Две статьи | Деловая неделя
15 июня 2024 | выходит по пятницам | c 1992 года

Две статьи

01.06.2023 10:29:42
№: 20 (1516)

Об одном и том же

- Да, сейчас они невиновны, но они будут виновны потом, и мы не можем просто сидеть и ждать. Потому что когда они превратятся в предателей, террористов, шпионов-вредителей, будет уже поздно. Поэтому мы их сажаем и расстреливаем.
- Получается, что мы принуждаем их сознаваться в том, чего они не делали и даже не собирались делать?
- Ну, сам посуди. Ну, не можем же мы их сажать и расстреливать просто так, ни за что. Это незаконно. А у нас - правовое государство, Федя. И на каждое наказание должно быть преступление. Усек?

Из кинофильма «Капитан Волконогов бежал»

НА ЭТОЙ НЕДЕЛЕ в мажилисе парламента РК обсуждался законопроект «Об онлайн-платформах и онлайн-рекламе», в котором дублируются требования к иностранным соцсетям и мессенджерам из поправок «Сарыма-Закиевой», согласно которым наши власти хотят чуть ли не в режиме онлайн требовать от Facebook, WhatsAppили Tik-Tok удалять «противоправный контент» (по сути – неприятную для властей информацию). Впрочем, нас больше заинтересовало не это, а поправки, которые в соответствии с новым законопроектом планируется внести в Кодекс об административных правонарушениях (КоАП). Речь идет о введении штрафов за, цитируем, «размещение, распространение ложной информации». Почему это важно? Потому что у нас есть аналогичная статья в Уголовном кодексе (УК) – «Распространение заведомо ложной информации» (статья 274).

В прошлый раз, когда произошло нечто подобное – это привело к тому, что из УК статью «Клевета» удалили после переноса в КоАП, однако в этот раз мы имеем сходные правонарушения, по которым очень часто привлекают к ответственности журналистов, блогеров и активистов, но в двух параллельных плоскостях. Это открывает широкие ворота для интерпретаций и злоупотреблений, а также для потенциальной возможности осуждения одного лица за одно и тоже нарушение дважды – по КоАП и УК – что уже откровенно незаконно.

Вообще, декриминализация клеветы – это было одной из первых полуреформ, которые провел президент Токаев в первый же год своего правления (как потом оказалось, не вполне независимого). Тогда, в декабре 2019 года, на втором заседании Национального совета общественного доверия он заявил: «Мною принято решение декриминализировать статью 130 Уголовного кодекса («Клевета») и перевести ее в Административный кодекс». Через парламент эта полуреформа прошла спустя полгода, в июне 2020 года, а 27 числа того месяца, соответствующий закон подписал сам Токаев. Тут нужно пояснить, почему мы говорим «полуреформа»? Потому, что формально идя навстречу медиа-сообществу, потому что де-факто уголовная статья клевета – это такой

Дамоклов меч, который висит над журналистом, который, например, будет вынужден слишком осторожничать в формулировках и расследовательской деятельности. Однако, в Казахстане была не одна статья, которая активно использовалась и используется до сих пор против журналистов, которыми недовольны государственные органы, это – уже упомянутая выше статья 274 УК РК. В итоге, убрав одну статью «для галочки», власти спокойно эксплуатируют вторую для того, чтобы иметь возможность привлекать к ответственности своих критиков. Так, к примеру, из совсем недавних дел, по ней среди прочих были осуждены журналисты Михаил Козачков и Махамбет Абжан. Максимальное наказание по ней – лишение свободы до 7 лет.

Такой же фортель был проведен в случае с законом о митингах, который назвали теперь «уведомительным» (вместо «разрешительного» в прошлом), но фактически – ничего не изменилось, и за властями осталось право отказывать в праве проведения собраний. Причем, список причин для отказа (что в принципе противоречит смыслу понятия «уведомительный характер») даже увеличился по сравнению с тем, каким он был, пока закон имел «разрешительный» (на самом деле, конечно, точнее будет термин «запретительный») характер. Похожим образом, закон о защите детей от буллинга в интернете вылился в попытку установить контроль за контентом международных соцсетей. Аналогично – снижение порога численности при регистрации партий привело к тому, что легализовались лишь лояльные властям политические организации. Или ограничения президента на вмешательство в деятельность акимов остаются фикцией в связи с тем, что право снимать их он сохраняет за собой. И таких полумер, которые можно громко презентовать, как либерализацию, на самом деле очень много. Проблема в том, что полумеры – это всего лишь камуфлирование проблемы, а не ее решение. Стоит ли удивляться тому, что многие граждане нашей стране не видят никакой разницы между «Новым» и «Старым» Казахстанами?

Но вернемся к «ложной информации». Теперь в поправках к КоАП мы видим, что за «ложную информацию» предлагают давать штрафы. При этом мы ничего не можем найти о том, чтобы из УК удалили 274-ю статью. В итоге, получается, что одно и то же действие может быть расценено, и как административное нарушение, и как уголовное. Это дает следователю невероятно широкий простор для интерпретаций и оказания воздействия на подозреваемого. Могут и отпустить со штрафом, и упрятать в колонию на 7 лет. Это позволяет органам следствия оказывать давление на подследственных, при этом, не отказываясь от самой истории с обвинением их в распространении «ложной информации». В практике органов обычно ставится выбор между тем, чтобы оставаться на свободе под подпиской о невыезде или уходить в следственный изолятор, чтобы склонить подозреваемого к признанию вины. Теперь добавится вариант, чтобы, не снимая обвинения, перевести человека в ранг административного нарушителя. Если он согласен сотрудничать.

Конечно, это может позволить и защите требовать переквалифицировать обвинения из УК в КоАП, но, в итоге, все будет решать именно орган следствия, прокуратура и суд, которые, как это часто бывает, работают так, что создается впечатление, что они - в тесной связке. И хотя у нас не прецедентное право, то, что судьи принимают решение также на основании своего «внутреннего убеждения», часто приводит к тому, что за аналогичные поступки кого-то могут посадить по самое нехочу, а кого-то – едва ли не погладить по головке. Так, мы все помним, как Максата Усенова, спьяну сбившего группу людей и убившего одного из них, а потом сбежавшего с места преступления, приговорили к 45 суткам ареста (фактически – к административному наказанию), а правозащитника Евгений Жовтиса, который сбил насмерть выпившего пешехода, перебегавшего трассу, не сбежал и выплатил его семье компенсацию, упекли на 4 года колонии. Так что появление «административной альтернативы» для уголовной статьи, часто угрожающей журналистам и блогерам, особого оптимизма не вызывает. Скорее, наоборот.

Да, кто-то может сказать, что административные нарушения отличаются от уголовных тем, что «их совершение не наносит существенного вреда обществу, они не обладают признаком общественной опасности в том смысле, который вкладывается в это понятие уголовным законодательством», но позвольте напомнить, что в Казахстане по статье 274 УК судили и за ущерб, который «потерпевшее» юридическое лицо не могло уверенно определить, и, в итоге, оценило в размере своего рекламного бюджета, который оно потратило в годы «преступных» публикаций о нем. Все это будет отдано на откуп органам следствия, надзора и суду, который часто будто бы копирует обвинительное заключение в приговоре. Так что никакого реального облегчения для потенциальных обвиняемых по статье 274 УК РК на самом деле не произошло.

И если кто-то из наших чиновников в ближайшее время будет говорить о гуманизации и либерализации законодательства, указывая, что у нас распространение ложной информации теперь в КоАПе, то можете смело смеяться ему в лицо, пока в УК не будет исключена статья «Распространение заведомо ложной информации». Тут или наши полуреформаторы решили повторить трюк с «гуманизацией» клеветы, но в урезанном виде, либо авторы законопроектов «не парятся» по поводу того, что одна и та же статья теперь будет и в КоАП, и в УК. А послушные депутаты мажилиса просто готовы подмахнуть над расширением «палитры» наказаний для журналистов и блогеров, не спрашивая ни о чем. И это вдвойне обидно потому, что такие вещи должен был бы озвучить как минимум один бывший журналист, ныне заседающий в нижней палате от имени формальной оппозиции. Но пока ни в его Facebook-аккаунте за последние дни, ни в новостных колонках его позиции по этому вопросу не появлялось. Возможно, он все-таки что-то сказал на заседании в мажилисе (тем более, что на видео репортажей по этому поводу есть его лицо), но почему-то все это пока не получило никакого продолжения, хотя, по идее, могло бы – в его газете, в соцсетях, в публичных выступлениях, которые бы мы все подхватили.

Казалось бы, это небольшой вопрос, и, по большому счету, относится он ко «внутренней кухне» медиа и блогеров. Но нет. На самом деле формулировки 274-й статьи позволяют сажать любого человека, который распространит что-то расцененное, как «ложь», даже в разговоре с другом по телефону или отправив сообщение в семейный чат в WhatsApp. Потому что это будет «распространение заведомо ложной информации… с использованием средств массовой информации или сетей телекоммуникаций», к которым относится и телефонная связь, и интернет. Ну, а как добавить «общественной опасности», тут нашим правоохранителям уже подсказали их российские коллеги, которые умудрились посадить человека за «публичное распространение фейков о российской армии» в частных телефонных разговорах на том основании, что их… подслушивал ФСБшник. Да, и к СМИ теперь у нас приравнен любой аккаунт в соцсетях, в связи с чем не стоит обманываться по поводу того, что все эти статьи – только для журналистов. Это, как и вся эта профанация либерализации и реформ, относится ко всем нам…

Если Вам понравилась статья, то пожалуйста, поделитесь с друзьями в социальных сетях:
Комментарии
Загрузка комментариев...