Черный июль-2 | Деловая неделя
1 июля 2022 | выходит по пятницам | c 1992 года

Черный июль-2

25.09.2020 09:21:56
№: 32(1389)
или Размышления о локальной дисфункции

 «Правда ­ точно горькое питье, неприятное на вкус, но зато восстанавливающее здоровье».
Оноре де Бальзак, французский писатель

 НА ЭТОЙ НЕДЕЛЕ президент Касым-Жомарт Токаев выступил на 75-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН и высказал интересную мысль. «COVID-19 выявил также предыдущие ошибки и неудачи. Мы увидели, как распадается глобальное сотрудничество перед лицом кризиса, начинается торговый протекционизм, политический национализм. Мы подходим к тому состоянию, которое многие называют глобальной дисфункцией. Весь мир оказался на пороге серьезных испытаний, которые могут привести к необратимым последствиям, отсутствию взаимного доверия, взаимного понимания, международного сотрудничества, а также торговые войны и санкции подрывают перспективы и надежды на создание лучшего мира», - сказал он, призвав остальные страны мира «честно признать, что в период после «холодной войны» человечество упустило возможность создать справедливую международную систему, в центре которой стоял бы человек». «Судьба будущих поколений зависит от понимания сегодняшней реальности, главным образом нами, главами государств. Вот почему наше моральное обязательство состоит в том, чтобы поразмыслить над парадигмой формирования нового мира. Мы подошли к решающему моменту в истории человечества», - резюмировал президент Казахстана. Все эти слова очень красивые, и очень правильные. И все они подходят не только к мировому сообществу с «глобальной дисфункцией», но и к нашей стране, правда, уже, наверное, с локальной дисфункцией.

или Размышления о локальной дисфункции

«Правда ­ точно горькое питье, неприятное на вкус, но зато восстанавливающее здоровье».

Оноре де Бальзак, французский писатель

НА ЭТОЙ НЕДЕЛЕ президент Касым-Жомарт Токаев выступил на 75-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН и высказал интересную мысль. «COVID-19 выявил также предыдущие ошибки и неудачи. Мы увидели, как распадается глобальное сотрудничество перед лицом кризиса, начинается торговый протекционизм, политический национализм. Мы подходим к тому состоянию, которое многие называют глобальной дисфункцией. Весь мир оказался на пороге серьезных испытаний, которые могут привести к необратимым последствиям, отсутствию взаимного доверия, взаимного понимания, международного сотрудничества, а также торговые войны и санкции подрывают перспективы и надежды на создание лучшего мира», - сказал он, призвав остальные страны мира «честно признать, что в период после «холодной войны» человечество упустило возможность создать справедливую международную систему, в центре которой стоял бы человек». «Судьба будущих поколений зависит от понимания сегодняшней реальности, главным образом нами, главами государств. Вот почему наше моральное обязательство состоит в том, чтобы поразмыслить над парадигмой формирования нового мира. Мы подошли к решающему моменту в истории человечества», - резюмировал президент Казахстана. Все эти слова очень красивые, и очень правильные. И все они подходят не только к мировому сообществу с «глобальной дисфункцией», но и к нашей стране, правда, уже, наверное, с локальной дисфункцией. Точно также, как в мире, в Казахстане COVID-19 тоже выявил ошибки, неудачи и все остальные болезни пораженной коррупцией государственной системы. «Черный июль», унесший, как оказалось, намного больше тысяч жизней, чем говорилось официально, тоже может привести к необратимым последствиям, ибо действия властей страны привели к подрыву доверия, понимания и желания сотрудничать с чиновниками. Ну, и бессменная политическая элита в Казахстане тоже, похоже, упустила возможность создать справедливую государственную систему, в центре которой стоял бы человек. Обо всем этом - в масштабах нашей собственной страны - о судьбе поколений, новой парадигме формирования отношений государства и общества и решающем моменте, стоит подумать сегодня, прежде всего, нашим собственным чиновникам. И вот почему.

На прошлой неделе «ДН» опубликовала материал под заголовком «Черный июль. Смертность от коронакризиса намного выше официальных цифр Минздрава», в котором обратили внимание на статистику смертности по стране за первые 7 месяцев прошедшего года. Благодаря тому, что цифры позволяют сопоставить данные с прошлыми годами, мы могли увидеть, что в мае-июле 2020 года умерло на 23,821 человека (или на 70%) больше, чем в аналогичный период прошлого года. И хотя в месяцы жесткого карантина смертность, наоборот, снизилась, общее количество смертей за полгода все равно превысило прошлогодний показатель. С начала 2020 года по конец июля скончалось на 14 тысяч человек больше, чем за аналогичный период 2019 года, что дает заметные 17,8% расхождения. Даже если количество умерших большее, чем обычно (официальный счет погибших от коронавируса за этот период - всего около тысячи), не из-за самого вируса, но из-за невозможности получить медицинскую помощь по профилю иному, чем COVID-19, то это тоже жертвы неспособности государства защитить наши жизни, того, что мы сегодня можем называть коронакризис. Объяснить это иначе мы пока не можем - не было ни аномальной жары, ни крупных аварий, катастроф, стихийных явлений или иных массовых эпидемий. Не было ни войны, ни голода, ни особенно резкого роста насильственных преступлений или несчастных случаев.

Мы попросили Минздрав прокомментировать это, но благодаря случаю смогли получить какие-то заявления несколько раньше положенного по закону срока. Оказалось, что министр здравоохранения Алексей Цой нашел время в своем крайне напряженном графике для того, чтобы встретиться с несколькими известными в социальных сетях блогерами. Информацию об этом разместил в своем аккаунте Багдат Коджахметов, официальный представитель Минздрава, после чего автор этих строк попросил его комментария под этим постом. И у нас получился такой диалог:

Makhambet Auyezov: А можно ли попросить прокомментировать вопрос об избыточной смертности в июле? В прошлом году скончалось около 12 тысяч, а в этом, по данным Статкома, 28 тысяч... •

Багдат Кожахметов: В марте, апреле, мае текущего года ЦОНы были закрыты, в связи с ЧС и карантином.

Когда они открылись, в систему начали регистрировать данные о смертности, накопленные за несколько месяцев. Поэтому и вышла такая разница в июле. В данном случае корректно будет сравнивать полугодия. Смертность осталась на том же уровне, что и в прошлые годы. В среднем 10,5-11 тысяч в месяц.

Makhambet Auyezov: По полугодию рост 17,8%. За полгода умерло на 14 тысяч больше, чем в прошлом году… Плюс жесткие ограничительные меры были сняты еще в мае, а резкий рост (более 100%) смертности был зафиксирован в июле. ЦОНы только на третий месяц внесли корректные данные? Плюс, почему агентство по статистике дало некоррректную разбивку по месяцам? Они ведь обязаны давать информацию по количеству реально умерших за месяц, а не по зарегистрированным в системе умершими в определенный месяц.

Багдат Кожахметов: Выясню.

Makhambet Auyezov: Благодарю!

Затем в сети начали публиковаться посты блогеров-участников встречи, в которых они начали писать, что сами тоже задавали такой вопрос и получили удовлетворивший их ответ. Его смысл сводился к тому же: сравнивайте полугодия, там расхождений нет. Когда же автор этих строк обращался к ним в комментариях, почему они не указали министру, что и по полугодию есть огромное расхождение, то блогеры делали вид, что ничего не понимают. Естественно, это вызывало критику со стороны традиционных СМИ, журналисты корили Минздрав за то, что у г-на Цоя не нашлось времени на обстоятельную пресс-конференцию с официально аккредитованными и работающими средствами массовой информации, но нашлось для неформального общения с обычными пользователями социальных сетей, которые очень «позитивно» отозвались о встрече, как бы демонстрируя, что у чиновника на все есть ответ, и вообще человек он очень хороший, все понимает, все знает, всех слышит.

Однако, все эти пояснения, которые давал блогерам министр, они не выдерживают никакой критики. Во-первых, рассчитанная на не вникающих в цифры позиция «сравнивайте полугодия, цифры такие же, как в прошлом году» это просто неправда. Если блогеры действительно проглотили ее, то это очень многое говорит о том, насколько они вообще способны представлять интересы общества во взаимодействии с властью, ставить перед ней правильные вопросы и добиваться ответов. Во-вторых, заявленная в одном из блогерских постов сентенция от министра про то, что рост регистрации умерших возник в том числе из-за того, что в «аулах разрешали хоронить без свидетельства о смерти», он опровергается теми же статистическими данными, показывающими, что 2-3 кратный рост смертности имел место и в городах республиканского подчинения (Алматы, Нур-Султане и Шымкенте), где эти документы выдавались исправно, а хоронить без них точно не давали.

В итоге, нам будет очень интересно, как именно смогут объяснить нам чиновники Минздрава, почему в январе-июле 2020 года скончалось на 14 тысяч больше людей, чем в 2019-м, в то время как жертв коронавируса зарегистрировано лишь 2 тысячи, а также почему мы, граждане страны, узнали об этом, фактически, случайно. Даже, если эти люди умерли не от коронавируса, то чиновники в белых халатах должны были дать нам какую-то информацию о том, что же за такая другая хворь косит наших граждан тысячами? Да, можно сказать, что нынешний министр - только пришел, что он за один момент не мог поменять то, что нагородили предшественники. Но мы-то просим не менять прошлое, брать на себя чужую вину, мы просим хотя бы честно признаться, что произошло, что тысячи казахстанцев неожиданно умерли. Иначе наши чиновники окончательно упустят последнюю возможность создать справедливую государственную систему, в центре которой стоял бы человек…

Если Вам понравилась статья, то пожалуйста, поделитесь с друзьями в социальных сетях:
Комментарии
Загрузка комментариев...