Импортозависимость или жизнь? | Деловая неделя
13 июня 2024 | выходит по пятницам | c 1992 года

Импортозависимость или жизнь?

23.02.2023 13:03:05
№: 07 (1503)

Казахстанские ученые провели сравнения продукции из гидрогенизированных жиров и пальмового масла, по итогам которого пришли к выводу, что импортное сырье вреднее для казахстанцев

Масложировая промышленность Казахстана пытается достучаться до властей

Махамбет АУЕЗОВ

14 февраля в Алматы состоялась научно-практическая пресс-конференции «Наука и бизнес: пути развития масложировой отрасли РК». Участие в ней приняли представители казахстанской науки, отечественного бизнеса и продовольственного сектора страны. Как отмечают организаторы, за последнее десятилетие масложировая отрасль Казахстана демонстрирует внушительные результаты роста, совершив стремительный рывок за столь короткий срок. «Однако, несмотря на уверенное развитие данной отрасли в стране остается достаточно много неразрешенных вопросов, препятствий и рисков, которые необходимо обсуждать с участниками всей цепочки бизнеса – от сельхозпроизводителя до импортера и экспортера», - отмечается в пресс-релизе конференции. Казахстанские ученые на основе своих исследований продемонстрировали вред, который наносят здоровью казахстанцев продукты пальмового масла, которое «благодаря» позиции властей страны, становится безальтернативным сырьем для масложировой продукции, дополнительно вызывая еще целый клубок социально-экономических проблем.

«Лекарство» вреднее «болезни»? Мнение науки

Тон выступлениям задали слова представителя Ассоциации по переработке масличных культур РК Ядгара Ибрагимова, который сформулировал одну из наиболее острых проблем отрасли следующим образом: «Быть ли Казахстану самостоятельным производителем масложировой продукции или он останется зависимым от импорта?». Речь идет о проблеме, которая проявилась еще в прошлом году, когда в действие вступили требования документа под названием ТР ТС 024/2011 «Технический регламент на масложировую продукцию», непосредственно влияющий на переработку и выпуск маргаринов, кулинарных, хлебопекарных жиров и спредов (заменителей сливочного масла) отечественного производителя. «ДН» писала об этой ситуации в прошлом году, но ситуация с того момента практически не изменилась. Разработанный по рекомендациям ВОЗ регламент жестко ограничил содержание в масложировой продукции (сливочном масле, маргарине, жирах и спрэдах) так называемых трансизомеров жирных кислот (иначе – трансжиров) всего в 2%, и был принят в ЕАЭС с подачи Москвы. Спору нет, избыточное содержание трансжиров действительно вредно, но их практически тотальный запрет выглядит странным и нелогичным, поскольку касается не только трансжиров искусственного происхождения, вырабатываемых в процессе частичной гидрогенизации и температурной обработке сырья (для загущения жиров до твердого состояния), но и естественных соединений этой группы. А их содержание даже в натуральных мясных, молочных продуктах и маслах значительно выше запрещенного уровня, например, в женском молоке – 7%, в бараньем мясе – 11%, в молочном жире – 8,6-15%. Что интересно, если в широко востребованных маргарине и спредах установлен жесткий лимит, то никаких ограничений на сладкое или те же чипсы (30% трансжиров) с картошкой фри (до 40%) в смысле трансизомеров жирных кислот нет, поэтому в тортах с шоколадной глазурью их процент легко доходит и до 30%. Все это вынуждает производителей вместо традиционных для наших широт растительных и животных жиров применять в качестве сырья продукты переработки пальмового масла, которые, как выясняется из исследований казахстанских и иностранных ученых, еще более вредны для здоровья. Кроме всего прочего, это еще и угрожает закрытием отечественным производствам, применяющим отечественное же сырье (!). Вот уж поистине лекарство оказалось хуже болезни! Благодаря применению в производстве жиров и масел пальмового стеарина (растительный аналог парафина) можно легко снизить содержание трансжиров до искомых 2%. При этом стеарин, который казахстанских производителей теперь буквально вынуждают использовать для повышения твердости масел (и снижения трансжиров), крайне вреден, и представляет собой канцероген, накапливающийся в организме, и провоцирующий свой букет болезней. Об этом на конференции как раз и рассказывали казахстанские ученые из КазНУ им аль-Фараби, КазНИИ перерабатывающей и пищевой промышленности и Казахского университета технологии и бизнеса, а также представители масложировой отрасли – Национальной ассоциации переработчиков масличных культур и крупнейшего производителя в этой сфере, ТОО «Маслодел». Представители казахстанской науки выступили с докладами, анализирующими различные виды сырья для масложировой продукции и их влияния на здоровье казахстанцев. Заведующий лабораторией «Переработка углеводородного и возобновляемого сырья» КазНУ им. аль-Фараби, кандидат химический наук Алий Ауезов прямо указывает, что «пальмовый стеарин просто не перерабатывается в организме человека», поскольку температура его плавления выше, чем мы способны создать и перенести. «Содержание насыщенных жирных кислот в пальмовом масле выше, чем в животных жирах, которые еще 100 лет назад хотели вытеснить (из употребления), разработав маргарин. Но сейчас внимание сосредоточено на трансжирах, которых в пальмовом масле мало, и мы вновь возвращаемся к тому же, что было век назад, - отмечает он. – Исследования показали, что пальмовое масло способствует увеличению, к примеру, метастаз рака у больных». Согласно его выводам, ненасыщенные жирные кислоты в результате добавления пальмового масла стали очень вредны для организма. Проведенный сравнительный анализ растительного жира, полученного методом насыщения водородом жидкого подсолнечного масла, показал его преимущества над пальмовым маслом. Г-н Ауезов предлагает и практическое решение проблемы: переоснастить промышленность новыми катализаторами для гидрогенизации, с помощью которых искомые 2% трансжиров можно достигать без применения пальмового масла. Единственная проблема – время, необходимое для начала выпуска платиновых катализаторов (вместо используемых сейчас никелевых), таким образом, для переоснащения казахстанской промышленности требуется продление срока переходного периода, в течении которого ограничения «Технического регламента на масложировую продукцию» ЕАЭС необходимо притормозить. «В крайнем случае, мы можем разработать и применить внутренний стандарт масложировой продукции. Если для нас объективно вредно [регламент ЕАЭС], мы должны поднимать этот вопрос и разрабатывать свое законодательство», - считает ученый. Он открыто говорит, что огромный импорт пальмового масла и его фракций приводит к вытеснению отечественных растительных масел и снижению местного производства твердых растительных жиров с высокой добавленной стоимостью. Итог: масложировая отрасль Казахстана придет в упадок, а государство остается сырьевым придатком мировой экономики, в роли которого будет на вырученные от экспорта одного сырья деньги импортировать другое сырье – пальмовое масло.   Об этом же говорил руководитель проекта «Разработка технологии снижения содержания глицидиловых эфиров в растительных маслах» лаборатории «Переработка масличного сырья» КазНИИ перерабатывающей и пищевой промышленности Асхат Далабаев. Он прямо указывает, что последние 10 лет производство маргарина в Казахстане устойчиво росло, а после ввода в действие техрегламента оно упало, зато сопоставимо увеличился импорт пальмового масла. По его словам, у отечественного производства было только 2 способа производства подобной масложировой продукции – или с использованием «пальмы», или на гидрогенизированном масле. В результате работы техрегламента альтернатива «пальме», фактически, попала под запрет, что будет негативно влиять на внутреннее производство на отечественном сырье. «Пальмовое масло имеет ярко выраженный канцерогенный эффект», - отмечает г-н Далабаев. Он отмечает, что полностью исключить трансизомеры в продукции невозможно, но необходимо отличать и изучать искусственные и природные соединения этой группы. «Относительно вторых вообще есть мнение, о необходимости их полного исключения из любых ограничений», - указывает ученый. По его словам, в условиях Казахстана при производстве масложировой продукции просто нет технической возможности отличить искусственные трансизомеры от натуральных. И это – аргумент за замораживание техрегламента ЕАЭС. Впрочем, есть исследования, которые приходят к мнению, что в целом влияние различных трансжиров до конца не изучено, и сложно говорить о конкретном вреде или пользе их различных видов. Лаборатория КазНИИ перерабатывающей и пищевой промышленности проводила испытания с использованием сырья для масложировой продукции, которые выявили при употреблении пальмового масла у подопытных крыс рост печени, а также некрозы гепатоцитов и лимфостазы в ее тканях. Их вызывают глицидиловые эфиры жирных кислот (их содержание в «пальме» очень высоко) и другие канцерогены, которые непосредственно и негативно влияют также и на почки и мужские половые органы. В организме человека глицидиловые эфиры превращаются в глицидол - канцероген провоцирующий также раковые заболевания и отмирание тканей внутренних органов – печени, щитовидной железы, мочеполовой системы и репродуктивных органов. Из выступления г-на Далабаева также стало ясно, что Казахстан пока не может отслеживать нормирование глицидиловых эфиров в пальмовом масле, хотя это на уровне регламентов Евразийской экономической комиссии уже предусмотрено, чтобы сокращать вредное содержание продуктов из «пальмы». На уровне таможни или даже производств казахстанские власти просто не могут выявлять завышенные показатели эфиров данного типа – из-за отсутствия стандартных образцов-эталонов, которые необходимо закупить у Канады, да и лабораторного оборудования на таможне и у сертифицированных лабораторий. Согласно выводам лаборатории, сравнившей гидрогенизированные и пальмовые масла, норма в 20% трансизомеров жирных кислот в спредах и маргаринах будет «необходимой и своевременной мерой поддержки отечественных производителей масложировой продукции». Это – еще один веский аргумент в пользу того, чтобы не делать «пальму» единственным приемлемым типом сырья для отечественной масложировой продукции. 

Различные фракции пальмового масла выглядят по-разному, но к нам идет в основном самая дешевая и вредная из них — стеарин

Г-н Далабаев также напомнил, что импортозависимость разгоняет инфляцию, особенно на фоне нестабильной логистики и импорта, страдающего из-за геополитического противостояния в Восточной Европе. Его коллега по КазНИИ перерабатывающей и пищевой промышленности, г-жа Ерболат Толганай также указала на эпидемию избыточного веса, которая свирепствует и в Казахстане. «Более половины взрослого населения Казахстана страдает от избыточной массы тела или ожирением», - отметила она. Ответом на эти проблемы стал выпуск спредов, которые дешевле обычных сливочных масел, а также могут пополняться полезными веществами, вроде Омега-3 полиненасыщенных жирных кислот. Очень важно, что этот продукт не только может быть дополнительно сбалансирован за счет добавок и смешения составляющих, но и он - своего рода помощник в борьбе с инфляцией, поскольку позволяет населению получать те же вкусовые качестве за меньшие деньги. Фактически - спреды можно рассматривать не как заменитель сливочного масла, а как продукт с улучшенным составом. Однако, и тут вышеупомянутый техрегламент фактически запрещает производство этой продукции из отечественного сырья. Выпускать спреды с содержанием трансжиров ниже 2% можно только за счет добавления продуктов переработки пальмового масла в совершенно чудовищном количестве – к животному жиру для этого придется добавить около 90% пальмового масла (!). Резюме г-жи Ерболат: в техрегламент необходимо вносить корректировки или принимать свой собственный национальный стандарт масложировой продукции. Проректор Казахского университета торговли и бизнеса, кандидат технических наук Мухтар Тултабаев также указал на необходимость создания эффективной системы входного контроля пальмовых масел. Он напомнил, что часто происходит подмена понятий, и говорится про «пальмовое масло» там, где импортируется продукция его переработки, порой даже вторичной, намного более вредной, чем изначальное сырье. Такое сырье в той же Европе запрещено к импорту полностью. Он, и другие участники конференции подчеркнули, что условия, созданные ограничениями на уровне ЕАЭС, толкают производителей использовать импортируемые гораздо более вредные продукты вторичной переработки пальмового масла вместо отечественного сырья и его глубокой переработки, что негативно сказывается, как на здоровье нации, так и на продовольственной безопасности Казахстана. Кстати, кроме всего прочего, пальмовое масло часто используется для фальсификации молочной и масложировой продукции, о чем в Казахстане заговорили еще в 2018 году. Тогда вице-спикер мажилиса парламента РК Владимир Божко прямо заявил, что «чаще всего фальсификация молочных продуктов идет за счет добавления пальмового масла, ввоз которого в Россию и Казахстан катастрофически увеличивается с ежегодным приростом в 40-50%».

Мнение производителей

«Требования о 2% уровне трансизомеров в масложировой продукции превратились в инструмент давления на бизнес, - отметил генеральный директор ТОО «Маслодел» Павел Селиванов. – Это выгодно только тем производителям, которые производят продукцию на основе пальмового масла, более вредного для здоровья граждан». Продукты переработки пальмового масла дешевле, чем развитие собственного сельского хозяйства, дающего сырье для ориентированных на него производственных линий, имеющих более глубокий цикл переработки. Хуже всего то, что нас лишают выбора, считает г-н Селиванов. Если раньше мы могли выбирать сделанное на своем сырье или на импортированном сырье (дешевле, но повреднее), то теперь у нас будет только вредное импортное. Которое, к тому же, в любой момент может подорожать или пропасть с прилавков, как это было с сахаром в прошлом году. «Текущая ситуация создана в пользу импортеров», - сетует г-н Селиванов.   Он указывает на то, что введение жестких ограничений для отдельных продуктов – это довольно сомнительный с точки зрения «борьбы за здоровье нации» шаг. «Если применять норму в 2% последовательно, то есть везде, то с прилавков просто пропадет вся кондитерская продукция. Парадокс в том, что законодательство разрешает выпускать товары с использованием гидрогенизированных масел с содержанием трансизомеров до 50% в глазурях конфет и в заменителях масел, но не разрешает выпускать гидрогенизированные масла с трансизомерами более 2% в отношении маргаринов и спредов. Остается открытым вопрос: «Почему?», - заявил он. Кроме того, по его словам, столь радикальная борьба с трансжирами, в итоге, отыгрывается назад даже в самой Европе, где Еврокомиссия, к примеру, победила в суде правительство Дании, пытавшееся запретить полностью сливочное масло. Есть еще несколько моментов во введении этих техрегламентов, которые, как минимум, вызывают сомнения или вопросы. Речь идет о том, что нормативные правовые акты в Казахстане имеют определенные этапы утверждения – от общественного обсуждения (на портале НПА), до антикоррупционных экспертиз и регистрации в Минюсте. После всего этого приказ председателя комитета технического регулирования и метрологии министерства по инвестициям и развитию РК о применении в Казахстане национальных стандартов РФ и Беларуси в качестве стандарта в Казахстане (на основании чего и заработал пресловутый техрегламент) не прошел. «Поймите, есть только два варианта – или гидрогенизированные жиры, или «пальма», третьего просто не дано, а «пальма», как свидетельствует наша наука, действительно вреднее. Мы обращаемся к правительству с просьбой отказаться от этого техрегламента, - отметил г-н Селиванов. – На кону большие деньги. Нам нужно развивать свой продукт. Уверен, мы с помощью казахстанской науки сможем добиться снижения трансизомеров в масложировой продукции. Внедрение платиновых катализаторов – это развитие технологии мирового уровня, мы постараемся запустить это как можно быстрее». Он утверждает, что текущая ситуация – это угроза для отечественного производства. Остановка гидрогенизации означает переход на «пальму» и полный отказ в глубокой переработки сырья, производимого в Казахстане. А ведь на каждом уровне этого производства работают люди, граждане страны, ибо это полностью местное производство, которое имеет мультипликативный социально-экономический эффект. В случае закрытия производства ТОО «Маслодел», работающего методом гидрогенизации на отечественном сырье, пострадает конкретный регион – Северный Казахстан, который потеряет градообразующее предприятие. Под ударом окажутся и сотни фермеров, чью продукцию в объеме 150 тысяч тонн масла семян он перерабатывает в год. «В похожей ситуации наш сосед, Узбекистан, просто снял все ограничения на трансизомеры, когда встал вопрос о том, что нужно банально накормить страну и не провоцировать инфляцию. Г-н Селиванов подчеркнул, что его предприятие, ТОО «Маслодел», инвестировало с 2016 года в производственные линии по гидрогенизации жиров $100 млн, в том числе – 6 млрд тенге от Банка развития Казахстана. В итоге, получается, государство стреляет в ногу еще и само себе, ставя в негативные условия объекты государственной поддержки бизнеса. «Мы видим, как сейчас быстро меняется геополитика (закрываются границы, начинаются войны), климат, поэтому продолжаем обращать внимание правительства на необходимость самообеспечения продовольствием. Такая проблема стоит не только перед нами, но и перед всеми странами мира», - поддерживает его Ядгар Ибрагимов из Национальной ассоциации переработки масличных культур, объединяющей около 80% производств масложировой продукции в стране. Г-н Ибрагимов отметил, что и Китай, и Россия в любой момент могут ограничить экспорт различных товаров в Казахстан, такое уже бывало. Он напомнил о важности создания собственных стандартов, «чтобы быть по-настоящему независимыми, чтобы развивать внутреннее производство, наращивать экспорт». Для экономики страны действительно выгоднее продавать за рубеж не урожай масличных культур, по сути своей – всего лишь сырье, а продукцию высоких переделов – конечный товар из него. Это банально принесет больше денег, даст больше работы, задействует больше технологий и будет развивать также и науку в стране. Также г-н Ибрагимов обратил внимание на то, что другим странам ЕАЭС общие документы не мешают заниматься защитой своего внутреннего рынка, производства и поддерживать отечественный бизнес. Они спокойно вводят экспортные и импортные пошлины, если им нужно. У нас же для всех совершенно очевидно, что введение упомянутого техрегламента оказывает конкуренцию внутри страны, но правительство молчит и ничего не делает. «Завтра вдруг из-за чего-нибудь закроют внешние рынки и мы опять ничего не сможем сделать, как с сахаром, - напомнил о прошлогоднем кризисе г-н Ибрагимов. – Рост импортозависимости это очевидная угроза для продовольственной безопасности». По его словам, почему-то только наша страна безропотно берет на себя все ограничения ЕАЭС, а остальные страны могут стимулировать свое производство альтернативными мерами. Учитывая огромную территорию Казахстана в соотношении к малому количеству населения, по сравнению с другими странами, в Казахстане достаточно ресурсов, чтобы получать качественный продукт. Представитель «Ассоциации предприятий масложировой промышленности РК» считает, что необдуманная позиция государственных органов повышает зависимость Республики Казахстан от пальмовых масел и жиров, что прямо ведет к угрозе продовольственной безопасности. С точки зрения национальных интересов необходимо, наоборот, сокращать производство продукции на основе импортного пальмового масла, и наращивать производства гидрогенизированных жиров на базе отечественного сырья – подсолнечника, рапса, льна и других традиционных масличных культур.   В завершении конференции ее участники приняли обращение к правительству РК с предложением более жестко контролировать качество импортируемых пальмовых жиров, а также предоставить казахстанской масложировой промышленности дополнительное время для перехода на стандарты, ограничивающие процент содержания трансжиров в спредах и маргаринах до 2%. Кроме этого представители казахстанской науки и отечественные производители договорились совместно разрабатывать и внедрять новые технологии контроля качества сырья и производства гидрогинезированных жиров в Казахстане. «Возобновить переговорный процесс министерству здравоохранения РК и министерству сельского хозяйства РК с ЕЭК по выделению РК дополнительного переходного периода сроком на 10 лет, с разработкой национальных стандартов РК, где в пределах дополнительного переходного периода ограничения по ТЖК (трансжирам) для спредов оставить на уровне – 8%, для маргарина – 20% от содержания жира», - предлагается в декларации по итогам конференции. Со своей стороны, производители масложировой продукции также взяли на себя обязательства «в течении 10 лет принять меры по снижению ТЖК до 2% от содержания жира, совместно с научными организациями РК, исследующими масложировую отрасль».

Мировой опыт – доклад ВОЗ

С казахстанскими учеными по поводу вреда пальмового масла (особенно продуктов его вторичной переработки) согласны и международные эксперты. Еще в 2019 году сайт Британской вещательной корпорации (Би-Би-Си) разместил материал своего корреспондента по вопросам науки и технологий Николая Воронина. В его заголовке достаточно очевидно утверждается: «Пальмовое масло опасно. Врачи и ученые готовы рассказать об этом всему миру». Основной источник выводов об опасности пальмового масла – доклад Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ). «Употребление в пищу пальмового масла ведет к ожирению и развитию хронических заболеваний в глобальном масштабе, а его производство наносит непоправимый ущерб природе. Таковы основные выводы доклада», - описывает документ ВОЗ автор Би-Би-Си. «Индустрию по производству и продаже пальмового масла авторы документа напрямую сравнивают с табачной и алкогольной промышленностью - как по уровню вреда для здоровья и окружающей среды, так и по усилиям рекламщиков и лоббистов, пытающихся скрыть от потребителей правду в погоне за прибылью», - рассказывается в материале. Тут вспоминается, как строго у нас государство следит и ограничивает табачку и алкоголь, и становится непонятным, почему такого же пристального внимания и строгости не удостоились импортеры «пальмы» в Казахстан. А пока ВОЗ рекомендует «ученым, политикам и сотрудникам медицинских учреждений всего мира… пересмотреть свое отношение к пальмовому маслу, чтобы «уменьшить негативное влияние этой индустрии на здоровье человека и планеты». И тут как раз упоминается про кампанию против трансжиров, жертвой которой сегодня может стать масложировая промышленность в Казахстане. «В 2015 году в США было запрещено использование в продуктах питания опасных для здоровья трансжиров, а в 2018 году ВОЗ выступила с аналогичной рекомендацией для всего мира». Однако теперь, после того, как эти меры были реализованы, «эксперты организации опасаются, что производители еды попросту заменят запрещенные ингредиенты пальмовым маслом - дешевым, но потенциально ничуть не менее вредным». Именно это – единственный путь, на который толкает производителей спредов, масел и маргарина бюрократия и в Казахстане.   В материале Би-Би-Си отмечается, что «производители пальмового масла тратят немало усилий, чтобы убедить потребителей в его безвредности - или даже пользе для здоровья», «однако опубликованный в бюллетене ВОЗ доклад, подготовленный на основе 48 научных исследований, опровергает эти утверждения». В частности, «метаанализ работ, проведенный экспертами организации, продемонстрировал убедительную связь между увеличением потребления пальмового масла в 23 странах мира - и повышением там уровня смертности от ишемической болезни сердца». Также «у медиков не вызывает сомнений, что пальмовое масло систематически повышает содержание в крови «плохого холестерина» (ЛНЛП), который является причиной атеросклероза», кроме того «есть и другие исследования, связывающие употребление пальмового масла с повышенным риском развития сердечно-сосудистых болезней, ожирения и других хронических заболеваний». Доклад выявил также, что из девяти опубликованных в научных журналах статей, доказывающих безвредность или даже пользу пальмового масла для здоровья, как минимум четыре были написаны сотрудниками малайзийского министерства сельского хозяйства - а еще точнее, департамента, напрямую отвечающего за развитие этой индустрии. «Это заставляет авторов доклада усомниться в достоверности исследований и вновь провести параллель с табачной и алкогольной промышленностью, которые нередко финансируют научные работы, выставляющие их продукцию в выгодном свете», - отмечает Би-Би-Си. Авторы доклада констатируют, что, не смотря на первые предупреждения о вреде пальмового масла, которые появились еще в 2003 году (тогда ВОЗ и ФАО (Продовольственная и сельскохозяйственная организация ООН) указывали на потенциальный вред пальмового масла для здоровья), его потребление и производство выросли в 2 раза, а если считать с 1995 года, то – более чем в 4 раза. «Одной из причин такой экспансии авторы документа называют тесную связь этой индустрии с производителями готовой еды и полуфабрикатов, которые совместно организовали мощное лобби для продвижения своего продукта», - отмечает ВОЗ. Кроме заказных материалов об отсутствии вреда пальмового масла, его производители используют и другие трюки, чтобы обмануть потребителей. Так, по данным авторов доклада, «лоббисты по всему миру успешно сопротивляются попыткам обязать производителей пальмового масла сообщать потребителям, что оно присутствует в готовом продукте». Вместо этого они используют до 200 альтернативных названий, вносимых в списки ингредиентов продукции, «например, просто «жиры растительного происхождения». В России и ЕАЭС в требованиях к маркировке молочной продукции нет обязательного указания пальмового масла, достаточно написать, что продукт «содержит растительные жиры». На работу лоббистов «пальмы» похоже и изменение отношений правительства РФ. «…В феврале 2016 года, российские власти даже собирались ввести на пальмовое масло специальный акциз. В министерстве экономики эту меру называли «очевидной вещью», однако спустя три месяца от введения акцизов отказались - как сообщили в министерстве, «в результате длительных обсуждений», - рассказывает Би-Би-Си. Доклад ВОЗ вызвал крайне ожесточенную реакцию стран-экспортеров пальмового масла. «После публикации доклада в бюллетене ВОЗ представители малайзийских и индонезийских властей обратились в эту организацию с требованием удалить документ, однако получили отказ», - рассказывает Би-Би-Си. «Бюллетень Всемирной организации здравоохранения является международным рецензируемым научным журналом, публикующим работы различных экспертов. Авторы данного доклада не являются сотрудниками ВОЗ, и сама работа не является проведенным ВОЗ исследованием. Если кто-либо хочет обсудить эту статью, ему следует обратиться напрямую к редактору Бюллетеня», - цитирует комментарий пресс-службы ВОЗ Би-Би-Си. Там также отметили, что в конечном итоге ответственность за содержание опубликованных в бюллетене работ несут их авторы, однако подчеркнули, что «Всемирная организация здравоохранения приняла все надлежащие меры предосторожности, чтобы проверить информацию, содержащуюся в публикации». Ведущий автор доклада, госпожа Соумия Кадандале, подтвердила Русской службе Би-Би-Си выводы своей работы и сообщила, что готова лично ответить на любые вопросы и критические замечания по поводу опубликованной в бюллетене ВОЗ статьи. В пользу глубокой вовлеченности г-жи Кандадале в изучение этих вопросов говорит ее опыт на посту главы департамента здравоохранения ЮНИСЕФ в Индонезии, а также более чем 10-летнее сотрудничество с ВОЗ в деле консультирования различных стран в вопросах улучшения их здравоохранения.

Что дальше? Ответ за властью.

Резюмируя сказанное на конференции и в международных СМИ, мы видим, что эта проблема, возникшая в результате непродуманного введения техрегламента ЕАЭС на масложировую продукцию, имеет множество измерений и все они, как на подбор, имеют долгоиграющие негативные последствия для нашей страны: - Прежде всего, речь идет о здоровье нации, которой предлагается теперь есть только эрзац-продукты из более вредного пальмового масла, лишая выбора в виде продукции глубокой переработки отечественного сырья на основе технологий гидрогенизации.   - Второй момент: действие вышеуказанного стандарта заставляет всех производителей важных для населения продуктов перейти на импортное сырье, вместо отечественного, повышая, таким образом, импортозависимость нашей экономики.   - Отсюда исходит третье измерение проблемы: повышение импортозависимости разгоняет инфляцию, а также делает наше внутреннее производство и потребление зависимыми от мировой конъюнктуры, что, как это было с сахаром, чревато неожиданным исчезновением импортных товаров с полок, а также их резким ростом в цене. - Четвертая сторона этой же проблемы: запрет на содержание в маслах, жирах, спредах и маргарине более 2% трансжиров бьет по отечественному производству. Он дает неконкурентное преимущество производителям этой продукции из «пальмы», искусственно уничтожая производство на основе отечественного животного и растительного сырья. Вместо более глубокой переработки сырьевой продукции казахстанских производителей, мы получаем поверхностную переработку иностранного сырья, требующую куда меньшего технического уровня производства, сотрудников и производственных цепочек.   - Отсюда исходит еще и пятое и шестое измерения этой же проблемы: массовые увольнения в отрасли, а также закрытие производств, созданных с участием государственных инвестиций, что сопряжено с косвенными (снижение налогооблагаемой базы) и прямыми потерями (невозврат инвестиций) госбюджета (добавим также потери от практически нулевых пошлин на импорт «пальмы»). Согласно информации из депутатского запроса мажилисвумен Айгуль Жумабаевой в прошлом году, «если ситуация [с работой техрегламента] не изменится, то предприятия [масложировой промышленности, работающие методом гидрогенизации жиров] закроются, без работы останутся более 2600 работников, бюджет потеряет более 2 млрд ежегодных налогов».  - Седьмая грань этой проблемы также происходит из увольнений и инфляции, это – рост социального напряжения в стране, что есть естественное следствие снижения покупательной способности граждан (без работы и более дорогими продуктами). Как «ДН» писала в прошлом, пропажа спредов и масел может спровоцировать кризис в сфере общественного питания, где заняты еще 60 тысяч компаний и сотни тысяч работников. В итоге вначале сотни тысяч человек по всей стране могут остаться без средств к существованию, а затем миллионы обнаружат, что в магазинах для них просто нет доступных продуктов питания. Самое парадоксальное в этой проблеме, что всего этого можно избежать всего лишь одним росчерком пера. Не требуется ни дополнительных государственных дотаций, ни иностранных инвестиций, даже казахстанскую науку, которая может дать выход из проблемы высокого содержания трансжиров в продуктах гидрогенизации, бизнес готов спонсировать самостоятельно. Казахстан может просто заморозить действие технического регламента на масложировую продукцию ЕАЭС. Пожалуйста, даже отменять не надо, не надо вести дополнительные переговоры, просто притормаживаем, даем нашим производителям еще 10 лет переходного периода на разработку и производство новых катализаторов для гидрогенизации с итоговым содержанием трансжиров в 2% и ниже.   Или мы кого-то боимся? Та же Москва в ситуации, когда оказалась лишена поставок необходимых комплектующих из-за санкций, в одностороннем порядке пошла же на подобный отказ от технических регламентов в области автомобилестроения, вернув стандарт экологичности автомобилей Евро-0, и ничего. Наше правительство не только не возмутилось, но и, наоборот, 15 ноября в силу вступило его постановление о снижении требований к автомобилям, выпускаемым в стране. Произошло это, очевидно, с подачи Москвы, и хотя наши чиновники заявляют, что это всего лишь «технический документ», он был принят и должен действовать. Точно также мы можем поставить на заседании ЕАЭК вопрос о приостановлении действия стандарта для масложировой промышленности, ничего из ряда вон выходящего тут вообще нет. Отсутствие такого шага с нашей стороны будет означать, что или Евразийский союз – организация неравноправная. Собственно говоря, для правительства это должно быть делом чести – продемонстрировать, что таких отношений в ЕАЭС нет, и все участники союза имеют равные права и возможности. Если всем очевидно, что импортозависимость разгоняет инфляцию, зачем же стимулировать переход производителей масла, жиров и маргарина на иностранную «пальму», уничтожая глубокую переработку отечественного сырья? Или мы настолько зависимы от Москвы, или «цена вопроса» была «продавлена» внутри Казахстана. Других разумных объяснений этому парадоксу мы просто не видим.   Судя по заявлениям чиновников, они, наоборот, должны делать все, чтобы не допустить роста продовольственной инфляции и рисков для продуктовой безопасности страны. О том, что они понимают проблему правильно, можно судить хотя бы по словам президента Касым-Жомарта Токаева на встрече с послами 4 ноября 2022 года, где среди прочего он совершенно справедливо указал: «…Мы обеспокоены постоянным высоким уровнем импорта продовольствия из-за рубежа, что приводит к высокой инфляции. Эксперты справедливо признают, что инфляция в Казахстане имеет иностранное происхождение». А в октябре прошлого года уже председатель Нацбанка Галымжан Пирматов, выступая на пленарном заседании мажилиса по вопросу «О республиканском бюджете на 2023-2025 годы», пояснил, что это «на фоне общемировой тенденции роста цен на продовольствие и сырье, усиленной дисбалансами на внутренних рынках на фоне изменения логистических и производственных цепочек, повысилась инфляция и в Казахстане». Он указал, что в годовом выражении инфляция достигла 17,7% и «наибольший вклад продолжает вносить рост цен на продукты питания, который в годовом выражении достиг 22,2%». На этом же заседании выступил и премьер-министра Алихан Смаилов, заявивший: «Системные меры направлены на обеспечение внутреннего рынка отечественными товарами, снижение импортозависимости, реализацию плана обеспечения продовольственной безопасности. В инфляции у нас 55% вклад делают продовольственные товары, поэтому в текущем году в два раза увеличили финансирование агропромышленного комплекса…».   Если сложить эти «дважды два», то очевидно, что для защиты экономики страны нет иной альтернативы, кроме как максимально благоприятствовать отечественному производству, чтобы избавиться от импортозависимости. Про это чиновникам говорил еще июле 2022 года президент Токаев, объявляя выговоры тогдашнему министру торговли и интеграции Бахыту Султанову (позднее он будет вовсе снят со своего поста) и главе Минсельхоза Ерболу Карашукееву. Им было прямо поставлено в вину допущение сахарного кризиса: «Мы на 90% зависим от импортного сахара, здесь можно ссылаться на решение в рамках ЕАЭС, но в любом случае это серьезный просчет правительства. Значит, не защитили позицию государства». Но ничего как будто не меняется. И в декабре на расширенном заседании правительства с участием президента, Токаев вновь был вынужден констатировать, что «в Казахстане инфляция достигла исторических максимумов за последние 14 лет, составив 19,6%». Ответом на критику правительства становится мантра Смаилова: «Правительство реализует комплекс мер по контролю и снижению инфляции. В рамках этой работы предусмотрены меры по увеличению доли отечественных товаров на внутреннем рынке, развитию механизмов хранения и транспортировки продукции, поддержке розничной торговли».

Почему мы называем заверения премьера мантрой? Потому что на примере ситуации с техрегламентом на масложировую продукцию мы видим, что все это – всего лишь слова, а не дела. Одно конкретное дело премьер мог совершить, заморозив техрегламент, но этого ни он, ни его подчиненные, которые, без сомнения, в курсе этой проблемы, с прошлого года так и не сделали. По данным источников «ДН», когда чиновникам указывают на риски от повышения импортозависимости при тотальном переходе на «пальму», приводя аналогии с сахаром, они отмахиваются, утверждая, что никаких новых вызовов тут они не видят. Откуда такая непробиваемая уверенность, если в своих декларациях они сами же говорят об обратном, признавая важность и необходимость роста внутреннего производства и снижения зависимости от импорта сырья и продуктов? Как мы уже говорили выше, ответа тут может быть только два – страх перед Москвой или «персональная заинтересованность». Вам же, читатель, предлагается самостоятельно выбирать, какой из этих двух вариантов кажется для вас более реалистичен. Что же касается властей страны, то мы просим считать этот материал официальным запросом в Кабмин, Минздрав, Минторговли и интеграции – по поводу выводов и обращений к ним участников прошедшей конференции. «ДН» готова предоставить чиновникам возможность ответить на вопросы и критику представителей отечественных науки и бизнеса.

 

 


Если Вам понравилась статья, то пожалуйста, поделитесь с друзьями в социальных сетях:
Комментарии
Загрузка комментариев...