Исторический шанс | Деловая неделя
19 октября 2021 | выходит по пятницам | c 1992 года

Исторический шанс

07.02.2020 03:40:43
№: 3(1360)

помочь своим и войти в историю

«Защита основных прав человека определяет дух нации. Мы обсудили вопросы торговли людьми, тяжелую участь более миллиона мусульманских уйгуров и этнических казахов, которые находятся в интернированных лагерях Синьцзяна в КНР возле границы с Казахстаном. США обращаются ко всем странам с призывом присоединиться и потребовать закончить эти репрессии. Мы призываем обеспечить безопасное убежище для беженцев из Китая».

Майкл Помпео, госсекретарь США

ВИЗИТ Майкла Помпео, второго человека в администрации президента США Дональда Трампа, в Казахстан прошел под знаком осуждения репрессий против казахов и уйгуров в СУАР КНР. Высокопоставленный чиновник США сделал то, что должны были делать наши руководители - встретился с семьями узников китайских «лагерей политического перевоспитания». Майкл Помпео заявил во всеуслышание о необходимости не выдавать беглецов оттуда и вообще делать все для закрытия этой системы подавления национального и религиозного сознания граждан соседней страны, с которыми нас связывает кровное родство, культура и вера. Предупредил он также и о том, что растущее влияние Китая в Казахстане может быть фактором риска. Однако на встречах с американским чиновником его казахстанские коллеги никак не прокомментировали все эти заявления. Зато на них ответил китайский посол в Казахстане, который написал (кстати, в своем аккаунте в заблокированном в Китае Facebook) пост в стиле «дадим отпор империалистической пропаганде». Конечно, нужно понимать, что американская поддержка казахов и уйгуров в СУАР - это не только и не столько повеление души и приверженность к защите прав человека, но продолжение государственной политики США, в рамках которой эта тема - довольно неплохой рычаг давления на Пекин. Избирательная «слепота» Вашингтона в этом случае тоже бросается в глаза - ни о каких нарушениях прав человека в самом Казахстане Помпео не упоминал, хотя они довольно многочисленны и очевидны. Но даже в этих условиях право наших «кандасов» казахской и уйгурской национальности на нашу поддержку никто не отменял.

 

В свое время в отношениях СССР с разными странами возникала коллизия . Если Кремль вдруг решал помогать «прогрессивным социалистическим режимам» каких-нибудь стран, находящихся «на передовой борьбы с агрессивными происками империализма», то он мог «великодушно» закрыть глаза на такие вещи, как запреты и репрессии против компартий в этих странах. Советские танки, самолеты и ракеты поставлялись (бесплатно или в очевидно невозвратный кредит) Египту, Ираку, Сирии. А «друзья советского народа» Гамаль Абдель Насер, Саддам Хусейн и Хафез Асад сотнями сажали в тюрьмы египетских, иракских и сирийских коммунистов, где их пытали и расстреливали. Но геополитические соображения перевешивали «голую идеологию» и Кремль не заострял внимание на таком. Сейчас в отношениях Казахстана и Китая происходит нечто похожее, вот только у Нур-Султана нет геополитических интересов, но зато есть вполне очевидная экономическая зависимость от кредитов восточного соседа и сделок с его компаниями, которые теперь контролируют треть добычи нефти в нашей стране. В итоге на официальном уровне о проблемах мусульман СУАР КНР почти не говорят.

Нет, что-то на этом фоне Нур-Султан, конечно, делает - не выдал (хоть и не дал убежище) Сайрагуль Сауытбай и ребят, перебежавших в ВКО, тоже не отдадут. Вроде бы наши дипломаты договорились о том, что около двух тысяч казахов освободят из лагерей, какое-то количество граждан Казахстана уже было освобождено из лагерей, после того, как их родня передала данные об их судьбе нашим властям. Однако в масштабах самой трагедии (о которых приходится судить опосредованно, ибо правдивой картины власти Китая не дадут) это выглядит, как минимум, недостаточно. И тут давление со стороны США - это козырь, который можно было бы активно использовать в игре с китайской стороной, у которой к тому же на руках огромная токсичная карта - уханьский вирус. В этой ситуации Нур-Султан мог бы в ближайшие месяцы добиться ряда уступок по вопросу синьцзянских мусульман, если бы сосредоточился на этом. То, что наши власти отправили туда гуманитарную помощь, вывезли не только своих граждан, но и соседей - это тоже очень хорошие и даже красивые вещи, но смысл они будут иметь только подкрепленные новыми шагами. Те же американцы очень хвалили Казахстан за операцию «Жусан» - вывоз казахстанцев из Сирии и Ирака, куда в свое время они поехали, будучи носителями экстремистских убеждений. Гуманитарная составляющая этого шага - новый весомый козырь в колоде внешней политики Казахстана. Если бы, к примеру, теперь по этому образцу Казахстан смог бы добиться от Пекина пропуска к нам всех «нелояльных» казахов, уйгуров, кыргызов, дунган, то это могло бы стать стопроцентной заявкой на Нобелевскую премию мира. Можно сделать это по линии «воссоединения семей», чтобы не придавать такой сделке неприятную китайцам «политизированность».

Технически все, что нужно, - это заявление от казахстанцев о желании воссоединиться с родственниками, которое будет преобразовано в приглашение. Им может заниматься совместная комиссия из чиновников и общественных деятелей двух стран, которая встретится с обозначенными родственниками, чтобы узнать их мнение. Далее можно (вне зависимости от первого обозначенного желания или нежелания) устроить родственникам свидание на нейтральной территории, которая, кстати, уже есть - это территория МЦПС «Хоргос», где есть инфраструктура для такого общения. Там, на нейтральной территории, родственники смогут принимать окончательное решение о воссоединении или хотя бы о согласованном с чиновниками графике встреч (поскольку прямое общение через Интернет между СУАР и РК практически прервано).

Если Казахстан смог бы добиться от Китая такого беспрецедентного гуманитарного шага, это было бы сравнимо с таким историческим прецедентом, как отказ от ядерного оружия, этим «триумфом миротворческой воли» первых лет независимости. Благодаря такой схеме и тому факту, что родственные связи в нашем народе еще сильны, мы могли бы получить возможность эвакуировать практически всех желающих покинуть Китай, чтобы не подвергнуться окончательной ассимиляции. Именно тогда уже можно будет говорить о том, что любые требования пекинского правительства к своим гражданам распространяются только на тех, кто сам этого захотел. В новейшей истории нашей страны столь масштабный переезд населения уже имел место, правда, не внутрь - а наружу, куда в считанные годы в 90-х переехали около 2 миллионов немцев и славян. С тех пор мы приняли миллион оралманов, но сейчас вновь сталкиваемся с проблемой потери населения - рабочих рук, светлых умов, потребителей и просто граждан.

Масштабов нового выезда из страны мы точно не знаем. Официальные цифры отражают лишь тех, кто оформляет выезд на ПМЖ, но даже они демонстрируют ежегодные потери, соразмерные с населением районного центра. Компенсировать этот отток за счет рождаемости вряд ли выйдет - на фоне упавшего уровня жизни и огромного количества разводов ожидать демографического взрыва могут только неизлечимые оптимисты. И в этом плане получить несколько сотен тысяч новых казахстанцев, которые будут менее придирчивы к социально-экономическим условиям (ибо получат они свободу!), может стать новым импульсом в развитии страны. Конечно, это потребует денег - и больших. Но тут как раз можно попробовать «поиграть» нашим переговорщикам, чтобы добиться дополнительного финансирования для устройства и адаптации переселенцев у Европы, США, да и самого Китая. Может быть разработан прозрачный механизм трансфера имущества переезжающих, можно попросить китайские власти (для которых такой трансфер мог бы стать способом разрешить этот кризис) давать переселенцам подъемные. Мы видели, что при должном и честном менеджменте даже в условиях военных действий можно организовать хороший прием и устройство беженцев, как было с грузинским населением, покинувшим свои дома в Южной Осетии в ходе войны 2008 года. За счет новых переселенцев можно резко усилить региональное развитие, насыщая людьми регионы с убывающим населением. По этой же программе может быть хотя бы частично профинансирована давно назревшая необходимость замены коммуникаций в регионах страны, на которую наших собственных сил и средств все никак не хватает. Более того, прямое взаимодействие с международной поддержкой на наших областных и районных уровнях - шанс на переподготовку и обкатку кадров нижней части ныне малоэффективной бюрократической пирамиды.

Что еще важно - не ограничиваться только казахской национальностью, а забирать всех - и уйгуров, и дунган, и кыргызов, и татар. Можно забрать последних синьцзянских русских, а есть еще таджики и другие мелкие общины. Это может сделать Казахстан вновь неоспоримым лидером во всей Центральной Азии. Тот, кто сумеет добиться такого, навсегда внесет себя в историю, параллельно упрочит международные позиции страны, усилив ее экономически и политически изнутри. Выполнение этого плана стало бы не только символом общенационального обновления страны, но и позволило бы реально осуществить модернизацию страны - при поддержке мирового сообщества. Конечно, все предложенное требует титанических усилий и огромной удачи, а также политического консенсуса внутри казахстанских элит, однако ослабление Китая и поддержка США в этом вопросе могут стать тем редким счастливым совпадением «нужного времени и места», которое больше никогда не возникнет. Нужно только, чтобы официальный или национальный лидеры страны сделали первый шаг…

Если Вам понравилась статья, то пожалуйста, поделитесь с друзьями в социальных сетях:
Комментарии
Загрузка комментариев...