Дебют Ашимбаева | Деловая неделя
1 декабря 2021 | выходит по пятницам | c 1992 года

Дебют Ашимбаева

15.05.2020 05:41:58
№: 13(1370)

или Цугцванг Нур-Султана?

ДН

E8AD0B59-D34D-40F6-908A-53FA167E36C9 cx0 cy6 cw0 w1200 r1МИНИ-СЕНСАЦИЯ недели: сенат вернул в мажилис скандальный законопроект о митингах. Неожиданно во втором чтении депутаты сената обнаружили в проекте много нареканий и даже грамматические ошибки (!), после чего отправили документ, вызывавший острую критику со стороны правозащитников, СМИ и общественности, на доработку. В первом чтении, которое прошло при прошлом председателе сената, почему-то все это было незаметно для верхней палаты парламента. Теперь все гадают: является ли «отворот» законопроекта по митингам инициативой и самостоятельным шагом нового спикера Маулена Ашимбаева или это такой способ для более высокого руководства страны «отыграть назад», «сохраняя лицо», чтобы отступить не под давлением общественной критики, а по внутреннему регламенту парламента? Ну, и является ли возврат документа в мажилис знаком пересмотра принципиальных недостатков новой редакции регулирования общественной политики или все закончится просто декоративными изменениями, после всего будет принято с сохранением главного противоречия: когда «уведомление», фактически, означает «разрешение». Получить которое не легче, чем промокнуть под дождем в Сахаре.

 

О том, что сенат принял такое решение, сообщил на заседании палаты депутат сената парламента РК Сарсенбай Енсегенов. «В ходе обсуждения законопроекта («О порядке организации и проведения мирных собраний в Республике Казахстан». - КазТАГ) возникла необходимость внесения изменений и дополнений в одобренный мажилисом законопроект (…). В соответствии с пунктом 5 статьи 61 Конституции РК, (сенат - КазТАГ) рекомендует направить в мажилис парламента изменения и дополнения в проект Закона РК «О порядке организации и проведения мирных собраний в Республике Казахстан», - процитировало его агентство КазТАГ. Всего, как сообщается, сенаторы предлагают внести 16 предложений по шести статьям законопроекта.

Первая претензия, вероятно, навеяна текущей ситуацией с коронавирусом в стране, ведь даже после отмены ЧП и карантина власти просят граждан продолжать пользоваться масками и индивидуальными гигиеническими средствами. А это вполне очевидно вступает в противоречие с идеей требовать от митингующих лица открывать. «Так, норма об обязанностях организаторов мирного собрания по требованию от участников мирных собраний не скрывать свое лицо, в том числе не использовать предметы одежды и иные средства, препятствующие распознаванию лица, представляется нам излишней, поэтому предлагается ее исключить. Во-первых, вопросы обеспечения общественного порядка относятся к компетенции органов внутренних дел. Во-вторых, мы предлагаем закрепить право организаторов и участников мирного собрания по использованию средств индивидуальной защиты, направленных на охрану здоровья. Если мы сохраним эту норму, будем в какой-то мере нарушать права наших граждан на охрану здоровья», - считает Енсегенов.

Кроме этого сенаторы предложили жестко установить число мест для митингов: в центральных частях районов в городах «количество специализированных мест для организации и проведения пикетирования, собраний или митингов должно составлять не менее трех». «Это право участников мирных собраний - быть увиденными и услышанными», - подчеркнул докладчик. При этом, правозащитники и общественность настаивали на том, чтобы гражданам было позволено митинговать везде, где не запрещено, а не только там - где разрешено.

Далее, «ввиду широкого толкования», сенаторами было предложено исключить из закона следующее основание для отказа желающим помитинговать: «…если проведение мирных собраний может повлечь нарушение функционирования объектов жизнеобеспечения, транспортной или социальной инфраструктуры, связи, создать помехи для бесперебойного функционирования транспорта, объектов инфраструктуры, сохранности зеленых насаждений, малых архитектурных форм и иного имущества, а также препятствовать свободному передвижению граждан, не участвующих в мирных собраниях».

При этом, в статье 14 («Отказ в проведении мирных собраний») остается множество других оснований (числом 12) для отказа (в «уведомлении»?) в проведении митинга. Например: «если существует угроза общественной безопасности, нарушения общественного порядка, жизни и здоровью других лиц». Ну, и классическая причина, которая использовалась уже давно для отказов желающим митинговать: «Местный исполнительный орган города республиканского значения, столицы, района, города областного значения, аким города районного значения отказывает в проведении мирных собраний, если в предполагаемое время проведения таких мероприятий в специализированных местах запланировано проведение других официальных, культурных, зрелищных культурно-массовых, физкультурно-оздоровительных и спортивных, и иных мероприятий, осуществляются строительно-ремонтные работы». С учетом того, что этот же законопроект требует «уведомлять» о мирном собрании за 15 дней, то, как мы уже имели возможность убедиться, организовать «молодежное мероприятие» или «день спорта» в том же месте, которое отводится для митингов - для наших властей не сложно.

Ну, и главная претензия общественности к законопроекту: реально ли митинги теперь можно проводить, просто уведомляя власти о своих планах, или все равно за чиновниками остается последнее слово - разрешить это или нет? И в этом заключается главное противоречие законопроекта. В статье 10 действительно говорится про «уведомительный порядок проведения мирных собраний» и согласно ей, «уведомление о проведении мирных собраний подается местному исполнительному органу города республиканского значения, столицы, района, города областного значения, акиму города районного значения в случае проведения мирных собраний в определенном местным представительным органом специализированном месте в форме пикетирования, а также собрания, митинга с количеством участников менее двухсот пятидесяти человек». Однако в статье 11 («Порядок рассмотрения уведомления») указывается, что местная власть «рассматривает уведомление о проведении мирных собраний и сообщает организатору о принятом решении».

«Активисты ранее неоднократно высказывали опасения, что власти форсируют проект закона через парламент в условиях чрезвычайного положения, когда действует запрет на массовые мероприятия, а в городах введены ограничения на передвижения, - напоминает об обстоятельствах вокруг рассмотрения этого законопроекта сайт «Азаттык». - Международная правозащитная организация Human Rights Watch (HRW) в прошлом месяце призвала власти Казахстана отложить рассмотрение в парламенте законопроекта о мирных собраниях и учесть мнения активистов. В HRW заметили, что данный проект закона по-прежнему предоставляет властям право одобрять или отклонять заявки на проведение мероприятий, в зависимости от их формы, и оговаривает проведение акций в специально отведенных местах». Кроме этого с критикой рассматриваемого в парламенте законопроекта выступили Freedom House, Amnesty International, Институт по правам человека Международной ассоциации юристов (IBAHRI), Международная комиссии юристов (ICJ), Центр по гражданским и политическим правам (CCPR) и эксперты ООН.

С точки зрения логики, это действительно странно - ну, как можно отказать в уведомлении? Отказ подразумевает именно разрешительный характер, а не уведомительный. Казахстанское законотворчество, судя по всему, просто гордо игнорирует законы логики. Указывая на это противоречие, директор Казахстанского международного бюро по правам человека Евгений Жовтис предложил вовсе приостановить обсуждение законопроекта в парламенте и отправить его на экспертизу в ООН. Еще один принципиальный момент для главы КМБПЧ - право на митинги для не-граждан, которое по этому законопроекту проигнорировано. Но мажилис решил не ждать международных экспертиз и, отменив лишь второстепенные нормы, вроде разрешения одиночных пикетов, принял документ в начале апреля. На фоне того, как государство последовательно продавливало свой вариант, Евгений Жовтис покинул рабочую группу по законопроекту, а из Национального совета общественного доверия вышел издатель Бакытжан Бухарбай.

В сенате, судя по обнародованной информации, никаких претензий именно к этому моменту сенаторы не предъявили. Но, чтобы дать общественности хоть какую-то «конфетку», депутаты сената предложили включить норму, которая предусматривает, что нарушение участником или отдельными участниками мирных собраний требований законопроекта влечет прекращение их участия в мирных собраниях, а не остановку самого митинга, как было раньше. Они полагают, что «в случае устранения нарушения мирное собрание может быть продолжено».

Показательный момент: законопроект, как оказалось, разрабатывался не на государственном языке. Мы приходим к такому выводу на том основании, что сенатор Енсегенов отдельно «остановился на качестве перевода официальных документов на государственный язык». «В тексте данного законопроекта на казахском языке научно-лингвистическая экспертиза выявила 422 ошибки, которые будут исправлены», - сказал сенатор. «Маскара!», - скажут наши читатели, и будут совершенно правы.

Столь значительное количество ошибок не может не свидетельствовать о качестве законотворческой работы весьма откровенным образом. Этот же момент показывает и неожиданность смены курса сената в рассмотрении данного законопроекта.

Ведь до этой недели он шел через верхнюю палату, как по маслу. 27 апреля пресс-служба процитировала Председателя Комитета по конституционному законодательству, судебной системе и правоохранительным органам Владимира Волкова, который только хвалил законопроект.

Он сказал, что «принятие нового закона позволит установить единые правила проведения мирных собраний во всех регионах республики». В другом сообщении говорится, что «законопроект был рассмотрен на расширенном заседании Комитета по конституционному законодательству, судебной системе и правоохранительным органам». Никакие претензии к документу не были обозначены, потому как сообщалось, что «документы переданы на рассмотрение Палаты».

В итоге, 30 апреля пресс-служба сената сообщила: «Сенаторы одобрили в первом чтении законопроект о порядке организации и проведения мирных собраний в РК, а также поправки в законодательство по вопросам порядка организации и проведения мирных собраний, основными целями которого являются реализация конституционного права граждан мирно и без оружия собираться, проводить собрания, митинги и демонстрации, шествия и пикетирование». Таким образом, мы видим, что до этой недели никаких нареканий документ у заседающих в верхней палате парламента депутатов не вызывал. Что же там с самого начала просто не видели 422 ошибки, а также 16 моментов, которые им вдруг разонравились в мае? А если видели, то зачем законопроект был одобрен в первом чтении? Что изменилось за это время? Только председатель верхней палаты Маулен Ашимбаев, который, открывая свой срок на посту спикера Сената, тоже ничем особым не выдал стремления работать иначе, ограничившись дежурным «главная задача палаты - принятие качественных законов».

Реакция общественности на решение сената была довольно эмоциональной, но смешанной. Журналист «Азаттык» Казис Тогузбаев поздравил правозащитника, директора КМБИПЧ Евгения Жовтиса, «с победой! - хотя бы такой» - в Facebook. «Увы, это чисто техническая процедура, - написал в комментариях политолог Ерлан Калиев. - Судя по предложенным сенаторами поправкам, основная концепция, заложенная в законопроект (к примеру, исключающая проведение гражданами спонтанных митингов по факту произошедших событий, которые невозможно предугадать за несколько дней, и, к тому же, закрепляющая некие «специализированные места» для проведения митингов), к сожалению, ни на йоту не изменилась». Инициатор создания партии HAQ Тогжан Кожалиева поблагодарила Маулена Ашимбаева, но написала, что версий происшедшего много: «Либо Ашимбаев пришел в Сенат с четкой повесткой, один из элементов которой - либерализация митингового законодательства, и это будет сделано. Либо в довесок к этим поправкам будут ужесточены полномочия силовиков по пресечению того, что все же будет считаться незаконным».

Со стороны властей развернутый комментарий в социальных сетях дал советник президента Ерлан Карин. Он напомнил, что этот законопроект для Токаева носит принципиальный характер: «Это одна из ключевых инициатив в президентском пакете политических реформ». Однако о противоречиях «уведомительности» нового порядка он говорить не стал, ограничившись тем, что «законопроект был широко обсужден на разных общественных площадках, его всесторонне обсуждали и в стенах мажилиса», и что «сами дискуссии по этому законопроекту - это пример открытого и продуктивного диалога».

Теперь основной вопрос: будет ли принят законопроект по митингам в провластной редакции или он реально изменится? Тут вспоминается ситуация с жестким законом по религии, который в 2019 году прошел обе палаты парламента, но, в итоге, был отозван правительством. Этот документ тоже вызывал ожесточенную критику внутри страны и со стороны международных правозащитников. Но если тот документ должен был ужесточить законодательство, то этот, по идее - смягчить, потому как старый вариант регулирования в этой сфере уже однозначно общественностью воспринимается крайне негативно. А значит, Карфаген, так или иначе, все же будет разрушен…

 

Если Вам понравилась статья, то пожалуйста, поделитесь с друзьями в социальных сетях:
Комментарии
Загрузка комментариев...