Голодная Война | Деловая неделя
23 октября 2020 | выходит по пятницам | c 1992 года

Голодная Война

Противостояние США и Китая ударит по мировой экономике

02.10.2020 09:41:12
№: 33(1390)
Противостояние США и Китая ударит по мировой экономике

 «В китайском языке 140 знаков хватит и для того,
чтобы соблазнить девушку, и для того,
чтобы написать Конституцию».
Ай Вэйвэй, китайский художник и диссидент

 НА ЭТОЙ НЕДЕЛЕ Вашингтон объявил о создании глобальной антикитайской коалиции, мотивировав ее необходимость той опасностью, которую представляет Пекин для всего мира. Речь идет не только о том, что КНР, по мнению Вашингтона, фактически способствовала распространению COVID-19, но также о подавлении демократии в Гонконге и национальных меньшинств в Тибете и Восточном Туркестане. Пока же однозначно к идее нынешнего американского президента присоединился только его «трансатлантический» союзник - Великобритания. Большинство остальных потенциальных членов новой «Антанты» еще осторожничает: у Дональда Трампа на носу выборы, и, если они их проиграет, многие его инициативы могут быть серьезно пересмотрены. Впрочем, вряд ли полностью: сегодня Пекин дорос до того, чтобы оспаривать однополярность мира уже не на словах, а размерами своей экономики. И последнее - вовлеченность в торговый обмен с Китаем - делает подобное противостояние потенциально опасным для всей мировой экономики, итак уже подкошенной пандемией. Если пользоваться прошловековыми аналогиями, то конфликт по этой линии можно будет называть Голодной войной, поскольку она напрямую угрожает благосостоянию миллиардов землян.

«В китайском языке 140 знаков хватит и для того,

чтобы соблазнить девушку, и для того,

чтобы написать Конституцию».

Ай Вэйвэй, китайский художник и диссидент

НА ЭТОЙ НЕДЕЛЕ Вашингтон объявил о создании глобальной антикитайской коалиции, мотивировав ее необходимость той опасностью, которую представляет Пекин для всего мира. Речь идет не только о том, что КНР, по мнению Вашингтона, фактически способствовала распространению COVID-19, но также о подавлении демократии в Гонконге и национальных меньшинств в Тибете и Восточном Туркестане. Пока же однозначно к идее нынешнего американского президента присоединился только его «трансатлантический» союзник - Великобритания. Большинство остальных потенциальных членов новой «Антанты» еще осторожничает: у Дональда Трампа на носу выборы, и, если они их проиграет, многие его инициативы могут быть серьезно пересмотрены. Впрочем, вряд ли полностью: сегодня Пекин дорос до того, чтобы оспаривать однополярность мира уже не на словах, а размерами своей экономики. И последнее - вовлеченность в торговый обмен с Китаем - делает подобное противостояние потенциально опасным для всей мировой экономики, итак уже подкошенной пандемией. Если пользоваться прошловековыми аналогиями, то конфликт по этой линии можно будет называть Голодной войной, поскольку она напрямую угрожает благосостоянию миллиардов землян.

Вместо Фултонской речи Уинстона Черчилля, ознаменовавшей начало Холодной войны, памятные слова произнес госсекретарь США Майк Помпео, находившийся с визитом в Великобритании. Это довольно символично - тогда, в 1946 году, Черчилль в США говорил именно про «братскую ассоциацию англоговорящих народов», являвшуюся «единственным инструментом, способным в данный исторический момент предотвратить войну и оказать сопротивление тирании». Сейчас же Майк Помпео, в частности, заявил: «Мы надеемся, что нам удастся создать коалицию, которая осознает угрозу и будет пытаться убедить Коммунистическую партию Китая в том, что не в их интересах вести себя подобным образом… Мы хотим, чтобы каждая нация, которая понимает, что такое свобода и демократия, … понимали угрозу, которая идет от Коммунистической партии Китая».

Глава внешнеполитического ведомства США обвинил Китай в агрессии и в том, что Пекин «позорным» образом использует в своих интересах пандемию. Впрочем, сами эти слова не стали чем-то новым. Ответственность за пандемию возлагал и шефа Помпео - президент Дональд Трамп, который заявил, что китайцы «могли ее остановить», но не сделали этого. Советник президента США по национальной безопасности США Роберт О`Брайен также не так давно достаточно прямолинейно заявил: «Прошлый век продемонстрировал: опасные идеологии, подкрепленные силой могущественных государств, редко ограничивают свое зловредное поведение собственными границами». То есть Вашингтон вполне осознанно обращается к опыту Холодной войны, риторику которого Дональд Трамп использовал и в прошлые годы своего президентства, например, заявляя: «Мы должны всегда стремиться к защите драгоценных свобод, которые способствуют миру и открывают несравненное процветание. Вместе мы можем построить будущее, освобожденное от зла коммунизма».

Вместе с тем, в Вашингтоне прекрасно понимают, что характер новой Холодной войны - совершенно иной, что продиктовано высочайшей степенью взаимной экономической зависимости. «То, что происходит сейчас, - это не холодная война - 2. Противодействовать угрозе со стороны китайских коммунистов в некоторых отношениях намного сложнее. Компартия уже вплетена в нашу экономику, в нашу политику, в наши общества так глубоко, как Советский Союз никогда не был», - отмечал Помпео еще раньше в августе, по время визита в Прагу, подчеркнув, что нынешний вызов безопасности штатов и остального мира «более опасен», чем в случае с СССР. С этим фактом трудно поспорить. Выражение про то, что если китайцы прекратят экспорт в США, то на следующий день американцы будут ходить в одном кроссовке, хоть и набило оскомину, но вполне себе отражает тот факт, что США являются главным импортером китайских товаров. Оно, правда, требует дополнений - не только американцы будут ходить в одном кроссовке, но и китайцам придется вернуться на диету из риса и воды.

При этом, пока ни одна из сторон не показывает своего желания снизить градус противостояния.

После того, как Вашингтон отменил торговые преференции для Гонконга и включил ряд чиновников КПК в санкционные списки из-за их участия в создании в СУАР КНР системы «лагерей перевоспитания», Пекин, в частности, ответил: «Американские потуги сорвать исполнение закона о национальной безопасности в Гонконге успеха не возымеют. Для защиты своих интересов Китай примет нужные ответные меры и введет санкции против американских частных лиц и компаний. Мы призываем США исправить ошибки. Если они будут и дальше упорствовать на этом пути, Китай даст жесткий ответ».

Что дальше? Это сильно зависит от результатов выборов в США. Многие аналитики уверены, что Трамп сознательно «раскачивает» китайскую тему, чтобы апеллировать к своему традиционному избирателю, который прощает ему чудаковатость и дурные манеры за то, что он создает новые рабочие места. Давление на американский бизнес с тем, чтобы он не уводил производства из страны в поисках «сверхприбылей», а «делился доходами с простыми гражданами Америки», нанимая их на работу - это одна из сильных сторон политики Трампа, которая позволяет ему надеяться на переизбрание. Если он усидит в Белом доме, то, как в случае с TikTok, между сторонами может быть даже найден компромисс. Именно по этой причине мало кто стремительно бросается в списки антикитайской коалиции, ожидая, как она будет закреплена после выборов. Те, же, кто считает, что американо-китайские отношения просто и легко восстановятся в случае избрания Байдена, не учитывают до конца, что не зря «вторым номером» с крайне пожилым человеком (который может уйти с поста до окончания срока) идет американка с индийскими корнями. Индия является наиболее сопоставимым по «весовой категории» конкурентом Пекина среди его соседей, и с ревностью относится к росту влияния Китая.

Для нашей страны, Казахстана, участие в каких-либо коалициях сегодня скорее противопоказано, чем полезно. Наши власти практически не стали вмешиваться в ситуацию с «перевоспитанием» казахов в СУАР КНР, несмотря на все просьбы выходцев оттуда. Даже просто отказ в выдаче беглецов выглядит, как едва ли не демарш, совершаемый Нур-Султаном с закрытыми от ужаса глазами - а вдруг восточный сосед потребует возврата долгов или исполнения иных обязательств? Причем, речь даже не про новые альянсы, нам бы из старых счастливо выбраться. Вот сейчас во время очередной войны на Карабахе Ереван вроде как попросил вмешательства ОДКБ, но пока организация вроде бы не стала вмешиваться. А представьте: пришлось бы нам отправлять казахстанцев, преимущественно сочувствующих Азербайджану, воевать на стороне Армении. Даже без всяких эксцессов это может вызвать межэтническую рознь в самом Казахстане. Одновременно, также ясно, что и выйти из ОДКБ мы тоже сейчас никак не можем. Если не хотим, чтобы опять же в стране случилась межнациональная рознь или возник наш вариант «Крыма»…

Ну, а самое печальное, что именно наша страна может стать одной из первых жертв Голодной войны, поскольку казахстанская экономика так и осталась зависима от экспорта сырья, наши водные ресурсы - от соседей, как и наша валюта. Хуже всего, что, как показала пандемия, мы не готовы вообще ни к какому серьезному кризису. Коррупция, как ржавчина, разъела даже самые базовые сферы государственной ответственности, вроде медицины (это на днях признал даже президент Токаев), правосудия, социальной защиты. Для нас задачей максимум остается просто выживание, как государства. Чтобы в результате глобальной китайско-западной Голодной войны вся наша страна не превратилась в Голодную степь, вроде нынешней Бетпак далы.

Если Вам понравилась статья, то пожалуйста, поделитесь с друзьями в социальных сетях:
Комментарии
Загрузка комментариев...