Финальное усилие | Деловая неделя
13 июня 2024 | выходит по пятницам | c 1992 года

Финальное усилие

18.08.2023 10:14:59
№: 28 (1524)
Минобороны Украины объявило об освобождении села Урожайное в Донецкой области

ВСУ бросает в бой последние резервы

«ДН»

БОЕВЫЕ ДЕЙСТВИЯ на фронтах российско-украинской войны в последние недели продолжались с тем же ожесточением, что и раньше, с началом большого украинского наступления на Запорожском участке. Вчера вооруженные силы Украины (ВСУ) бросили в бой едва ли не последние резервы – хорошо вооруженные механизированные бригады. Далеко не все запланированные для наступления силы получилось направить на юг, так как часть сил Киеву приходится перебрасывать в район границы Харьковской и Луганской областей Украины, где российское командование сумело организовать свое локальное наступление в направлении Купянска, которое ВСУ приходится отражать в самый разгар боев на юге. Ожесточенные бои продолжаются около Донецка, где россияне продолжают безуспешно штурмовать развалины населенных пунктов на подступах к столице Донбасса. И лишь на юго-западе фронта, где противников разделяет Днепр, украинцам удалось создать несколько устойчивых плацдармов на Левобережье и провести результативные диверсии через осушившееся дно Каховского водохранилища. Успехи есть и у морских сил Украины, которые продолжили атаки на Крымский мост и расширили их территорию до гавани Новороссийска. Что касается основных направлений наступления в районе Запорожья, то ожесточенные бои продолжаются в районе Роботино, а также Урожайного. Если в первом бои идут пока без заметного продвижения, то в районе второго, наконец, наметился прорыв, заставляющий россиян очистить практически весь так называемый «Времевский выступ». Захватив это Урожайное, ВСУ могут приступить к прорыву второй, основной, линии обороны войск РФ в этом районе, а в случае успеха могут двинуться на юго-восток – к Мариуполю или на восток – в район Волновахи. Если же Киев не сможет достигнуть тут решительного успеха, то будет вынужден перейти к обороне, подобно тому, как россияне весной «выдохлись» после захвата Бахмута и неудач под Донецком и Угледаром.

О том, почему продвижение ВСУ на Запорожском участке фронта в направлении Мелитополя, Бердянска и Мариуполя развивается так медленно, написано уже довольно много. Основные причины очевидны – несмотря на довольно простые условия по местности, ВСУ оказались не готовы к тотальному минированию, к которому прибегли российские военные, густо усадив все открытое пространство перед своими позициями взрывными заграждениями, на которых украинцы потеряли много своей и западной техники. Несмотря на большое количество танков и БТР, у ВСУ обнаружился дефицит разминирующей техники. Точнее – густота минных полей создала резкую нехватку средств для создания «коридоров», необходимых для наступления.

Вторая проблема – отсутствие контроля над небом. «Несмотря на то, что у Украины остаются боевые самолеты, масштабной авиационной поддержкой назвать это трудно. Отчасти из-за отсутствия у ВСУ вертолетов и самолетов российские войска смогли успешно применять ударные вертолеты, которые могут поражать украинскую бронетехнику с дистанции, которая превышает дальность действия украинских ПЗРК. Кроме того, самолет, боевая нагрузка которого больше, чем залп артиллерийской батареи, и который способен применять вооружение более оперативно — очень эффективное средство борьбы с артиллерией», - отмечает Би-Би-Си. Обе стороны в этом районе активно применяют самолеты и штурмовые вертолеты, но, как правило, не бьются за контроль над небом, а производят атаки на наземные цели из своей «зоны», не перелетая на «сторону» противника. Над чужими позициями любой самолет и вертолет быстро становится относительно легкой целью для переносного и мобильного ПВО.

В итоге, основными средствами поражения противника с обеих сторон остались артиллерия, беспилотники и дроны-камикадзе. В дополнение к боевым действиям «на земле» обе стороны продолжали «кошмарить» тылы друг друга. Однако, если россияне сосредоточили удары своих ракет и дронов-камикадзе на глубоком тылу ВСУ и уничтожении портовой инфраструктуры с зернохранилищами, то украинцы больше охотились за складами боеприпасов и командными пунктами россиян. Впрочем, как говорилось выше, они также нанесли серьезные удары по морским объектам в районе Керчи и Новороссийска.

Анализируя причины неудач сухопутного наступления, западные эксперты также указывают, что ВСУ не удалось создать на локальных участках подавляющего численного превосходства, и штурмующих с обороняющимися на Запорожском участке примерно одинаковое количество. Вкупе с оглашенными выше причинами, это стало основной причиной неудачи первой фазы наступления. «На первом этапе ВСУ попытались широко использовать бронетехнику, чтобы пробить российскую оборону, однако столкнулись с упорным сопротивлением, которое осложнилось многочисленными минными полями, применением вертолетов и артиллерии. Быстрого прорыва российской обороны не получилось», - кратко описывает его Би-Би-Си.

Второй этап получился переосмыслением ошибок первого, и принес результаты в смысле нанесения потерь противнику, но практически нулевое продвижение. «В ходе второго этапа Украина сменила тактику, сделав упор на собственную артиллерию, которая стала изматывать российские части в обороне и заниматься контрбатарейной борьбой. Эта тактика оказалась возможной за счет большей дальности украинских орудий и большего количества и качества артиллерийских радаров, а также хорошо налаженной работе всех составляющих этой борьбы, - рассказывает Би-Би-Си. - Иногда эксперты называют такие действия «формированием поля боя». Этот термин из западной военной науки означает комплекс мер, которые готовят успешное наступление. Например, удары по складам противника, нарушение коммуникаций, связи, подавление артиллерийских позиций и противовоздушной обороны. Общая цель такой подготовки — создать условия, в которых противник будет вынужден обороняться так, как это более выгодно наступающему. Удары морских дронов по Крымскому мосту и обстрелы Чонгарского и Генического мостов высокоточными ракетами также вполне укладываются в эту концепцию — через аннексированный Крым по железной и автомобильным дорогам ведется снабжение российской группировки на юге украинского фронта». Российские источники начали сравнивать тактику украинцев на этом этапе с действиями вагнеровцев при штурме Бахмута – мелкие штурмовые группы провоцировали огонь на себя, а артиллерия уничтожала выявленные огневые точки.

К концу июля украинцы вновь бросили в бой – на штурмы укреплений россиян – пехоту и бронетехнику, но пока без особого результата. «Пока эта активизация меньше всего похожа на прорыв фронта и наступление с решительными целями, которое предрекали в течение многих недель зимой и весной сторонники Украины и даже ее противники. Несмотря на усилившийся натиск, ввод в действие украинских резервов, мобильных боевых действий, наступления с решительными целями на фронте не видно. Более того, в Луганской области наступать пытается уже российская армия, правда, также медленно и безуспешно», - отмечает Би-Би-Си. Одна из основных причин этого – все та же: у украинцев нет подавляющего численного превосходства на ключевых участках фронта.

Вот как об этом пишет все то же Би-Би-Си: «Успехи российской армии в обороне, которые измеряются, собственно, тем, что она не была прорвана на большую глубину, в значительной степени определяются тем, что российская армия смогла увеличить плотность боевых порядков на фронте и создать резервы. Существует убеждение, что наступающая сторона должна превосходить противника в живой силе и технике в три раза. Это соотношение довольно условное, оно берется за основу, поскольку считается, что наступающая сторона несет потери в три раза больше, чем обороняющаяся. На самом деле бывает по-разному. Как выразился Давид Гендельман в интервью Би-би-си, «несмотря на революцию в военном деле и так далее, Бог по-прежнему на стороне больших батальонов», и командование российской армией убедилось в этом после украинского наступления под Изюмом осенью 2022 года. Тогда главной причиной успешного прорыва российской обороны стала нехватка личного состава на фронте».

По мнению этого эксперта, благодаря даже частичной мобилизации у россиян возникло достаточно людей на линии фронта, что позволяет им быстро восполнять потери передовых групп, непосредственно вступающих в «контакт» с ВСУ. «…Если бы возведенные укрепления не обороняло столько людей, то оборона уже была бы прорвана, - резюмирует сайт Британской вещательной корпорации. - «То, что ВС РФ показывают себя сейчас гораздо лучше, чем при харьковском прорыве, по двум ключевым факторам — стойкость войск под огнем и устойчивость боевого управления, тоже помимо накопления боевого опыта и умения происходит с опорой именно на количество: благодаря количеству есть возможность купировать потери и подпирать оборону резервами», — считает Гендельман». К этому можно добавить и то, что благодаря большему количеству личного состава в российской армии есть возможность не только насыщать резервами свой левый фланг, но и собрать стотысячную группировку против Купянска, создав реальную угрозу Харьковской области Украины.

Пользуясь аналогиями украинских наступлений прошло года, эксперты говорят: ...«Не получился Харьков, попробуем Херсон»: постоянное давление с фронта с медленным прогрызанием и периодическим чередованием тактики мелких пехотных и более крупных механизированных подразделений, одновременно с постоянными ударами по тылам, логистике, с контрбатарейной борьбой и игрой на накопление потерь и втягивание резервов». В этих условиях, очевидно, победителем «в поле» станет та сторона, которая последней истратит свои резервы, выгадав время для броска своих сил в тот момент, когда визави уже будет нечем маневрировать, чтобы поддерживать свои войска на линии соприкосновения. О том, что на этом фланге российские резервы близки к истощению, можно судить по тому, что они отсутствуют в районе Левобережья Днепра, где россиянам никак не удается ликвидировать плацдармы ВСУ со своей стороны реки. Кроме того, рейд украинских военных (скорее всего) через бывшее дно Каховского водохранилища показал, что этот участок – между Новой Каховкой и Запорожским участком фронта вообще прикрыт только фрагментарно, в результате чего в погоню за диверсантами бросается командир дислоцированного там батальона и попадает в плен.

С украинской стороны также очевидно истощение сил. На этой неделе, по информации The Forbes, в бой были направлены последние резервы южного направления. «82-я десантно-штурмовая бригада численностью 2000 человек, укомплектованная боевыми машинами «Мардер» и «Страйкер» и танками «Челленджер-2», вступила в бой в районе Роботина в Запорожской области». 82-я бригада и 46-я бригада, были одними из последних крупных подразделений, которые генштаб держал в резерве», - отмечает издание. Также о возвращении на фронт сообщила бригада специального назначения «Азов», созданная на основе полка МВД Украины, обескровленного при обороне Мариуполя в прошлом году. Правда, их бросили в бой не в районе Роботино или Урожайного, откуда открывается дорога на Мариуполь, а направили на северо-восток, в район Серебрянского лесничества, недалеко от Кременной, где в прошлом году встало украинское наступление после победы под Изюмом. Также дополнительные силы приходится посылать на северо-восток. «Были отданы непосредственные четкие приказы на построение эшелонированной обороны [на Лимано-Купянском направлении]. Усилены наши огневые позиции, предоставлены определенные методические рекомендации, перекинуты резервы. Поэтому это позволило сделать невозможным движение врага», - рассказал на этой неделе спикер Восточной группировки ВСУ Сергей Череватый. Судя по его словам, если в районе Запорожья россияне оперируют резервами из числа элитных подразделений – морской пехоты, ВДВ, то на Купянск бросаются батальоны «Шторм-Z», составленные из бывших заключенных российских тюрем, подписавших контракты с министерством обороны, перехватившим этот источник пополнения фронтовых частей у ЧВК «Вагнер». Кстати, уход с фронта этой группировки, частной армии Пригожина, также в какой-то мере ослабил военные возможности Генштаба армии РФ.

В настоящее время командование российской армии бросает все возможные резервы в район села Урожайного, потеря которого хотя и не означает системного кризиса в районе стыка Запорожской и Донецкой областей, но демонстрирует недостаток количества сил в обороне, которые не успевают пополнять передовые гарнизоны, тающие под обстрелами ВСУ. Вчера представитель Главного управления Нацгвардии полковник Николай Уршалович заявил, что после сообщений об успехах к югу от Урожайного, украинцы теперь вынуждены заниматься отражением контратак россиян. «Подразделения Национальной гвардии провели зачистку и разминирование освобожденного населенного пункта. Сейчас закрепились на достигнутых рубежах и отражают контратаки штурмующих групп противника, которые пытаются восстановить утраченное положение», - рассказал он.

Как описывает ситуацию Би-Би-Си, «Урожайное — одно из небольших сел, тянущихся вдоль реки Мокрые Ялы и входивших в так называемый Времевский выступ, проблемный для ВСУ фланг, который образовался в прошлом году в результате вклинивания российских войск в украинскую оборону на стыке Запорожской и Донецкой областей». «Сейчас этого выступа не существует — он полностью срезан в ходе летнего наступления украинской армии; более того, теперь уже ВСУ вклинились в российские боевые порядки и практически вышли на этом участке ко второй, основной линии российской обороны. Ее главным опорным пунктом на этом направлении служит село Старомлиновка, расположенное в 2-3 км к югу от Урожайного, - отмечает сайт Британской вещательной корпорации. - Именно на Времевском выступе ВСУ освободили больше всего населенных пунктов за все время своего летнего наступления. Взятие украинцами соседнего села Старомайорское было подтверждено в начале августа, и уже тогда российские Z-паблики предполагали, что Урожайное продержится не более трех дней. Однако российские войска продолжали оборонять его еще две недели, подтягивая резервы и непрерывно контратакуя».


Воюющий в этом районе командир российского батальона «Восток» Александр Ходаковский, жалуется на недостаток сил, который стал причиной потери Старомайорского, а затем и Урожайного. «Батальон Восток» достаточно объективно описывает ситуацию на Урожайном - дополнять деталями нет необходимости, - пишет он в своем Телеграм-канале. - Но на чем хочу заострить внимание? На этом участке не было привлечено дополнительных сил из резерва, не было переброшено новых артдивизионов - бои ведутся теми силами, которые имеются в наличии. Прямо скажем - небогатыми силами. Противник взял Старомайорское, теперь он воюет за Урожайное, а про Старомайорское мы уже начали немного забывать. И дело не только в том, что одно событие вытесняет другое - дело в том, что между событиями проходит немало времени: так непросто теперь противнику, который долго готовился к наступлению, брать каждую точку на карте. Конечно, мы несем потери. Мы так и не дождались обещанного подкрепления на Урожайном, которое должно было со дня на день подойти. Но ни один дом не сдавался нами без боя. Всегда случаются неразбериха и взаимные претензии, когда на участке стоят подразделения разной подчиненности. Но каждый выполнил свою функцию настолько, насколько смог. Отдельно хочу отметить подразделения местного спецназа и внутренних войск ДНР: уставшие, действуя на пределе возможного, тихо матеря про себя и вслух начальство, - они выжимают из себя все, на что способны. Если армия, как это нередко бывает, припишет все себе - это будет несправедливо. Да, мы несем потери, но каждая маленькая победа для противника - это пиррова победа».

Впрочем, эксперты Би-Би-Си уверены, что захват Урожайного все же очень важен, поскольку означает выход на определенный оперативный простор. Это село «прикрывает левый фланг наступающих украинских войск и, вместе со Старомайорским, дает возможность сформировать довольно крупный плацдарм для дальнейшего продвижения к морю, причем атаки могут идти в разных направлениях». Как на запад, создавая «угрозу российским частям, сосредоточенным в районе Приютного к западу от Урожайного», так и немного ниже «вразрез между ними и подразделениями в Старомлиновке». «Опасность таит и возможный удар вдоль реки в направлении села Красная Поляна и далее на Мариуполь, - просчитывают они возможные сценарии. - Есть и иные варианты. Одновременно украинская армия не прекращает давление и на других участках южного фронта. Поступают сообщения о взятии ею села Роботино между Ореховом и Токмаком, что тоже означает выход на вторую линию российской обороны, об атаках на Васильевку и занятии плацдармов на левом берегу Днепра уже в Херсонской области. Потенциальных направлений наступления становится все больше и больше. У ВСУ открывается много окон возможностей, что плохо для обороняющейся стороны».

Это видят и понимают в Генштабе Минобороны РФ. «Уже по тому, как настойчиво российская армия обороняла Урожайное, видно, насколько серьезно Генштаб Герасимова ощущает угрозу растягивания боевых порядков и прорыва оборонительных рубежей. Он старается стабилизировать линию фронта и вести активную оборону, стараясь выбить противника, не дать ему развернуться или хотя бы выиграть время, но для этого ему приходится вводить в бой все новые и новые резервы, в том числе стратегические», - отмечает Би-Би-Си. Это выматывает не только действующие части, но и резервные. «В отсутствие предпосылок к контрнаступлению такая оборонительная тактика требует все больше ресурсов. Резервные части есть, но не все можно задействовать — одни прикрывают другие, так называемые танкоопасные направления, другие не способны к выполнению насущных задач, третьи нужны на черный день», - пишет Британская вещательная корпорация.

Таким образом, главы Генштабов ВСУ и ВС РФ играют в эти своеобразные «шахматы», пытаясь обыграть друг друга, и сберечь силы для того, чтобы нанести противнику разящий удар. Впрочем, если ВСУ даже не сможет победить в этом наступлении, это не означает начала сопоставимого наступления России, у нее для этого просто нет сил. Это будет означать лишь продление войны на истощение между РФ и Западом…


Если Вам понравилась статья, то пожалуйста, поделитесь с друзьями в социальных сетях:
Комментарии
Загрузка комментариев...