Донбасс почти выстоял | Деловая неделя
18 апреля 2024 | выходит по пятницам | c 1992 года

Донбасс почти выстоял

24.06.2022 10:11:24
№: 23 (1473)
Но война продолжится в других местах

«ДН»

«ВТОРАЯ ФАЗА» российского наступления в Украине, похоже, тоже подходит к концу, «сточившись» об украинские укрепленные районы в Луганской и Донецкой областях, которые россияне стремились превратить в «котлы», окружив обороняющиеся там войска ВСУ. Уже целый месяц войска РФ и ополченцы ЛДНР штурмуют маленький промышленный Северодонецк, половина территории которого занимает комбинат «Азот», превратив его жилую часть, в которой до войны жило 100 тысяч человек, в сплошные руины. Украинские войска при поддержке иностранных добровольцев по-прежнему удерживают промзону, где в бункерах «Азота» укрываются также сотни мирных жителей, эвакуировать которых под постоянными обстрелами они не могут. Попытки штурма перемежаются с артиллерийскими дуэлями, в которых россияне имеют многократное численное превосходство, нанося украинским защитникам тяжелейшие потери. Впрочем, несмотря на многократно большее количество войск и военной техники, россиянам так и не удалось окружить даже группировку украинцев в Северодонецке-Лисичанске. Киев признает тяжелейшие потери в войсках и технике, но старается сберечь резервы на восточном фронте, отвечая на генеральное наступление «второй фазы» диверсиями против объектов военной инфраструктуры РФ, а также ударами на других участках 2,5-тысячекилометрового фронта. Тем временем, ЕС рассматривает кандидатуру Украины на присвоение статуса «кандидата на вступление в Европейский союз», а Москва ввязалась в словесный конфликт с Литвой, чье присоединение к европейским санкциям привело к частичной блокаде российской Калининградской области. Российский анклав на территории бывшей немецкой Восточной Пруссии остался в окружении Польши и Литвы, являющихся членами НАТО, в результате чего значительная часть товаров туда теперь может быть доставлена только через Балтийское море. Война в Украине окончательно превращается в конфликт Запада с Россией, который растянется на годы – по сценарию Крымской войны 1853-1856 годов.

Комбинат «Азот» - последний оплот украинцев в Северодонецке

Северодонецк-Лисичанск

Несмотря на то, что еще в первую неделю боев казалось, что Северодонецк быстро падет, а россияне смогут окружить группировку украинцев на крайнем востоке «треугольника укрепрайонов», перерезав дорогу с его «южным бастионом» в Бахмуте, этого не произошло и спустя месяц боев. Вместо окружения россияне были вынуждены перейти к постепенному выдавливанию противника из города, превращая его в развалины. Вот, что заявил по этому поводу глава украинской администрации Луганской области Сергей Гайдай: «Сначала разрушения – потом наступление. Без дедлайнов захвата, у рашистов теперь исключительно «ползучая тактика» – тотальное уничтожение Луганщины». Таким же образом охарактеризовал ситуацию и президент Украины Владимир Зеленский: «Цель оккупантов остается прежней – разрушить весь Донбасс, шаг за шагом. До основания. Лисичанск, Славянск, Краматорск – все эти города они намерены превратить в Мариуполь, оставить их в руинах».

На прошлой неделе украинцы и россияне поочередно выбивали друг друга из центра Северодонецка, на этой же неделе защитники города отошли в промышленную зону, на территорию комбината «Азот», которая, правда, занимает около половины территории города. По закрепившимся тут частям ВСУ наносятся ожесточенные артиллерийские удары, и они несут большие потери, но не отступают, так как не смогли пока обеспечить эвакуацию мирного населения, которое прячется от война также на «Азоте». Ситуация немного напоминает финальную часть обороны Мариуполя, когда защитники города отошли на территорию завода «Азов-сталь», где также укрывались и мирные жители. Впрочем, есть существенная разница – если украинские войска не могли оказывать гарнизону Мариуполя почти никакой помощи, кроме рискованных вертолетных «туров», то за спинами северодончан – гарнизон Лисичанска. Соседний город расположен на западном берегу реки Северский Донец (Северодонецк, соответственно, - на восточном), и стоит на возвышенности, откуда осуществляется артиллерийская поддержка обороняющихся на «Азоте». Несмотря на то, что все мосты, соединяющие города-спутники, разрушены российским огнем, снабжение северодонецкого гарнизона сохраняется.

Украинцам удалось полноценно компенсировать и утрату возможности пользоваться основной трассой между Бахмутом и Лисичанском-Северодонецком, которую российские войска несколько раз прерывали и продолжают ежедневно расстреливать. Как отмечает вышеупомянутый Сергей Гайдай, «трасса Лисичанск – Бахмут – не проездная, [и мы] пользуемся другими сообщениями», скорее всего, речь идет о более северной дороге, которая идет в сторону Славянска. По словам Гайдая, эвакуация и доставка гуманитарной помощи в Лисичанск продолжается. Впрочем, даже не захватив Северодонецк, россияне продвинулись к югу от него и выбили украинцев из двух сел, расположенных к югу от Лисичанска: Лоскутовка и Рай-Александровка. Это движение призвано начать военное давление на Лисичанск, с целью замыкания кольца окружения, но пока впереди снова бои в сплошной жилой застройке. Штурм Лисичанска начался вчера днем. Город, «исполнявший обязанности» областного центра Луганской области (ввиду нахождения самого Луганска под контролем РФ), также имеет обширную промышленную зону.

В боях на Восточном фронте Украина несет самые тяжелые потери, по разным данным, в размере до 100 человек в день только убитыми. По информации советника главы офиса президента Алексея Арестовича, всего с начала войны погибли 10 тысяч украинских военных, и еще 30 тысяч – ранены, «но нужно понимать, что 96-98% раненых возвращают обратно в армию». Большие потери понесла Украина и в технике. Командующий логистикой Сухопутных войск Владимир Карпенко сообщил, что ВСУ потеряли 400 танков, 1300 бронемашин и 700 единиц артиллерии. По его словам, потери техники составляют «30—40%, иногда до 50% в результате активного боя».

По мнению властей Украины, на этой неделе россияне планировали закончить захват Северодонецка, но пока не преуспели. Отдельные западные эксперты уверены, что вскоре войска РФ все же смогут захватить оба города-спутника. «Ситуация под Лисичанском выглядит для украинцев все более мрачной. Россияне прорвали линию обороны в районе Тошковка-Устиновка и в настоящее время находятся примерно в 7 км к юго-востоку от города. Как я говорил раньше, Украине нужно было вывести войска из Северодонецка и сосредоточиться на обороне этого района», - написал в своем аккаунте в Twitter польский независимый аналитик Конрад Музыка.

По данным британской разведки, «российские войска, по всей вероятности, продвинулись более чем на пять километров в направлении Лисичанска». «Некоторые украинские подразделения отступили, вероятно, чтобы избежать окружения, - сообщает британская разведка. – Улучшившиеся позиции России в этом секторе, вероятно, стали результатом недавнего подкрепления и высокой концентрации огня». «По оценкам британских военных, армия РФ «оказывает на «карман» Лисичанска – Северодонецка все большее давление, развивая постепенное наступление вокруг окраин застроенного района, - цитирует их сайт русскоязычной службу Би-Би-Си. - Однако ее попытки создать более масштабное окружение, чтобы захватить запад Донецкой области остаются неудачными».

Одним из «альтернативных вариантов» для улучшения своего положения для Украины стали ряд операций, вроде ударов по военным складам с артиллерийскими боеприпасами и по Новошахтинскому НПЗ в Ростовской области РФ, который, по-видимому, снабжает военную группировку россиян горючим. Кроме того, украинцы нанесли удары по буровым установкам «Черноморнефтегаза», расположенным у берега Крыма. Неожиданные удары (НПЗ был поражен двумя беспилотниками, каким-то образом долетевшими до российской территории в достаточно глубоком тылу Донбасской группировки войск РФ) по инфраструктуре войск Кремля, кажется, позволяют украинцев ослаблять давление на Северодонецк и Лисичанск.

Российская критика «спецоперации»

Впрочем, и с российской стороны многие аналитики настроены пессимистично, правда, уже в отношении дальнейших перспектив российского наступления. Бывший министр обороны ДНР, полковник ФСБ в отставке Игорь Гиркин, более известный, как Стрелков, указывает на то, что украинцы ужесточили обстрелы Донецка, а также могут его атаковать, чтобы россияне вернули в город артиллерию, которую по большей части перебросили в район Северодонецка. «Источники опасаются, что обстрелы могут стать прелюдией попытки противника прорвать фронт и ворваться в сам город (который прикрыт войсками сейчас не так, чтобы уж очень слабо, но и явно не слишком сильно) [Донецк], так как основные силы продолжают «биться лбом» об укрепления противника в районе Лисичанска и на Славянском направлении. Стратегического смысла для ВСУ в этом нет никакого, но тактический - очевиден: отвлечь силы с главного (на данный момент) направления удара и сохранить, таким образом, «выступ» в районе Лисичанск-Горское-Золотое. Но еще больше может быть пропагандистский эффект – хотя бы недолгое вторжение на территорию Донецка можно подать как «большую победу» ВСУ», - считает он.

Гиркин-Стрелков, резюмируя ситуацию на российско-украинском фронте, выдает отличную от российской государственной пропаганды картинку, не считая при этом, что с Украиной надо жить в мире. «С чего-то многие блогеры (в том числе не только «профессионально-государственные») решили, что мы «уже побеждаем в этой войне», - пишет он. - Лично я пока ничего подобного не наблюдаю. Более того, не вижу со стороны власти создания даже предпосылок к будущей победе. Укро-СМИ завыли о больших потерях? - Да, завыли. Внезапно выяснилось, что на большой войне с регулярной армией свидомые хлопцы дохнут гораздо чаще и в гораздо больших количествах ,чем когда они безнаказанно упражнялись по позициям «минскующих корпусов». Что, они вопят, что «не хватает оружия и вот-вот проиграют»? - Так они потому и вопят, чтобы побольше этого оружия выпросить, чтобы воевать дальше. А еще будут просить инструкторов, «добровольцев» (чтобы вместо них за деньги воевали) и денег, денег, денег. И им дадут. Не всё, но много».

Гиркин цитирует донецкого блогера Андрея Морозова, который анализирует ход войны с российской стороны похожим образом, и сообщает, что в результате точечных ударов украинцев по ближайшему тылу россиян, им удалось уничтожить крупные запасы артиллерийских боеприпасов, которыми снабжаются артиллеристы в районе Северодонецка. Он подчеркивает, что «противник у нас упорный, хитрый, головой умеет думать хорошо и сам, даже без подсказки советников, а уж с подсказками - так вообще всё прекрасно», и недавний удар по артиллерийским складам для них – серьезный успех.

«Собственно, то, как именно это прогадили наши изумительные военачальники, сейчас уже вторично. Вопрос в том, что именно они прогадили. А то наши СМИ так пишут аккуратно «горят и детонируют склады завода» ... о том, что там такое горит и детонирует - ни слова. А там горит и детонирует, чтобы вы понимали, наше наступление на горловину Лисичанского котла. Горят и детонируют склады артбригады 2 АК НМ ЛНР, которая в период Минских соглашений базировалась в Луче и с которых складов шло обеспечение нашей артиллерии снарядами. О чём противник был прекрасно информирован. Теми самыми 152-мм снарядами и ракетами к РСЗО, от которых сейчас зависит, выживут ли остатки нашей более-менее опытной пехоты и захлопнут котёл или сточатся об эту горловину, и дальше укры, подтянув резервы, начнут выбивать резервистов, возвращая горловине котла прежние очертания. Укры, наваливая по Донецку, ничего не могли сделать с тем, что наши стащили всю боеспособную арту в ЛНР, в район горловины котла. Наши арту оттаскивать обратно не стали. Наоборот, за счёт того, что участок фронта решительных боёв сравнительно компактен, наши стали чаще ловить укров контрбатарейкой. Ну и, концентрацией огня, прокладывать путь пехоте. Укры стали думать, что им делать с нашей артой, и они придумали. С первого раза не получилось, со второго - получилось. Как минимум - сбить темп наступления. Судя по всему, какое-то время наша артиллерия теперь посидит на голодном снарядном пайке. Привет горячий нашим изумительным шапкозакидателям», - горько отмечает он.

Сам Гиркин также уверен, что «второй этап спецоперации» близок к концу. «Судя по всему, наступление на окружение Лисичанской группировки окончательно «увязло». Продвижения нет уже несколько суток и, видимо, пока не будет. Вслед за неудачей в попытке охватить и разгромить всю донецкую группировку ВСУ - последовала неудача с разгромом и окружением ее части. «Лоб разбили» без весомого (кроме огромных потерь с обеих сторон) результата. В качестве исторической иллюстрации рекомендую почитать про генерала Э. фон Фалькенгайма и его «стратегию перемалывания живой силы врага». А также про Битву под Верденом, в которой указанный генерал без толку уложил огромные массы своей пехоты. Если россиянские генштабисты не слышали о таком - рекомендую ознакомиться, ибо учиться никогда не поздно», - пишет он. Речь же, скорее всего, идет о том, что, несмотря на тяжелейшие бои, российскому наступления так и не удалось прорвать фронт врага и выйти на оперативный простор, чтобы наносить быстрые удары бронетанковыми мобильными группами, захватывая не готовые к обороне населенные пункты и окружая крупные силы украинцев.

По мнению бывшего министра обороны ДНР, «оперативная обстановка на фронте… характеризуется окончательным завершением Второго («конкретного») этапа т.н. СВО». «Наступление ВС РФ и ВС ЛДНР (находящихся в полном подчинении у командования ВС РФ, если кто-то этого еще не понял) на Донбассе - полностью выдохлось, - сообщает Гиркин. - По всей видимости, наши войска достигли предела своих наступательных возможностей, и теперь максимум, что можно ожидать - что они сумеют «домучить» промзону Северодонецка и остатки плацдарма ВСУ на Северском Донце в данном районе. На остальных участках в активных боевых действиях наступила оперативная пауза. В ходе сражения, продолжавшегося почти два месяца, обе стороны понесли огромные (в соотношении к общему количеству задействованной живой силы и техники) потери. В живой силе укры потеряли заметно больше, но они способны быстро восполнить потери и даже находясь «на ниточке» от поражения, не задействовали здесь свои основные стратегические резервы, твердо придерживаясь выбранной в данной операции оборонительной тактики».

И хотя он говорит, что по итогам сражения «говорить о «победе» с обеих сторон некорректно», Гиркин-Стрелков признает, что «российские войска не сумели ни достичь поставленных стратегических целей, ни даже к ним существенно приблизиться», в то время как «украинскому командованию, в целом, удалось решить свою главную задачу - удержаться в районе Донецка и Горловки, не допустить разгрома главных сил своей донецкой группировки и выиграть время на создание новых резервов», хотя это и стоило Киеву «больших потерь и падения морального духа части войск». В итоге он все же вынужден признать, что «в целом, чаша весов (на мой субъективный взгляд) слегка склонилась в сторону Киева», который выиграл время и нанес существенные потери россиянам. В результате этого, по мнению российских «оппозиционно-патриотических» кругов, Генштаб ВС РФ будет искать возможность наступать в другом месте также – максимально крупными силами, чтобы добиться какой-нибудь победы, которую можно будет «раскрутить» пропаганде, в то время как на Донбассе продвижения будут более невозможны. Аналогичным образом некая заметная победа нужна и Киеву для поддержания морального духа армии и народа.

«Сколько продлится оперативная пауза и когда начнется летнее сражение за инициативу (от великого ума «анонсированное» всё тем же Р. Кадыровым как «стремительный и эффективный этап») - не знаю, - отмечает Гиркин. - Сроки могут быть от недели до месяца-полутора. Вряд ли дольше. Тянуть до осени с началом новой наступательной операции, терпя непрерывно нарастающие удары по Донецку и собственно территории РФ - наши военные вряд ли смогут. Вернее, - вряд ли такую выдержку потерпит политическое руководство». По его мнению, российские войска могут наступать в одном регионе, а ВСУ - в другом, и «обе стороны будут пытаться «поймать» противника на успешной обороне в сочетании с контрударами». «Основные сражения осторожно предполагаю в районе Херсона и Харькова, - сообщает Гиркин. - По крайней мере, именно на Херсонском направлении за фронтом сосредоточена достаточно крупная ударная группировка ВСУ».

Другой россиянин, известный как «Военкор Котенок», также констатирует, что «исключительно добровольцами эту войну, которую у нас именуется СВО, России вытянуть сложно» - либо невозможно, либо это «растянется на неприемлемо долгий срок». Он же указывает: «Многие подразделения, в том числе и добровольцев, не имели ротации за 3,5 месяцев интенсивных боевых действий. Уже форма и снаряжение износились, а люди не имеют полноценного отдыха». Признает Котенок и эффективность украинских диверсий против российских тылов: «противник бьет по складам РАВ, стремясь вызвать «снарядный голод» у союзных сил в Донбассе». В итоге изменились риторика и тон военной пропаганды: «Очевидно, что настрой у общества был на быструю победу, в чем бы она ни заключалась. Мы приучили своё сознание к победному настроению, культивируя победную сторону нашей истории, и мало говоря о цене, которой доставалась нам любая победа. Но если задуматься, то главное усилие народа всегда было сосредоточено на терпении… Большинство продолжает думать, что ещё пару недель - и случится большая знаковая победа, потом через пару недель ещё одна, - а там и до окончательной победы не далеко...Но что будет, когда так не произойдёт? Что мы будем говорить и чем объяснять отсутствие зримых успехов? Возможно, вероломством Запада, который пичкает Украину помощью. Но, тем не менее, нужно начинать приходить к осознанию, что история эта будет долгой, и приводить к этому осознанию общество. Мы входим в фазу терпения, и любое соучастие в происходящем должно прекращать быть порывом, а должно становиться рутинной работой - чтобы «народ и армия едины».

Упор на «терпение» вызван тем, что тяжелые потери армии и «альтернативных формирований» Кремля действительно очень большие. Даже все российские источники признают практически полное исчерпание мобилизационных ресурсов ЛДНР, вызванное тем, что по данным британской военной разведки, ополченцы ДНР потеряли до 55% своего первоначального личного состава, что свидетельствует об очень высоком истощении их сил. «Как заявлял еще в мае один из бывших чиновников ДНР Евгений Михайлов, который разочаровался в политике своего руководства, на передовую бросают донецких резервистов, которые не прошли должный курс военной подготовки, поскольку Россия перестала отправлять на фронт новобранцев. А на этой неделе администрация ДНР даже начала предлагать годовые контракты всем иностранным наемникам, желающим вступить в армию ДНР», - сообщает Би-Би-Си. Аналогичным образом ситуация обстоит и в армейских частях минобороны РФ в районе Северодонецка.

Херсон-Мелитополь

Все это позволяет украинским военным искать пути для наступления на других участках фронта. Наиболее вероятным тут является Херсон, где в результате ряда успешных атак части ВСУ подошли практически в зону видимости этого областного центра. Заместитель главы офиса президента Кирилл Тимошенко сообщил, что ВСУ захватили деревню Киселевка и сейчас находятся в 15 км от Херсона. Некоторые депутаты Верховной рады даже успели сообщить, что украинские военные уже ворвались в Херсон и ведут бои в городе. Официально Генштаб ЗСУ эту информацию не подтверждает, но постоянно выпускает обращения к населению города, чтобы оно покинуло район боевых действий, даже если это предполагает отъезд в глубокий тыл российских войск – аннексированный Крым.

Кроме того, именно на юге страны, несмотря на малопригодную для этого степную местность, возникло заметное партизанское движение, базирующееся в городах – Херсоне и Мелитополе, где члены движения Сопротивления при поддержке Сил специальных операций Украины нападают на коллаборационистов – чиновников, сотрудничающих с РФ, взрывают железнодорожные пути и мосты, чтобы парализовать доставку войск, техники и боеприпасов на необходимы Москве участки фронта. Кроме этого на улицах этих городов постоянно появляются листовки, напоминающие российским войскам, что они находятся на чужой территории.

«Большую часть украинского юга российские войска захватили достаточно быстро: за пару недель в конце февраля - начале марта. Херсон, Бердянск и Мелитополь, за исключением отдельных очагов, пали без существенного сопротивления. Большая часть проукраински настроенных местных жителей в один момент оказалась в оккупации с минимальными шансами для безопасного выезда на подконтрольные Киеву территории, - объясняет феномен южноукраинского партизанского движения Би-Би-Си. - Период еженедельных патриотических митингов в захваченных городах довольно быстро прошел: российские военные пришли к выводу, что налаживание отношений с местными жителями более эффективно будет заменить грубой силой. Начались задержания и аресты активистов, журналистов, участников АТО и общественных деятелей. В ответ украинское подполье перешло в режим партизанской борьбы. Основными мишенями становились коллаборанты - те, кто пошел на сотрудничество с россиянами в Херсонской и Запорожской областях». 

Советник главы Херсонской областной военной администрации Сергей Хлань рассказал британским журналистам, что «херсонцы активно передают украинской армии данные о складах боеприпасов, маршрутах движения и местах дислокации российских военных и сотрудничающих с ними местных чиновников». «Подрыв российского склада с боеприпасами в Новой Каховке 14 июня он называет одним из последних результатов такого сотрудничества. Другой факт - в начале июня в Херсоне партизаны взорвали военный автомобиль с четырьмя россиянами-офицерами», - приводят примеры такой подрывной деятельности журналисты.

Кроме сухопутного наступления на юге страны ВСУ довольно успешны и на море. Благодаря поставкам западного вооружения им удалось потопить очередной военный корабль Черноморского флота РФ – буксир «Василий Бех», а также раз за разом наносить удары по островку Змеиный, где размещены российские средства ПВО, гарнизон и вооружение. Благодаря усилению береговой обороны, ВСУ надежно обеспечили безопасность той части черноморского побережья, которое Украина удерживает – от Николаева до Дуная. Черноморский флот обстреливает ее территорию ракетами, но в отношении других активных действий он, фактически, нейтрализован.

Тем временем, Россия пытается понять, как ей снабжать свой анклав на Балтике, поскольку во исполнение санкций ЕС Литва отказалась пропускать значительный объем товаров (подпавший под запрет) по железной дороге и автоперевозками. Москва грозит Вильнюсу страшными последствиями за «нарушение всех договоренностей», но реально может навредить литовцам, лишь отключив Литву от общей энергетической системы. Военным образом стране НАТО Кремль, без риска начала ядерной войны, угрожать не может. Впрочем, и Запад понимает, что быстро эта прокси-война с Россией не закончится. Так, премьер-министр Великобритании Борис Джонсон заявил, что «миру нужно готовиться к длительной войне России против Украины», поскольку «Путин прибегает к кампании истощения». Все это напоминает ситуацию, в которой мир оказался во времена Крымской войны XIX века, когда планировавшаяся легкой прогулкой война России, бывшей на тот момент «жандармом Европы», против Турции, превратилась в противостояние с Великобританией и Францией. Итогом чего стало военное поражение царизма, попытка внутренних реформ, а затем и падение монархии Романовых спустя 60 лет.


Если Вам понравилась статья, то пожалуйста, поделитесь с друзьями в социальных сетях:
Комментарии
Загрузка комментариев...