Дело вовсе не в Тайване. И уж тем более не в Украине… | Деловая неделя
28 ноября 2022 | выходит по пятницам | c 1992 года

Дело вовсе не в Тайване. И уж тем более не в Украине…

15.08.2022 10:35:59
№: 29 (1479)
Что делать всем остальным, когда целые государства и их граждане становятся пешками в больших политических играх?

 Юрий Сигов, Вашингтон

Невероятно, по сравнению с еще недавними временами обострившаяся ситуация во всем мире, помимо целого комплекса воистину рукотворных политических кризисов, поставила на повестку дня и еще одну дилемму, которую так или иначе придется решать всем странам нашей планеты. Одни борются за господство над миром, но им явно мешают те, кто с ними не согласен. Другие оказываются натуральными пешками на большой политической доске, где важные из себя ферзи да короли размахивают налево-направо слонами, конями и даже целыми ладейными соединениями.

Третьи же робко пытаются выждать где-то в сторонке (а таких большинство), и дождаться, когда же первые две группы как-то между собой разберутся. Либо по-военному, раз все дипломатические методы оказались для них исчерпанными. Либо все-таки за столом переговоров, но за него воюющие стороны сядут, судя по всему, только тогда, когда станет ясно, что как минимум за одну из сторон уже нечего и некому будет «переговаривать».

Пока же ситуация складывается так, что те же Соединенные Штаты делают все возможное, чтобы никто в стороне от их желания повалить сначала Россию, а потом и Китай не остался. Для этого мечутся по планете многочисленные американские официальные лица, и уговаривают (пока на словах) всех тех, кто только хочет и дальше жить-поживать и добра наживать в странах и в кооперации со странами коллективного Запада присоединиться к борьбе до последнего украинца и китайца с КНР и Россией.

Очень даже сомневаюсь, что кому-то от вовлеченности в нынешний всемирный конфликт удастся уклониться. В той или иной степени разные санкции, давление, ограничения и прочее затронут, и уже затрагивают каждого - и все страны, и отдельно взятых их граждан. В этой связи сложнее всего, наверное, сейчас будет тем государствам, которые и с Россией, и с Китаем тесно сотрудничают (да еще географически между ними или поблизости находятся). Но и с США ради этих двух партнеров идти на полный разрыв не просто не намерены – они такой шаг гарантировано никогда не сделают из элементарного чувства самосохранения.

Зачем американцам все это нужно? Они сами называют подобный курс основой собственного существования

На всех уровнях, и во многом чисто искусственного шума пошло по всему миру после визита спикера американского Конгресса на Тайвань. Постарались здесь и сами американцы, раздув подобный визит до размеров вселенского масштаба. Да и китайцы – что одни, что другие излишне, на мой взгляд, уперлись именно в чисто символический жест американской дамы-политика, поскольку символы - они, конечно, важны, но ровным счетом ничего такого, чтобы начинать Третью мировую явно на свете не случилось.

Так вот. Американская полит-дама с острова Тайвань уехала уже давно, военные маневры Пекина вокруг мятежной провинции тем временем продолжаются, отношения между Вашингтоном и Пекином изрядно оказались подпорченными. И все ради чего? Конечно, Китаю совершенно ни к чему душить Тайвань и держать его в блокаде, как и не нужен Пекину полный разрыв с Западом. Но поскольку именно Запад под руководством США пошел ва-банк, и не намерен больше терпеть ни Россию, ни Китай как главные помехи на пути своей всеобъемлющей глобальной власти, значит и Москве, и Пекину просто придется предпринимать в ответ более, чем радикальные меры.

Напомню, что Китайская Народная Республика, возникшая в 1949 году в результате победы сторонников коммунистической партии под руководством Мао Цзедуна в гражданской войне с партией Гоминьдан под началом Чан Кайши. После победы товарища Мао и его сотоварищей два миллиона их противников бежали на остров Тайвань, где на тот момент проживало еще четыре миллиона китайцев и примерно 100 тысяч представителей племен аборигенов.
Чан Кайши тогда весь мир считал главой Китая, и так продолжалось до начала 70-х годов прошлого столетия. Назывался остров Китайской Республикой (точно также, как и сейчас), и имел место в Совете Безопасности ООН. Пекин же был столицей своего рода китайской мятежной коммунистической провинции, хотя и занимала КНР всю часть материкового Китая. Также не будем забывать, что с 1911 года Тайвань был оккупирован войсками Японии, которые покинули остров только после разгрома во Второй мировой войне в 1945 году.

С тех пор Китай уже вернул (фактически) себе Гонконг, бывший под властью англичан, а затем Макао -бывшую португальскую колонию. Сейчас это автономные районы со своими законами, валютой, таможней и участием в деятельности международных организаций. При этом все это - осколки исторического большого Китая, и Пекин не угомонится, пока не втянет их в свою орбиту, сколько бы времени для этого ни потребовалось.

Другое дело для Пекина – Тайвань. Но существование независимого Тайваня принципиально важно и для США. Это – очень большая геополитика и стратегический плацдарм, угрожающий КНР и лишающий ее контроля над проливом, через который проходит значительная доля морской торговли Азии с Европой и Соединенными Штатами. Переход Тайваня под контроль Пекина (в любой форме) автоматически означает конец американской мировой гегемонии, и установление контроля именно континентального Китая над основной мировой торговой океанской артерией.
Надеются американцы (причем так было всегда) и на своих сторонников в руководстве нынешнего Китая (все точно также действует и в отношении России). Все проамериканское лобби Китая – это в основном выходцы с юга страны, а сторонники суверенитета КНР и превращение страны в ведущую мировую державу – это выходцы с севера и центра страны. Поэтому силовая победа в этом противостоянии одних над другими (тем более, когда первым помогают США и коллективный Запада) - это прямой путь к гражданской войне и территориальному распаду Китая.
В данный момент на почве общих взглядов на китайский национализм тайваньская партия Гоминьдан поддерживает, как не покажется странным, Компартию Китая в стремлении объединить все его территории для возрождения Великого единого Китая. Но если истинные китайцы - это те, кто живет на материковой части КНР, то жители Гонконга, Тайваня, Сингапура и Макао вполне резонно считают себя «не совсем китайцами». Они уже много лет поддерживают другую национальную идентичность, как украинцы и белорусы в отношении русских.

При этом замечу, что у КНР практически со всеми своими географическими соседями имеются территориальные споры - с Тайванем, Японией, Южной Кореей, Индией, Вьетнамом, Тибетом, Внутренней Монголией, Филиппинами, Казахстаном, Кыргызстаном, Таджикистаном. Только Россия вроде бы уладила с Пекином свои территориальные споры, уступив, правда, в вопросе демаркации границы по реке Амур значительные территории, в том числе – стратегически расположенные.
Также важно, что в своего рода антикитайские союзы и коалиции опасающиеся влияния КНР идут не потому, что так уж любят США и молятся на постулаты либеральной демократии, а потому, что банально боятся Пекина и ищут опоры в противостоянии его территориальным претензиям (так ведут себя и Тайвань, и Сингапур). Ведь любая попытка уступок Китаю с их стороны грозит местным правительствам потерей личной власти. И опора их именно на американцев вынужденная – больше ведь не на кого.

Да, Китай крепко завязан экономически на США. Но и Россия до сих пор встроена в «единый Запад» по самое «не могу»

Сейчас, как известно, Китай продолжает проводить свои военные маневры в Южно-Китайском море, и делается это не столько для того, чтобы еще раз запугать Тайвань, сколько чтобы показать Соединенным Штатам кто в этих водах хозяин. Хотя, по крайней мере, пока США намного сильнее КНР на море. Несмотря на то, что Пекин к 2030 году стремится сравняться с экономическими возможностями Соединенных Штатов, американское превосходство в ядерном подводном флоте сохранится как минимум еще в течение следующих 20-25 лет.

По-прежнему сохраняется и критическая зависимость Китая от американских и японских микрочипов для самой разнообразной, в том числе и военного назначения электроники. Основными же рынками сбыта товаров для Китая являются США и страны Евросоюза. Да, китайская экономика последние 20-30 лет очень бурно развивается, но пока технологический отрыв от стран Запада Китая все еще весьма существенен. И не случайно, что Пекин по неофициальным каналам уже предлагал России объединить усилия научных школ двух стран, чтобы такое отставание как можно быстрее ликвидировать (грубо говоря: Россия дает «мозги», а Китай- финансирование разработок).

Понимая все это, нынешнее китайское руководство само не идет на конфронтацию с Западом и особенно с Соединенными Штатами. Причина тому банальна: у Китая на сегодня (пока) просто нет сил победить Запад в случае военного и экономического столкновения. Важно, что в Пекине надеются на то, что на выборах в 2024 году на Тайване к власти придет внук Чан Кайши, и мирным путем за время своего президентства вернет Тайвань в состав единого Китая. Но возможно ли это?

Думаю, что очень даже маловероятно. Соединенные Штаты имеют самые разнообразные возможности или блокировать его избрание на пост руководителя Тайваня, или помешать ему воссоединиться с Китаем на материке самыми различными методами (как это они очень успешно не первый год делают, на давая самим, без участия США, договориться об объединении двум Кореям). Сами тайваньцы вряд ли пойдут на какую-то внутреннюю революцию, целью которой было бы объединение с материком. А положение «почти независимости» очень многих устраивает как на самом Тайване, так и в Вашингтоне.

Поэтому «знатоки» китайских обычаев почему-то посчитали, что после визита американской конгрессменши на Тайвань товарищ Си Цзиньпин якобы потерял лицо и по сей причине теперь вполне может потерять и власть в стране. Это в Японии не принято отступать перед лицом явно превосходящей военной силы. А в Китае подобное считается не трусостью, а государственной мудростью и грамотной военной тактикой. Чем ввязываться в бой, где мало шансов победить явно превосходящего по силе врага, куда выгоднее увернуться, уклониться, накопить сил, а потом резко и неожиданно ударить и победить.

Надо также принимать к сведению, что при всех якобы невиданных прежде масштабах проводимых учений у берегов Тайваня резких изменений во внешней политике Китая почти гарантировано не произойдет. Китай будет продолжать исподволь накапливать силы, инвестировать по всему миру, формировать союзы и налаживать внутри них экономические отношения, которые будут исключительно выгодны Пекину (но и другие страны от этого кое-что получат – не без этого). Причем ШОС и БРИКС – это только наиболее значимые и известные из них, а уже в их рамках КНР будет создавать и другие варианты взаимодействия.

Пока мировой гегемон силен, ни Россия, ни Китай его в одиночку не свалят. Значит надо объединяться. Но как?

На осеннем, во многом судьбоносном очередном съезде Компартии Китая, как ожидается, товарищ Си представит новую, привязанную уже к нынешним временам программу, согласно которой страна будет продолжать курс на ускоренное национальное развитие с тем, чтобы ликвидировать прежде всего свое технологическое отставание от ведущих государств Запада, и особенно от Соединенных Штатов. Нечто аналогичное – и с той же программой ждет в 2024 году Россию. Поскольку непонятно пока, будет ли ближайшее окружение нынешнего российского президента настаивать на сохранении его во власти в качестве первого лица.

Тут вот что еще показательно. По оценкам американских специалистов страны ШОС и БРИКС при нынешних темпах промышленного и научного развития как минимум еще следующие 30 лет будут критически зависимы от Запада. И пока они не решат проблему технологического и финансового государственного суверенитета, по крайней мере на Тайвань (так считают, повторяю, американцы, а не эксперты КНР) Пекин нападать не рискнет. Да, зажимать его экономически, мешать ему торговать и развивать отношения с другими странами - это Китай делать сможет. Но так, чтобы взять его под контроль, тем более военный – это вряд ли.

Схожие реалии вырисовываются в противостоянии с коллективным Западом и у России. Если Москва все-таки сможет ликвидировать нынешнее украинское руководство и государство как таковое, то это будет совершенно новый, ни на что прежде не похожий миропорядок. Но все та же экономическая, научная и финансовая «встроенность» в коллективный Запад не позволит России быть полностью суверенной державой. Запускаемые в разные концы Украины «Калибры» и «Цирконы» - это, конечно, может впечатлять экспертов. Но собственному населению это в качестве инструментов улучшения его жизни вряд ли можно будет предъявить.

Не будем забывать и о том, что русских с русскими американцы на Украине уже стравили в войну. И если им удастся стравить еще китайцев с китайцами, то это будет высший политический пилотаж. Чтобы этого не произошло, и учитывая сохраняющуюся зависимость и РФ, и КНР от Запада по очень многим ключевым позициям, им неизбежно придется ради собственного сохранения суверенитета каким-то образом и форматом объединяться.

Естественно то, что существует сегодня (ШОС, БРИКС) именно для двустороннего взаимодействия Москвы и Пекина не годится. На политическом уровне они вроде бы максимально сотрудничают, и разделяют все ключевые положения ныне сложившегося миропорядка. Но в плане экономики и финансов Китай практически не поддерживает сегодня Россию, потому как сам тут же окажется под всеми возможными санкциями Запада. А крупный китайский бизнес может этого и не потерпеть (что чревато проблемами для китайского как партийного, так и государственного руководства внутри страны).

То же самое касается военной сферы. Окажи реальную помощь сегодня Китай России по Украине (если учесть, что ей помогают сегодня все страны НАТО, а России – фактически никто), это бы очень сильно изменило всю картину взаимоотношений государств в мире, а не только непосредственный уровень связей по оси Пекин-Москва. Но китайцы ни оружием, ни войсками, ничем иным России никакой помощи не оказывают. Почему, спрашивается? Ведь китайское руководство само признает, что на Украине Москва ведет фактически войну и с США, и с НАТО. И тут же в Пекине заявляют, что именно эти силы - нынче главные для него враги.

На мой взгляд, и в российском руководстве, и в китайском существует на данный момент какая-то боязнь максимально сблизиться именно как реально стратегические партнеры перед лицом угрозы собственного уничтожения как суверенных государств. На примере России совершенно очевидно, что всякие Рубиконы, красные и иные линии противником давно уже пересечены. Либо Запад окончательно добьет Россию (а за ней возьмется за Китай), либо эти две страны сформируют собственный, по их национальным интересам миропорядок, в котором роль коллективного Запада (если от него что-нибудь останется) будет маргинальной.

И здесь многое будет определяться, чем же все-таки завершится вся та история, которая началась 24 февраля на украинской территории. Для Китая принципиально важно, чего в конечном итоге добьется Россия в результате всей этой операции. Если дело обойдется частью занятой украинской территории (на данный момент это всего 21 процент того, что было раньше Украинской ССР) и сохранением нынешнего руководства Украины в Киеве, то ни о каком тесном взаимодействии с Россией Китай даже задумываться не станет.

Но если Москве удастся добиться реальных военных успехов в деле разгрома нынешней украинской государственности, то Пекин получит как политический, так и моральный толчок к тому, чтобы предпринимать конкретные действия для решения тайваньского вопроса. И тогда уже это может оперативно произойти вне зависимости от уровня его технического и иного отставания от коллективного Запада и США.

 

Если Вам понравилась статья, то пожалуйста, поделитесь с друзьями в социальных сетях:
Комментарии
Загрузка комментариев...