Держать дистанцию | Деловая неделя
18 апреля 2024 | выходит по пятницам | c 1992 года

Держать дистанцию

26.01.2023 17:04:28
№: 03 (1499)

или Обратно в прошлое

Я еще больше ностальгирую по Российской империи… Я мечтаю… Да, мечтаю об именно такой стране. Чтобы она вернулась, чтобы она была большая, мощная, сильная и, если хотите, страшная.

Маргарита Симоньян, главный редактор российского государственного телеканала RT

НА ЭТОЙ НЕДЕЛЕ президент России неожиданно заявил, что будет стремиться углублять политическую интеграцию в Евразийском экономическом союзе (ЕАЭС). Произошло это спустя всего три дня после телефонной беседы с Касым-Жомартом Токаевым, который говорит везде исключительно об интеграции экономической. Да, и какой вообще смысл в политической интеграции «с воюющим со всем НАТО» государством? Тут наш бизнес балансирует на грани попадания под международные санкции, чего уж говорить о политических связях со страной, которая угрожает мировому сообществу применением ядерного оружия, и создала территориальный спор с Украиной, на которую напала год назад без объявления войны? Однако, такие разговоры не могут не беспокоить казахстанскую общественность, которая, к сожалению, несмотря на все лозунги исполнительной власти, не может быть до конца уверенной, что официальная Астана вдруг не объявит что-то явно противоречащее национальным интересам. Тем более, что заявления Токаева о продолжении тесной экономической интеграции с РФ тоже не слишком соответствуют нашим интересам – не зря же на Россию наложены самые жесткие за всю историю экономические санкции. Ну, и самое главное, что все эти действия делают бессмысленными заявления о нейтралитете Казахстана в отношении российско-украинской войны.

О том, что Путин и Токаев имели телефонный разговор по поводу интеграции, сообщили пресс-службы Кремля и Акорды. Цитаты, описывающие эти переговоры, немного отличаются. На сайте казахстанского президента говорится, что «в ходе телефонного разговора обсуждены актуальные вопросы казахстанско-российского стратегического партнерства», а также «собеседники подчеркнули важность продолжения дальнейшего развития связей в торгово-экономической, энергетической и других сферах». В передаче кремлевской пресс-службы это выглядит так: «В ходе телефонного разговора Владимира Путина с президентом Республики Казахстан Касым-Жомартом Токаевым обсуждены актуальные темы развития российско-казахстанского стратегического партнёрства и союзничества». Про экономические вопросы говорится лишь то, что были «затронуты вопросы дальнейшего взаимодействия в энергетической сфере». Ключевое различие – слово «союзничество».

Согласно словарям, это «объединение, связь, сплочение кого-, чего-либо с определённой целью», однако в международном обиходе это слово встречается практически исключительно в смысле военно-политических союзов. К примеру в исследовании 2019 года «Союзники России. Формальные обязательства и фактическое сотрудничество», выполненном на средства государственного Российского научного фонда и при поддержке МГИМО МИД РФ говорится не об «экономических» союзниках, а о «соотношении формальных (юридически оформленных) военно-политических союзов и фактической военно-политической кооперации во внешней политике России». Таким образом, простое добавление одного термина в описание разговора двух президентов иначе расставляет акценты, что особенно важно в условиях, когда даже уже сам Путин называет «специальную военную операцию» не чем-нибудь, а «войной». Союзник воюющей страны – это вполне определенный статус, даже если сам «союзник» думает только про экономику.

Сделанное 23 января, по случаю начала председательства России в Высшем евразийском экономическом совете ЕЭАС, заявление Путина только подтверждает то, что в Москве уверены в необходимости установления и политического контроля над «младшими членами» ЕАЭС. «Наша тесная интеграция стала достойным ответом на такие обострившиеся в связи с пандемией и применением рядом стран нелегитимных санкций глобальные проблемы, как бедность, изменения климата, дефицит ресурсов, включая важнейшие из них – продовольствие, воду, энергоносители. Очевидно, что у союза есть все возможности для того, чтобы стать одним из мощных, самостоятельных, самодостаточных полюсов формирующегося многополярного мира, быть центром притяжения для всех разделяющих наши ценности и стремящихся к сотрудничеству с ЕврАзЭС независимых государств. Конечно, будем делать все возможное, чтобы способствовать дальнейшему углублению интеграции на всех направлениях – в политической, экономической, промышленной, финансовой и технологической сферах», - отметил президент РФ. Таким образом, мы видим, что в Кремле прямо противопоставляют ЕАЭС и Запад, что не может не идти в противоречие с официальной политической доктриной Казахстана.

Последний раз подробно ее описал сам Токаев, выступая перед избирателями в Шымкенте 27 сентября прошлого года. «Нам не нужны ни внешние враги, ни внутренние распри. Поэтому мы придерживаемся нейтральной позиции во внешней политике. Эта позиция высоко оценена международным сообществом и отвечает высшим интересам нашей страны, - заявил он. - В нынешней крайне сложной геополитической ситуации внешняя политика Казахстана направлена на обеспечение благоприятных условий для дальнейшего укрепления нашей государственности. В центре наших усилий на международной арене – интересы Казахстана и нашего народа. Мы будем бороться за верховенство международного права и Устава ООН. Считаем крайне важным укрепление принципов справедливости в международных отношениях, невмешательства во внутренние дела, уважения суверенитета и территориальной целостности государства. Наша внешняя политика по-прежнему будет сбалансированной, разнонаправленной и конструктивной».

Впрочем, и сам Токаев говорил о союзничестве с РФ в сентябре: «Казахстан будет прилагать все усилия для дальнейшего развития союзнических отношений с Россией, вечного стратегического партнерства с Китаем, стратегического партнерства с США, всестороннего сотрудничества с братскими центрально-азиатскими государствами, а именно Узбекистаном, Кыргызстаном, Туркменистаном, Таджикистаном, и, конечно же, с Турцией, развития взаимовыгодных связей со всеми заинтересованными государствами мира, будь то в Азии, на Ближнем Востоке или на Европейском континенте». Все это хорошо звучит только на словах. В условиях, когда Москва сама пошла на нарушение системы нерушимости границ в Европе, выходит из режима различных международных договоров, заявляет о том, что она «воюет с НАТО» и Америкой, то «развитие союзнических отношений» с ней как-то никак не вяжется со «стратегическим партнерством» США.

Не говоря уже о том, что наше уважение «принципов справедливости в международных отношениях, невмешательства во внутренние дела, уважения суверенитета и территориальной целостности государства» идет вразрез с фактической политикой Кремля. После фейковых референдумов на оккупированной территории Украины Кремль внес в свою конституцию включение в состав РФ сразу нескольких украинских областей. Никем это не признанно, но, если иметь тесные отношения с РФ, вопрос неурегулированности ее границ, развязанной ею войны против Украины игнорировать практически невозможно. Даже, если Астана не пошлет наших солдат умирать в Украину, тесная интеграция со страной, которая это делает, все равно превращает нас в соучастников преступных действий.

Поэтому, когда Токаев, как 9 декабря прошлого года, говорит, что «Казахстан искренне и предметно заинтересован в развитии интеграции в ЕАЭС», это не может не беспокоить. «Ни о каком «притормаживании» интеграционных процессов со стороны Казахстана не может быть и речи. Казахстан, напротив, предпринимает все усилия для усовершенствования и оптимизации процесса экономической интеграции в полном соответствии с договором о ЕАЭС в интересах всех государств – участников союза и конечно же с учетом национальных интересов нашей страны. Наши народы и, конечно, народ Казахстана, наши предприниматели должны реально почувствовать полезные плоды и результаты такой интеграции. Нас беспокоит «пробуксовка» процессов на определенных направлениях», - сказал Токаев на заседании Высшего Евразийского экономического совета в Бишкеке. С учетом того, как разрастается вооруженный конфликт России и Украины, постепенно охватывая боевыми действиями все новые территории, «пробуксовка» интеграции РФ – один из главных национальных интересов Казахстана на сегодняшний день.

Конечно, есть вероятность того, что заявления Астаны – не более, чем завеса для реальной политики, в рамках которой наше руководство не собирается пускаться во все тяжкие, реально идя в фарватере имперской политики Москвы. Даже повязанный со всех сторон с Путиным Лукашенко уже целый год уклоняется от того, чтобы открыто начать воевать с Украиной (он предоставляет России только территорию своего государства для нападения на Киев), чего говорить о нас? Не зря еще Шарль Морис Талейран говаривал, что «язык дан дипломату для того, чтобы скрывать свои мысли». Однако, все это не слишком спасет нас, если в Кремле будут уверены, что мы им обязаны настолько, что должны идти на конкретные политические меры. Например, в прошлом году «вбрасывалась» идея на счет того, что «ЕАЭС и Китай разработают проект независимой международной валютно-финансовой системы, в рамках которой предусматривается новая единая валюта». Неизвестно ли отказались в России от планов по созданию совместного парламента, которую они также упрямо «пропихивали» Казахстану в прошлом. Любое «повышение» интеграции – это понижение суверенитета страны, и особенно опасно это в случае, если оно сопровождается конкретными политическими и теперь уже и военными рисками. Если Астана считает, что она может просто говорить, но не идти дальше, то тут важно еще знать, что по этому поводу думает Москва. Год назад, в дни Кровавого Кантара, Кремль уже оказывал влияние на политический расклад и власть в Казахстане, и не факт, что такое не может повториться снова…

Если Вам понравилась статья, то пожалуйста, поделитесь с друзьями в социальных сетях:
Комментарии
Загрузка комментариев...