Геополитические муки | Деловая неделя
22 февраля 2024 | выходит по пятницам | c 1992 года

Геополитические муки

12.01.2024 10:17:31
№: 1 (1543)

Хуситам из Йемена фактически удалось перерезать морской торговый путь через Красное море

В 2024 году роды нового мирового порядка продолжатся

«ДН»

ПРОГНОЗЫ – самый неблагодарный жанр публицистики, ибо даже практически 100% вероятности часто не срабатывают, зато «черные лебеди» (труднопрогнозируемые редкие события, которые влекут за собой значительные последствия) летают в последнее время буквально стаями. С другой стороны, без прогнозов тоже нельзя – на этом базируется любая вменяемая политическая и экономическая стратегия, прогнозы помогают планировать будущее, предотвращать проблемы до того, как они возникнут, или готовится к ним заранее, если не получается подобную угрозу предупредить.
Для Казахстана внешняя повестка, то есть геополитический фактор, значит намного больше, чем для более самодостаточных стран, не сидящих на сырьевой игле, поскольку большинство параметров прямо или косвенно влияющих на наши финансы, закладываются за пределами госграницы РК. В этой ситуации вполне разумным было бы попытаться оглянуться за наши пределы и попробовать представить себе: что важного и опасного будет происходить вокруг нас в 2024 году?

Войны не кончатся, но могут начаться новые

В конце октября прошлого года президент США Джо Байден заявил: «В течение 50 лет мы проживали послевоенный период, где все работало чертовски хорошо, но сейчас это как бы выдохлось. Необходим новый — в некотором смысле, новый мировой порядок… Мы находимся на переломном этапе истории, и это означает, что решения, которые мы примем в следующие четыре или пять лет, будут определять, как будут выглядеть следующие четыре или пять десятилетий. И это факт».

Эти слова раскрывают нам подоплеку многих событий, происходящих в последние годы, а также тех, которые еще только произойдут. И многие из них продиктованы тем, что планы и стратегии развития разных политических и экономических сил сталкиваются друг с другом, вступая в противодействие и конфликт. Та же агрессия Кремля против Украины может быть попыткой Владимира Путина упрочить свое положение в мире, расколоть Европу, и монополизировать углеводородные рынки Старой Европы, утвердив свою страну в качестве ресурсной сверхдержавы на фоне, как ему казалось, все более слабеющего Запада.

Некоторые исследователи уверены, что Запад очень способствовал тому, чтобы у Путина сложилось такое восприятие, а Украина стала для него заранее заготовленным капканом, который не только ослабил Россию, но и спустил ее из разряда мировых держав до региональных, выступающих младшими партнерами крупных сверхдержав или блоков. Примерами последних принято считать Турцию и Иран, с которыми Россия несколько лет назад успешно поделила на сферы влияния Сирию. Считается, что подоплекой российского вмешательства в этот конфликт стал спор с Турцией по поводу условий и объемов транзита российских углеводородов по Турецкому пути. Спор этот, кстати, выиграла именно Турция, которая договорилась с Москвой о том объеме газа, который ей выгоден, о скидке, и об отсрочке выплат, вследствие чего она может превратиться в важного игрока европейского газового рынка, даже не добывая голубое топливо сама, просто торгуя тем, что на льготных условиях она получит от России.

Тоже самое касается и конфликта на Ближнем Востоке. Кроме того, что это застарелый конфликт из-за земли и религии, у нынешней вспышки насилия вполне себе просматривается геополитический интерес: Китай рассматривает европейский проект передислокации тяжелой промышленности в Индию, как покушение на монополию китайской мировой фабрики, и мог вполне попытаться нанести удар по одному из «узких мест» этого плана развития, предусматривающего участие Тель-Авива и ряда арабских стран в транзите товаров между индийской фабрикой и европейским потребителем, а также снабжении этой фабрики энергоносителями. Узкое место – это планы строительства канала из Акабского залива Красного моря в Средиземное море, параллельного Суэцкому, чей пропускной ресурс, видимо, будет быстро исчерпан после реализации «индийской стратегии» Запада.
Сектор Газа был угрозой строительству канала, поэтому активизация ХАМАС (который является прокси-структурой Ирана, выступающего прокси-структурой Пекина) должна была показать инвесторам и стратегам, что конкурировать с китайским «Поясом и Путем» он не сможет. Израильтяне, вероятно, прочитали этот шаг, и, сыграв в поддавки, превратили рейд с целью обозначения угрозы в свое маленькое 11 сентября, получив, таким образом, карт-бланш на ликвидацию ХАМАС, как угрозы, и Сектора Газы, как анклава. Заодно премьер Нетаньяху решил еще пару персональных проблем, но это уже совсем детали. Правда, в войну, судя по всему, ЦАХАЛ теперь умеет совсем не так, как раньше, или ХАМАС научились стрелять, не закрывая глаза и не дрожа руками, но с быстрой ликвидацией угрозы каналу Бен Гуриона у Тель-Авива пока не выходит.

Наоборот, мы видим, что компенсируя неэффективность подавления военной инфраструктуры ХАМАС массовыми бомбардировками гражданской инфраструктуры, Израиль сумел добиться пока только одного – чудовищного роста антиизраильских и антиамериканских настроений на Ближнем Востоке, в целом, в мусульманском мире. Соответственно, на этом фоне растет поддержка Ирана и внесистемного игрока – международного движения «Братья-мусульмане», запрещенного практически во всех странах Ближнего Востока, кроме Катара (там находится их штаб-квартира) и стран, где «ихваны» пришли в той или иной мере к власти. Даже при молчаливой поддержке уничтожения Газы и ХАМАС со стороны правящих кругов Иордании, Саудовской Аравии и Египта, судя по эффективности военного сопротивления обитателей тоннелей Газы, «окончательное решение палестинского вопроса» скорее приведет к восстанию масс в этих странах, чем к окончательному поражению ХАМАС.

Собственно, это и есть первый главный прогноз на наступивший год: войны в Украине и на Ближнем Востоке будет продолжаться, и, вероятно, будут лишь расширять свой арсенал, затягивая в орбиту конфликта новые стороны. Что касается Восточной Европы, то там фронт в основном стабилизировался, но война на истощение не всегда означает отсутствие расширения конфликта. Потенциал к этому определенно есть – например, за счет Приднестровья. На Ближнем Востоке конфликт может расшириться на Ливан, где укрепилась проиранская «Хезболла», а также Йемен – тамошние хуситы уже настолько активно включились в противостояние, что перерезали морское сообщение через Красное море и Суэцкий канал. Теперь Запад рассматривает возможность охраны кораблей или даже военной акции в Йемене, что чревато расширением конфликта на Аравийский полуостров. И хуситы, и «Хезболла», как и ХАМАС спонсируются и снабжаются оружием со стороны Тегерана, а точнее от структур КСИР – Корпуса стражей исламской революции. Они же контролируют многие государственные структуры и территории Ирака и Сирии. При этом, возможности Ирана для внешней экспансии уже в значительной степени исчерпаны войной в Сирии и против ИГ, поэтому нынешние маневры больше походят на китайские инициативы, целью которых является подавление «индийского плана» Запада. В связи с чем, можно ожидать появление новых фронтов противостояния условно индийского и китайского проектов «нового мирового порядка». Одно из таких мест с большой вероятностью можно локализовать в районе Гималаев, где предположительно руками еще одного своего союзника - Пакистана - Пекин может попробовать связать Индию в самом уязвимом направлении – по воде. При этом Тайвань - место возможного прямого столкновения КНР и США, видимо, останется в зоне демонстративных угроз, без сползания в «горячую фазу». Видимо, об этом так или иначе лидеры двух стран договорились в свою последнюю встречу в ноябре прошлого года в Калифорнии.

Но на своих флангах китайский дракон может попытаться компенсировать свои временные неудачи в тайваньском направлении. Речь может идти, прежде всего, о расширении поддержки России через КНДР, а также через провоцирование конфликтов между двумя Кореями. КНДР тут выступает, как еще один прокси Пекина. Накануне нового года ее лидер, Ким Чен Ын, поставил «боевые задачи перед Народной Армией, областями военной промышленности, ядерного оружия и гражданской обороны по дальнейшему ускорению усовершенствования подготовки к войне». Возвращаясь к Пакистану, нельзя забывать, что основные водные источники Индии проистекают из Гималаев, причем находятся в местах не до конца урегулированных границ. Вместе Китай и Пакистан могут существенно осложнить поступление воды, столь необходимой не только для сельского хозяйства, кормящего миллиард индийцев, но и для промышленного комплекса, если Нью-Дели всерьез намеревается стать фабрикой для Европы вместо Китая.

Водный вопрос будет беспокоить и Центральную Азию, прежде всего, Узбекистан и Казахстан, которые давно страдают от снижения количества воды. В наступившем году строительство канала Куш-Тепа, который на севере Афганистана ударными темпами строят талибы, начал забирать все больше воды из трансграничной Амударьи. В прошлом году талибы открыли первый 108-километровый участок 285-киломатрового канала, и эксперты подсчитали, что его полный ввод может привести к отводу до 25% потока этой реки. Компенсировать этот дефицит Узбекистан может только за счет второй крупнейшей реки Центральной Азии – Сырдарьи, что немедленно отразиться уже на снижении водных ресурсов Казахстана. Появление нового активного игрока, ребус по разделу итак усыхающего потока воды в регионе стал еще более сложным, что означает, что кто-то из участников игры может попытаться решить его простым способом – насилием. Таким образом, потенциальные войны могут возникнуть совсем неподалеку от наших границ.
Кстати, еще один конфликт, похожий на этот уже давно назревает в Африке – между Эфиопией и Египтом. Планы эфиопской водной энергетики угрожают критическим усыханием единственной египетской пресной водной артерии – реки Нил. Чтобы защитить страну от голода, Каир готов на многое, вплоть до военной операции против Аддис-Абебы. И хотя там едва заканчивается гражданская война, местные власти уже говорят о «несправедливости» утраты выхода к морю в результате появления независимой Эритреи. То есть вокруг Красного моря призраки войны стоят уже с обеих сторон. 

Выборы тоже угроза?

Еще одной угрозой международной стабильности в этом году даже западные эксперты называют… выборы. «Помимо войн и изменения климата — двух главных угроз человечеству, унаследованных от 2023 года — аналитики и СМИ выделяют одну крупную новую. Она касается в первую очередь Запада, но последствия ощутит на себе весь мир. Речь о выборах. Они обещают смену власти в США и в ЕС, что, среди прочего, чревато сокращением поддержки Украины в ее противостоянии российской агрессии», - отмечает Би-Би-Си.

«Наступивший 2024 год уже называют годом испытания демократии. Как отмечает ведущая западная газета FT (Financial Times – «ДН»), еще ни разу в истории демократии на один год не приходилось такого количества выборов. Почти 2 млрд человек — или половина взрослого населения планеты — отправятся на избирательные участки в 2024 году, - отмечает Би-Би-Си. «Было бы отрадно думать, что 2024 год войдет в историю как веха на долгом пути демократии от ее зарождения на шумных афинских площадях к более справедливому и равноправному миру. Но это кажется маловероятным, — пишет FT. — Нынешние выборы проходят на фоне всемирного подъема антилиберализма, ослабления независимых институтов и растущего разочарования среди молодежи в самом институте выборов». Первая угроза выборов таится в привлекательности лозунгов популистов, которые стремятся использовать демократические институты для установления антидемократических режимов.

FT определяет эту угрозу, как «венгерский путь», намекая на то, что так пришел к власти премьер-министр Венгрии Виктор Орбан, до сих пор не чурающийся встреч с Владимиром Путиным. В результате прихода к власти популистов-автократов победа на свободных выборах может привести к последующему подавлению прав и свобод. «Именно таким путем рискуют пойти развивающиеся демократические страны с гигантским населением — Индия, Индонезия и Мексика. Всем им предстоит голосование в этом году. В России в марте 2024 года тоже состоится голосование, которым будет оформлен очередной президентский срок Путина. В категорию «выборы» это событие попадает лишь условно, поскольку к демократии не имеет никакого отношения: оппозиция в России уничтожена, независимые арбитры в лице судов, избиркома и парламента подчинены Кремлю, а открытая общественная дискуссия и свобода слова криминализированы», - отмечает Би-Би-Си.

В Кремле рассчитывают на острые выборы в западных странах, прежде всего, как на способ добиться уступок от европейцев и американцев, которые должны были устать поддерживать Киев. В этом плане наиболее рискованными выглядят уже выборы в США. «Однако главные акты драмы о судьбе демократии будут разыграны в оплоте свободного западного мира. В ноябре США выбирают президента, а в 450-миллионном Евросоюзе по итогам июньского голосования сменится Европарламент и руководство ЕС. В случае победы Дональда Трампа в Белом доме вновь окажется политик, который не признает поражение на прошлых выборах, обещает отомстить внутренним политическим врагам и помиловать своих сторонников, штурмовавших Капитолий, изгнать иммигрантов, отменить масштабную программу борьбы с изменением климата и, главное, поменять внешнюю политику США, что угрожает их роли гаранта безопасности для других стран Запада, - отмечают эксперты Би-Би-Си. - В Европе же на подъеме правые популисты. Они наверняка увеличат представительство в Европарламенте и во власти некоторых стран ЕС, что подорвет роль Евросоюза как западного лидера в борьбе с изменением климата и продвижении социального равенства».

Все эти вещи, безусловно будут оказывать свое влияние на Казахстан, что-то – благотворно, но большая часть – отрицательно. Впрочем, в стране накопилось и множество внутренних проблем, которые правительство страны, либо игнорирует, либо в принципе не знает, как и зачем работать во благо народа. Впереди еще половина зимы, а это значит, что коммунальные объекты и структуры остаются в красной зоне. Затем нас, очевидно, будут ждать наводнения, поскольку системы ирригации и контроля за влагой у нас так и не восстановлены. Избыток воды с полей и рек будет топить аулы, фермы, дороги, зато когда вода понадобиться в хозяйстве, ее уже не будет даже у кыргызов. Добавьте сюда наши опасения по поводу того, что внутриполитическая борьба без правил в стране вновь обостряется (материал об этом смотрите пожалуйста в рубрике «Editorials» с стр.1), и получим горький коктейль из тревоги, плохой устроенности и внешней зависимости, который нам, очевидно готовит бармен под номером 2024…

Если Вам понравилась статья, то пожалуйста, поделитесь с друзьями в социальных сетях:
Комментарии
Загрузка комментариев...