Как по статье | Деловая неделя
23 июня 2021 | выходит по пятницам | c 1992 года

Как по статье

судить о нашей стране?

28.05.2021 09:54:48
№: 20(1423)
судить о нашей стране?

«ДН»

НА ЭТОЙ НЕДЕЛЕ вышла неожиданная публикация в американском журнале Newsweek, который разместил статью главы МИД РК Мухтара Тлеубердi под заголовком «Казахстан активно настроен на демократизацию и политические реформы». В ней министр иностранных дел РК пытается убедить американскую аудиторию в том, что наша страна активно меняется и по-прежнему ориентируется на западные ценности – демократию, права человека, независимые ветви власти и свободный рынок.

По какой-то причине в статье за подписью главы МИД РК обнаружились досадные геополитические промахи, не говоря уже о том, что это вообще довольно наивно считать, что Запад можно убедить в чем-то словами, а не делами

Для внутренней аудитории самый влиятельный политик в стране – елбасы Назарбаев – говорит несколько иные вещи, и когда мы говорим «несколько иные», мы имеем в виду – диаметрально противоположные. Буквально месяц назад он предупреждал: «Интернет-ресурсы, всякие каналы, Telegram-каналы, Instagram служили основой расшатывания общественного положения в той же Беларуси, работают в России, работают и у нас. Но если общество крепкое и сплоченное, никто не сможет нас сдвинуть с пути. Они стали вмешиваться во внутренние дела государства. Есть у них спонсоры, которые финансируют с Запада в своих интересах. Быть бдительными - наша задача». Двоемыслие, которое сегодня демонстрирует политическая элита Казахстана, вряд ли способно убедить Запад в том, чтобы снова вкладывать в экономику нашей страны. По данным того же Мухтара Тлеубердi, объемы прямых иностранных инвестиций в нашу страну сократились на 30%. Чтобы убедить Запад в безопасности и выгоде сотрудничества с нами, Нур-Султану придется продемонстрировать реальный, а не декоративный прогресс в области демократизации и прозрачности.

В 2010-х годах на американском ТВ (да и в мире) гремел ситком про двух ученых – Леонарде Хофстедтере и Шелдоне Купере из Калифорнийского технического института, их друзьях и симпатичной соседке-официантке Пенни. В нем был такой эпизод. Один из друзей главных героев, инженер по имени Говард Воловиц рассказывает, что NASA выбрала его для отправки на Международную космическую станцию. Его невеста спрашивает, как же он туда доберется, если шаттлы NASA туда не летают, и получает такой ответ: «Ну, здесь все очень просто: летишь в Москву, оттуда тебя везут в Казахстан, там ты залезаешь в русскую ракету «Союз», которая подбросит тебя до околоземной орбиты, ну или застрянет на стартовой площадке, потому что казахская мафия уже продала ракетное топливо на черном рынке». Примерно такая репутация у нашей страны в частности в США. Мы намеренно не приводим в пример героя комедии «Борат», поскольку он на самом деле не про имидж Казахстана, а про США, и «казахский журналист» тут всего лишь элемент внешнего абсурда, с помощью которого авторы высмеивают собственно американское общество. Но конкретно об имидже Казахстана мы можем судить именно по тому, как нас упомянули именно в контексте страны, где чиновники способны продать топливо ракеты на старте.

К большому сожалению наших идеологов, «положительные примеры» вроде Геннадия GGG Головкина или Димаша Кудайбергена или выступлений наших спортсменов-олимпийцев не способны изменить того факта, что мы более известны в мире коррумпированностью наших властей, чем талантами жителей. Даже получивший Grammy Иманбек Зейкенов постарался дистанцироваться от немедленно возжелавших его всячески обласкать властей Казахстана. Для его карьеры на Западе такие связи больше токсичны, чем полезны. Имидж нашей страны сделали многочисленные скандалы, связанные с коррупцией и экстравагантные покупки, вроде приобретения у британского принца Эндрю Sunninghill Park за сумму на $4 миллиона дороже запрашиваемой цены. При этом Нур-Султан должен еще благодарить западные, в частности, американские суды, которые неоднократно выносили приговоры по делам о взятках, которые международные компании платили казахстанским чиновникам, по неизвестным причинам, не называя имен конкретных коррупционеров в Казахстане.

На этом фоне попытка главы казахстанской дипломатии представить нашу страну в выгодном свете напоминает не очень удачные потуги сделать хорошую мину при плохой игре. И тут его сложно обвинить в попытке играть примитивно. Наоборот. Он старается удачно сыграть на контрастах. Упомянув пандемию коронавируса, г-н Тлеубердi отмечает, что «нежелательным следствием кризиса, вызванного коронавирусом, также стало разрушение демократических ценностей» и даже «в развитых демократических странах всего мира происходили столкновения между общественностью и властями, иногда полиция применяла силу в отношении протестующих, и имели место случаи того, что некоторые называют ограничениями свободы слова». «К сожалению, есть тревожные признаки того, что пандемия приведет к сокращению свобод и ослаблению верховенства права», - печально констатирует казахстанский чиновник. И тут же делает сильный ход: «Казахстан выбрал не этот путь. Напротив, администрация президента Касым-Жомарта Токаева сделала приоритетом проведение реформ в направлении политического плюрализма, открытости и расширения взаимодействия между правительством и гражданским обществом». То есть, да. В сравнении с тем, как завинчивают гайки в России или Беларуси у нас как бы получше. Но это только на таком фоне мы вроде как побелее, а даже сравнить с нашей собственной историей 20-летней давности, когда нынешний национальный лидер считал важным убеждать граждан в том, что он не собирается засиживаться во власти, то о смене трендов говорить пока сложно.

Дальше Мухтар Бескенулы продолжает несколько туманно. Он пишет, что «в конечном счете, эти реформы имеют значение для гораздо большего числа людей, чем для 18 миллионов человек, живущих в Казахстане». Кого имеет ввиду министр иностранных дел? Все человечество? Но ему от положения дел в Казахстане как-то ни холодно, ни жарко. Соседей страны? Но мы на них как-то особо и не влияем. Наш союзник и партнер Россия ведет свои аннексии и санкционные войны самостоятельно, особенно не советуясь; Узбекистан так ни в какие блоки, где мы участвуем не пошел; Туркменистан вовсе закуклился внутри своей нейтральности; а предсказывать очередную революцию в Кыргызстане наши политологи перестали, кажется, уже в 2010-м году. И даже там, где вмешательство Казахстана как раз требовалось, как в случае с репрессиями и концлагерями для казахов и уйгуров в СУАР КНР, Нур-Султан всегда старался промолчать. Так что для кого еще, кроме 18 миллионов казахстанцев, имеют значение наши реформы, осталось неясным. Видимо, нож редакторской правки активно прошелся по тексту и часть идей он из текста выкинул, но не до конца.

Дальше в тексте, правда, говорится, что «реформы имеют региональное и международное значение», потому что «Казахстан, расположенный стратегически между Востоком и Западом, играет жизненно важную роль в мировой торговле, в том числе в рамках китайской инициативы «Один пояс — один путь». Тут, конечно, надо попросить наших чиновников чаще читать актуальные статьи о геополитике. Потому что убеждать американцев в том, что мы важны и хороши, потому что помогаем китайской экономической экспансии, это слегка контрпродуктивно. И «слегка» тут означает «очень сильно». Дело в том, что президент США Джо Байден считает Китай «наиболее серьезным конкурентом США». «Мы будем противостоять злоупотреблениям Китая в экономике, противодействовать его агрессивным действиям и шантажу и давать отпор атакам Китая на права человека, интеллектуальную собственность и глобальные практики управления, — заявил президент США в своей программной речи «Америка вернулась» в Госдепартаменте. - Мы будем конкурировать с позиции силы». И вот после этих слов за подписью министра иностранных дел выходит статья для американской публики, в которой в качестве положительной черты Казахстана указывается, что мы чуть ли не основной проводник китайской экономической экспансии на Запад Евразии!

Впрочем, дальше текст не сильно веселее. Опять упоминается размер территории Казахстана, большая часть которой просто не приспособлена для хозяйственной деятельности, и даже в тех районах, где она возможна, особого прогресса нет. Упоминания о том, что «Казахстан также является крупнейшей экономикой в Центральной Азии и главным в регионе торговым и инвестиционным партнером с Россией, Китаем, Европейским союзом и США», что «он является региональным экономическим лидером, имеющим значительный промышленный и сельскохозяйственный потенциал и располагающий огромными природными ресурсами», это такая банальщина, что тратить народные деньги на оплату этих строк – просто расточительство.

О том, насколько «в политическом плане Казахстан играет ключевую роль в обеспечении стабильности, мира и процветания в регионе» можно судить хотя бы по тому, что Нур-Султан, фактически, проспал однодневную войну Кыргызстана с Таджикистаном. О том, какую важную «практическую помощь в стабилизации обстановки в Афганистане и Сирии»» оказывает наша страна, можно судить по тому, что в первой стране война, кажется, вот-вот закончится победой талибов, а во второй все решается в игре Ирана, России и Турции, в которую иногда вмешивается США. Упоминать про то, что Казахстан ведет «борьбу с распространением ядерного оружия» это также не комильфо: с момента отказа нашей страны от претензий на советский арсенал, размещенный в республике, прошло почти три десятилетия.

Далее г-н Тлеубердi перечисляет пакет реформ токаевской либерализации. «Реформы в Казахстане охватывают три широкие сферы — демократизацию политической системы, предоставление большей власти народу и укрепление прав человека», - пишет он. Упомянул он упрощение процедуры создания политических партий, после которой почему-то пока еще не была зарегистрирована ни одна новая организация (!). Точно также снижение порога прохождения в парламент с 7% до 5% не привело туда ни одну новую партию. По одному парламентскому комитету оппозиция в нижней палате действительно получила, но пока никакого особого эффекта казахстанское общество от этого триумфа демократии не почувствовала – опять же потому, что никаких новых сил в мажилисе нет.

«Чтобы передать больше власти народу, правительство упростило для общественности процедуру организации демонстраций — для их проведения больше не нужно получать разрешение. Достаточно уведомить местные власти о намерении провести митинги», - пишет глава МИД РК. Но тут, как известно всем, речь идет о лукавстве. Несмотря на декларативный отказ от разрешений, на самом деле организаторам митингов по-прежнему требуется согласование с властями, которые могут в этом отказать. То есть, разрешительный характер системы никуда не делся, его просто переименовали. Точно также произошло с декриминализацией клеветы, которую вроде как исключили из Уголовного кодекса в рамках токаевской либерализации, но оставили в списке преступлений с перспективой отсидеть статью 274 – распространение заведомо ложной информации. Сейчас по ней, кстати, привлекли очередного гражданина, против которого возбуждено дело за публикации юмористических новостей (причем, с дисклеймером, предупреждающим, что все написанное не по правде). Естественно, ничего этого в статье г-на Тлеубердi нет. Зато об этом случае успели высказаться международные правозащитные организации «Репортеры без границ» и Human Rights Watch, к мнению которых западная публика традиционно прислушивается.

Но глава нашего МИД пишет про квоты в списках кандидатов политических партий, про региональные отделения омбудсмена, про отмену смертной казни (которую мы не применяли почти сразу после независимости). «В конечном счете, Казахстан активно движется к тому, чтобы стать более демократическим государством, несмотря на проблемы, связанные с пандемией», - резюмирует Мухтар Тлеубердi.

И тут надо отметить, что автор текста решил, как он, наверное, считает умело «разобраться» с критикой в адрес нашей страны. «Некоторые критики, возможно, не согласны с этой оценкой. Некоторые международные неправительственные организации и аналитики заявляют, что реформы либо не доведены до конца, либо осуществляются слишком медленно», - пишет глава МИД РК. И парирует: «Однако важно рассматривать Казахстан сквозь призму истории и учитывать более широкий контекст». Мол, Казахстан только 30 лет как независим, а до того мы «на протяжении более 70 лет входили в состав Советского Союза, а за полтора века до этого — в состав Российской империи», поэтому «в отличие от стран Европы и Северной Америки, у Казахстана до распада Советского Союза в 1991 году не было возможности развивать демократические принципы и принципы прав человека». Тут, правда, опять лукавство. В первые годы независимости Казахстан был намного более демократичен, чем сейчас. Да даже в середине 2000-х было посвободнее со многими правами и контролем за гражданами со стороны государства, который последовательно рос с начала 2010-х до начала работы Токаева на посту президента. И пока Касым-Жомарт Кемелевич не отыграл даже это падение и сокращение свобод, так что кивать на советский период – это лукавство, достойное ребенка, который думает, что если он чего-то не сказал, то его собеседник об этом не узнает.

Обосновывая черепаший темп токаевских реформ, Тлеубердi пишет, что «важно также учитывать особенности соседних с нами стран и региональные особенности», что «политические реформы нельзя проводить в спешке, особенно с учетом нашей истории и нынешних геополитических реалий», а также необходимость «обеспечить внутреннюю стабильность и экономическое процветание». Непонятно, правда, как последние две задачи мешают реальной либерализации системы, но сегодня мы можем сказать, что на фоне пандемии мантра про стабильность перестала работать – страна охвачена забастовками, каждый день недовольные открыто выступают против тех вещей, которые они больше не могут терпеть. Как бы извиняясь, глава МИД РК в конце статьи пишет: «В то же время мы понимаем, что наш путь к полной демократии еще не закончен. Нам необходимо и далее внедрять культуру политических дебатов и конкуренции, поощрять работу местных НПО и гражданского общества, включая свободные средства массовой информации. Но в условиях возросшей обеспокоенности по поводу антидемократических тенденций во всем мире важно то, что Казахстан действительно стремится к демократизации и политическим реформам, а это означает, что мы остаемся надежным партнером для США, Европейского союза и более широкого международного сообщества». Что ж, можно надеяться, что сила наивности сработает и нам почему-то вдруг поверят. Но рассчитывать на это не стоит. Пока что наши власти не убедили в серьезности либерализации даже собственных граждан, а не то, что иностранцев… 


Если Вам понравилась статья, то пожалуйста, поделитесь с друзьями в социальных сетях:
Комментарии
Загрузка комментариев...