их авторитет и вдохнуть новую жизнь в мультилатерализм, начиная с давно назревшей реформы ООН. Мы не добьемся успеха в решении этих задач без всеобъемлющей реформы Совета Безопасности. Это безотлагательная потребность нашего времени, отвечающая интересам подавляющего большинства человечества. Я твердо убежден, что голоса средних держав и всех развивающихся стран в Совете должны быть усилены и четко услышаны».

Та же мысль повторяется и в статье: «...Структуры, призванные способствовать международному консенсусу, такие как Организация Объединенных Наций, фактически парализованы и ограничены в действиях. Использование права вето постоянными членами Совета Безопасности ООН нередко приводит к безвыходным ситуациям, препятствующим решительным действиям в борьбе с глобальными кризисами, и к повторению сценариев, в которых предпочтение отдается односторонним, а не коллективным действиям. Это еще больше подрывает дух многосторонности и доверие к международным институтам».

Это правильные слова, но есть только одно но – как заставить «крупняк» подвинуться? Как вообще «средней державе» или державам чего-то добиться от крупных игроков? Ответа на этот вопрос мы в словах президента, что в речи, что в статье на Euronews не нашли.

Слова о том, что на фоне односторонних действий крупных держав «средние державы, такие как Казахстан, становятся ключевыми игроками, обладающими растущими возможностями для обеспечения большей стабильности, мира и развития в своих регионах и за их пределами» пока выглядят просто как абстракция «за все хорошее». Собственно, и сам президент признает, что «такие страны, как наша, не имеют столь же значительного глобального влияния, как мировые сверхдержавы», а то, что «у нас есть экономическая мощь, военный потенциал и, что еще важнее, политическая воля и дипломатическая хватка, необходимые для оказания существенного влияния на мировой арене по самым разным вопросам», к которым прилагается «наша гибкость, не обремененная проблемами политики сверхдержав, позволяет нам ориентироваться в сложных дипломатических ситуациях и находить пути к компромиссу и согласию» - это, извините, просто слова. И пример этому одна крупная держава «подогнала» одной средней державе прямо на этой же неделе. Возможно, для иллюстрации.

Речь идет о том, что Петр Толстой, заместитель председателя Государственной думы, член Высшего совета путинской партии «Единая Россия», в интервью радио «Комсомольская правда» начал вновь вмешиваться во внутренние дела нашей страны, подвергая сомнению нашу государственность и независимость. В частности он сказал: «…Если мы не «закроем тему» Украины, то у нас возникнут проблемы и с Казахстаном, и с Арменией, и с другими странами, которые нас окружают». На вопрос ведущего, почему он упомянул Казахстан, представитель правящей партии РФ заявил: «Ну, посмотрите на то, что происходит сегодня в Казахстане в плане отстраивания некоего Казахского государства. Какая там расцветает национальная мифология по поводу независимости, по поводу перехода на латиницу. Там очень много всего интересного, если вы так вглядитесь». Далее он начал говорить про каких-то «русских учительниц в Павлодаре», которых кто-то заставляет «извиняться, когда те говорят, что это русские построили этот город». «И я против того, чтобы они забывали, о том, что Алма-Ата – это город Верный. Наша – русская крепость, казачья, - сказал не какой-нибудь простой политолог или телеведущий, а целый зампред Госдумы. - И вот эта вот история, она важна для национального самосознания».

Высказался госдумовец и о современном казахстанском восприятии истории и государственности, провозглашенном непосредственно президентом Токаевым на курултае в Атырау в следующих словах: «Для уверенного движения вперед мы должны в полной мере осознать масштаб национальной истории, оберегать и продвигать свое культурное наследие. Казахстан является прямым преемником кочевой цивилизации Великой степи. Признанной вершиной государственного строительства на огромных просторах Центральной Евразии всегда выступал Улус Джучи, всемирно известный как Золотая Орда. Геополитическое наследие этой средневековой державы послужило благодатной почвой для возникновения целого ряда евразийских государств, включая Казахское ханство. Сплав различных этносов и религий создал на этом пространстве уникальную модель межкультурного симбиоза и государственного строительства». Видимо, именно к этой фразе мы должны отнести его реплику: «А выдумывать историю не надо. Для того, чтобы отделиться от России, отмежеваться. И даже если ты продал всю землю Китаю, а все недра – англичанам, все равно не надо». Тут уж никак не получится интерпретировать слова депутата в сторону не властей Казахстана, он очевидно и конкретно говорит про Астану, добавив, что она продала землю Китаю, а недра – англичанам. Что, кстати, в общем и целом является распространением заведомо ложной информации, и если такое скажет не российский депутат, а казахский активист – к нему придут с предъявлением обвинения по уголовной статье – 274 УК РК. Любопытно, что Толстой, говоря все это, будто держит в голове цитату Токаева, потому что сравнивает перспективу поражения в войне с Украиной с новым подчинением… Золотой орде.

Почему мы тут приводим эти слова? Потому что буквально пару месяцев назад спикер мажилиса Ерлан Кошанов сообщил, что договорился с председателями обеих палат российского парламента о том, чтобы бороться с такими вот заявлениями. О том, что он в ходе своего визита в Россию в начале марта обсуждал вопрос «воздержания российских депутатов от высказываний, касающихся территориальной целостности и других аспектов, связанных с Казахстаном» с Вячеславом Володиным, спикером Государственной Думы, и с председателем Совета федерации Федерального собрания России Валентиной Матвиенко заявил он сам в кулуарах мажилиса. «Обоюдно будем пресекать [такие заявления]. На эту тему мы говорили с председателем Совета федерации Матвиенко. Она не пообещала, мы решили, договорились, что обоюдно будем работать над этим вопросом», - сказал Кошанов.

И тут возникает вопрос – если Володин тоже пообещал это пресекать, то почему его собственный заместитель снова занимается подобными провокациями? Вряд ли Кошанов говорил с ним об этом на казахском и тот не понял собеседника, скорее, в Госдуме просто не придали таким договоренностям с казахстанскими коллегами никакого значения, а принудить их к этому Астана не может. Если, они вообще, конечно, были. Потому что российские СМИ или подавали эту информацию весьма односторонним способом, либо вообще ничего не сообщили о том, что лидеры российского парламента обещали (хотя и сам Кошанов признается, что Матвиенко «не пообещала») бороться с провокациями против Казахстана. Как подавали эту информацию россияне, можно судить просто по заголовкам: «В Казахстане пообещали пресекать резкие высказывания депутатов о России» (Gazeta.ru и Lenta.ru). То есть, об обязательствах российских парламентариев речи будто бы совсем не идет.

И вот, если Астана банально не может добиться даже такой мелочи, чтобы государственные деятели соседней страны перестали заниматься откровенными провокациями, которые, без сомнения, угрожают внутренней стабильности и межэтническим отношениям внутри нашей страны, то все остальные претензии на способности средней державы выглядят весьма сомнительными. Держава становится реальной, большой или средней, если она в состоянии обеспечить выполнение договоренностей, причем, как со своей стороны, так и со стороны партнера, с которым они заключены. Если же, страна может только на словах выступать за все хорошее, но не в состоянии добиваться того, что отвечает ее интересам, то ее статус вызывает закономерные вопросы: а держава ли?

Если Вам понравилась статья, то пожалуйста, поделитесь с друзьями в социальных сетях:
Комментарии
Загрузка комментариев...