Губит людей не пиво, губит Россию… «философия» | Деловая неделя
18 августа 2022 | выходит по пятницам | c 1992 года

Губит людей не пиво, губит Россию… «философия»

13.04.2022 10:31:52
№: 13 (1463)
Мы научились летать в небе,
как птицы. Мы научились плавать
в океане, как рыбы. Теперь осталось
научиться жить на земле, как люди.
Ирландский драматург Бернард Шоу

Александр Нефёдов, Германия, предприниматель, почетный профессор Института экономических исследований РК, автор книг «Цивилизованное общество и его противники», «Никто, кроме России», «Die Zivilgesellschaft und ihre Gegner», «None but America», народный журналист России

Строительству объектов всегда предшествует создание архитектурного проекта. То есть сначала разрабатывается вся документация, содержащая архитектурные решения с учётом всевозможных требований, а только потом начинаются строительные работы. Практика утвердила данный порядок как неоспоримый и он неукоснительно соблюдается.

Умом талантливого архитектора создаются   вневременные здания, сооружения, модели благоустройства пространства. Если некие строители возведут сложнейший комплекс зданий без проекта, по своему разумению, а другие, типа умники- зодчие, начнут «срисовывать со строения» параметры, необходимые для повышения своего профессионального мастерства, то архитектура, как искусство и наука проектировать и строить здания всегда   будет пребывать в стадии стагнации. Именно так и развивается философия. Сначала строительство (общества), а потом создание проекта (сочинительство воззрений). Одни (жирующие сословия, названные марксистами буржуазией) создавали общественное устройство исключительно в своих корыстных интересах, а   другие (умники, типа философы) выискивали в нём перлы мудрости, фиксировали параметра и тенденции общественного развития, сочиняли концепции, выдумывали духовные пейзажи. То есть одни интуитивно создавали социальный мир, а другие интуитивно исследовали его. Необразованные, эгоистичные   жирующие   сословия за две тысячи лет создали далёкий от рациональности социальный мир, о чём свидетельствует присущий ему   комплекс руко(ума)творных противоречий.   Умники же, считающие себя философами, не стремились устранить ошибочность   общественного бытия. Они, в основном, «научно» обосновывали созданные типы общественного устройства.   Они не служили философии, а угодничали жирующим сословиям. Особенно преуспел в опоганивании философии Георг Гегель. Великий немецкий   мудрезвон преподнёс деструктивное общественное бытие как разумное, выдумал «рационализм» и диалектику на дихотомическом парадоксе. Великий очковтиратель, по сути дела, создал основу философского идиотизма. Зловещий оттенок «научному» идиотизму придали два других умника из отары материалистов. Карл Маркс и Фридрих Энгельс, обобщив псевдонаучные сочинительства предшественников, ошибочно определили причину ущербности капитализма. К. Маркс предложил рабочим, озлобленным несовершенной системой, антинаучный вариант разрешения исторически приобретённых противоречий, сделав их классовыми бандитами. Никаких законов классовой борьбы или относительного обнищания не существует. Это не законы, а непонятые умниками проявления созданного нерационального общественного бытия.

 Как вообще можно выискивать объективные знания из субъективного опыта? Это ведь предельно неразумный метод, используемый представителями так называемой философии. Это тоже самое, если бы изобретатели электричества, радио, двигателя внутреннего сгорания и т.п. не «вырывали экспериментом у природы её тайны», а искали бы свои изобретения в пещерах, в древних архивах, в раскопках. Они, вне всякого сомнения, никогда бы их там не нашли. Вот и историческое развитие философии никогда не вносило существенно рациональных мутаций в культуру. Философия как наука ещё вообще не существует. Есть множество правильных суждений, но они не создают даже туманную картину рационального общественного бытия.

Можно ли считать футболистом человека, который не гоняет мяч по футбольному полю с целью забить его в ворота соперника, а корчит рожицу зрителям, ковыряется в носу, дурачится, скачет и кривляется?   Конечно же, нет, потому что он не соответствует своему предназначению. Философия также   никогда не соответствовала своему предназначению. Умники, мнящие себя философами, даже не понимают суть своего предназначения, не говоря уже о причинах нерациональности общественного бытия и, соответственно, путях их устранения. Философ должен в природном мире искать знания, нужные для созидания рационального общественного бытия. Мышление философов не должно быть детерминировано их положением в определенной системе общественных отношений. Философия должна развиваться на той же основе, на которой развиваются естественные науки, потому что только природа может дать людям образец рационального творчества. За всю историю философии ни один умник ничего подобного не предпринимал, поэтому философов, как таковых, вообще нет и никогда не было, тем более великих. Именно поэтому все «философские» учения имели неустойчивый, временный характер. Именно поэтому несуразная деятельность «философа» порождала конфликт с социумом. Именно поэтому каждый «философ» имел основания оскорбить любого другого ему подобного выдумщика. «Философов» всегда не любили за их пустозвонство. Отсюда трагичность положения «философа». Умников, недозревших до звания философа, следовало бы называть фалософами. Если они не соответствуют своему предназначению, то это свидетельствует о том, что органом их мышления является не головной мозг. Фалософы несут основную ответственность за извращение человеческих ценностей, за то, что зло (лживый рационализм, внедрение вредительских мутаций в культуру, мировоззренческий разлад, ненависть, политический маразм, вопиющая несправедливость, всякая духовная чушь и т.п.) приобрело могучую силу и овладело миром. Фалософ опасен обществу. Смерть Сократа не была судебной ошибкой. Это было обдуманное решение социума, которое отвергло фалософа потому, что его деяния угрожали стабильности общества, были враждебны ему. Мёртвый фалософ полезнее живого.

Русская фалософия ничего позитивного, конечно же, не внесла в мировую историю философской мысли. Она только усилила многоголосицу, внесла ещё больший разлад в миропонимание. Отвергая существующие (особенно европейский) уклады и образы жизни, она не создала своего мира, соответствующего устремлённости русской души к справедливости, нравственности, коллективности, рациональности. Беспросветный сумбур в головах всех русских фалософов обусловил трагическую судьбу русского народа и тех, кто в силу исторических обстоятельств связывал с ним свою судьбу.

Отсутствие в России «здоровой» философии позволило заразить определённую часть населения революционной паранойей. Фалософы Н. Чернышевский, А.Герцен и тысячи им подобных провокаторов, основываясь на выводах фальшивой философии, толкали страну к катастрофе. Особенно рьяно и результативно действовал один высоконачитанный, особо марксистки помешанный примат из Симбирска. Будь в начале ХХ в. хотя бы один объективно мыслящий философ, он бы, несомненно, «выветрил» из Ленина и его приспешников теоретическую основу шизофренического романтизма. Большевистский переворот в октябре 1917 года стал   началом страшной трагедии.   Романтизм большевиков, основанный на вымышленной «больными» философами классовой ненависти к имущим, порой добившихся материального благополучия упорным трудом, стал трагедией не только для российского общества, но и для всего мира. Классовый бандитизм большевиков-коммунистов сделал Россию террористическим государством. Именно этот исторический факт, по моему мнению, является обоснованной   причиной повсеместной русофобии, которая не склонна угасать, которую недруги могут усилить и использовать как оружие. России требуются философское признание своих грубых исторических ошибок и преобразование, но она, к сожалению, способна только обороняться. Примитивная перестройка, начатая М. Горбачёвым, и варварская переломка, продолженная гайдаро-чубайскими диверсантами, обезумевшими от «философии» либерального хищничества, ввергли страну в очередную трагедию. Братоубийственная война за собственность, хаос, вопиющая несправедливость, зашкаливающая преступность, обострение социальных и нравственных проблем стали результатом философски не обоснованного перехода от одной крайности к другой. Устоявшуюся систему общественного устройства можно было перестроить эффективно и без перестрелки: для перехода к рыночной экономики, с точки зрения философии, иметь первоначальный капитал вовсе не обязательно. Следует обратить внимание на то, что когда общество начинает переходить от одного нерационального типа устройства к другому (из «социалистического кювета» в правый или наоборот), то этот процесс встречает воодушевление и поддержку значительной части населения. Но когда общество достигает крайнего состояния, то настроение масс резко ухудшается. Основная масса людей в России (как и других постсоветских странах) ныне находится в состоянии анабиоза (жизнедеятельность общества приостановилась и в будущем может восстановиться только при определенных условиях) и прострации. России крайне необходима «здоровая» философия, чтобы дознаться до понимания рационального типа общественного устройства, созидание которого будет вхождением в естественно-историческую колею развития. Сегодня «русский мир» — это мировоззренчески не оформленная отверженность от всего существующего, явно загнивающего; это вынужденное противоборство, дезориентированное существование, тотальная разобщённость, угнетающая неопределённость. Сегодня он во внешней осаде и, к тому же, вязнет в болоте собственных иллюзий. «Русский мир» может благополучно развиваться и восхищать всех только приближенностью к рациональному типу общественного устройства. Умеренный консерватизм, вопреки мнению президента России, вовсе не является самой разумной линией поведения. Востребованности идеологии консерватизма способствует осознание несуразности либерализма и социализма. Но и пещерно-традиционные ценности и порядки, социальные и религиозные доктрины не могут быть вечными. Их невозможно законсервировать. Когда нет понимания ориентиров их рационального совершенствования, когда власть неспособна осуществить продвижение к прогрессу, тогда консерватизм становится удобной линией поведения. Консерватизм — это не философская позиция, это идеология патриотического застоя и популизма.

Либеральный тренд мирового развития был и остаётся доминирующим. Жестокое и алогичное общественное бытие, выдуманное жирующими сословиями, закономерно привело к нынешнему «самому опасному времени для нашей планеты» (Stephen Hawking): мировое развитие вступило в фазу постоянного и многостороннего кризиса и прогрессирующей конфронтации. Судьба человечества на изломе: или глубоко осмысленная глобальная реформация, или тотальная конфронтация с неизбежностью мировой войны, «точку невозврата» к которой можно переступить в самом ближайшем будущем. Спасти мир может только философия. Только она способна наполнить неизбежную трансформацию мира позитивным содержанием. Её первейшая задача — понять причины несовершенства общественного бытия, которые полностью отражены в капиталистическом типе общественного устройства. Только философия способна переформатировать либерализм с мизерной рациональностью в неолиберализм с полной версией рационализма и тем самым сделать возможным эволюционно усовершенствовать (реформировать) капитализм и, соответственно, доминирующий тренд мирового развития. Реформированный капитализм дополнится механизмом естественной социальной регуляции, что сделает его социально благополучным. Система коллективного предпринимательства, вмонтированная в устройство общества, полностью устранит все базовые противоречия капитализма. Созданная в реформированном капитализме общность целей постепенно устранит враждебность, противоборство. Универсализация мировоззрения, рациональный вариант решения насущных общественных проблем начнут постепенно духовно роднить народы и тем самым ослаблять экономическое, политическое, идеологическое, военное и религиозное противостояние.

Попытка изменить мир к лучшему предпринималась лидерами ведущих европейских стран в январе 2009 года. Тогда, на парижской конференции «Новый мир, новый капитализм», они твёрдо заявили о необходимости основательной перестройки мира. Сделать они, однако, ничего не смогли: не хватило тяму, воли, смелости. Может быть президент России В. Путин с лидерами дружественных стран сможет выполнить эту великую миссию. Спецоперация России за лучший мир принесёт стране и всему миру   гораздо больше пользы, чем спецоперация на Украине. Алгоритм реформирования капитализма можно разработать в кратчайший срок: базовая философская обоснованность изложена в книге «Никто, кроме России».

 

 

 



 

 

 

Если Вам понравилась статья, то пожалуйста, поделитесь с друзьями в социальных сетях:
Комментарии
Загрузка комментариев...