Как в шелках | Деловая неделя
19 октября 2021 | выходит по пятницам | c 1992 года

Как в шелках

30.09.2021 17:17:58
№: 36(1439)
Казахстанцы погрязли в долгах

Тише, ораторы!
Ваше
слово,
товарищ
маузер.
Довольно жить законом,
данным Адамом и Евой.
Клячу историю загоним.
Левой!
Левой!
Левой!

Владимир Маяковский, «Левый марш (Матросам)».

НА ЭТОЙ НЕДЕЛЕ аким Жамбылской области Бердибек Сапарбаев сообщил общественности, что погибшим (это были, главным образом, сотрудники МЧС) в результате взрывов на военном складе в Байзакском районе, спишут кредиты. «Наша работа с банками, микрофинансовыми организациями и коллекторскими агентствами дала свои результаты. Вынесено единое решение о списании в полном объеме задолженности заемщиков, погибших в результате чрезвычайного происшествия, и их вдов. На сегодняшний день полностью погашена задолженность по 47 кредитам», – сказал Бердибек Сапарбаев. Без сомнения гуманный и правильный шаг властей еще раз обнажил дичайший уровень закредитованности населения. На каждую 17 семей приходилось в среднем почти по три кредита!

И ведь, речь идет не о предпринимателях, которые привычно могут взять заем, отдать, взять еще, это государственные служащие, которые не то, что не имели права зарабатывать на чем-то дополнительно, но и не имели такой физической возможности – сутками находясь на посту. Все это обнажает огромную проблему страны – закредитованность населения, ставшую стихийным ответом на снижение уровня жизни, рост цен при снижении доходов, недоступность жилья и прочие проблемы. Отсюда и неоднозначное отношение населения страны к трагедии в Алматы, где выселяемый заемщик расстрелял полицейских, ЧСМ и нового владельца своего дома, выкупившего его на аукционе. Многим казахстанцам оказалось проще ассоциировать себя с выселяемым убийцей, чем с сотрудниками «экосистемы по выбиванию долгов». Что же касается решения проблемы в целом, то пока государство почему-то не продемонстрировало особенного рвения в создании законодательной основы для реабилитации граждан, ограничившись ничего не обязывающим меморандумом с банками, пообещавшими год не выселять людей из единственного жилья. Складывается впечатление, что проблему и не собираются никак решать, а просто временно отодвинули на задний план, в ожидании пока не пройдут страсти, заставившие всех обратить на нее внимание. Проблема тут в том, что отложение проблемы под сукно никак не снижает ее остроту, 12 месяцев пройдут быстро, а что делать с огромной задолженностью населения по кредитам – никто не говорит.

<Неделя>За прошедшие с момента алматинской трагедии недели многие казахстанцы успели поделиться своими историями, связанными с откровенно бандитскими действиями ЧСИ, в результате чего даже попытки демонизировать образ убийцы-заемщика (сообщали, что он воевал за сепаратистов в Украине, брал и не возвращал долги частным лицам) оказались не особенно успешными. Слишком многие граждане понимают, какое отчаяние охватывает человека, становящегося жертвой «экосистемы по выбиванию долгов», поскольку сами прошли или проходят через это.

На начало сентября, согласно информации сайте Ranking.kz, кредиты физических лиц составили 8,6 триллиона тенге, что отражает рост в 26% (!) по сравнению с 2020-м годом. Сопоставимый рост показывает и розничное кредитование, которое составило 5 триллионов тенге, и выросло за год на 19,4%. В долларовом эквиваленте эти суммы тоже впечатляют – это $20 и $11,7 миллиардов соответственно. Если пересчитать, исходя из общей численности населения, включая младенцев, то каждый казахстанец должен банкам примерно $1000. С учетом того, что самая распространенная зарплата в стране (на начало 2021 года) составила 170 тысяч тенге, это 2,5 месяца дохода обычного казахстанца. Понятно, что при таких доходах отдать долг подобного размера просто нереально. Именно поэтому на покойных пожарных и оказалось 47 кредитов, которые они закрыли буквально только ценой собственной жизни…

А что же государство? 23 сентября акимат Алматы, банковский омбудсмен, БВУ и общественные объединения подписали меморандум о взаимопонимании и сотрудничестве, предусматривающий приостановление реализации единственного жилища и выселения из жилища граждан по ипотечным займам заёмщиков, относящихся к социально уязвимым слоям населения на 12 месяцев. Причем, сообщается, подписанное алматинскими властями будет распространено на всю страну. Согласно этому документы банки второго уровня приостанавливают «подачу судебных исков… для взыскания задолженности, возникшей на основании правоотношений из ипотечных договоров», «реализацию единственного жилища, включая принятого на баланс банка» и «выселение заёмщиков из жилого имущества, в том числе бывших собственников этого имущества, находящегося на балансе банка». 

Но что это? Передышка, не более. Тем более, что как минимум 2 триллиона тенге долгов – это доля не БВУ, а микрокредитных организаций, не упоминаемых среди подписантов меморандума. Причем, опять же – меморандум это всего лишь некое заявление о намерениях, а не жесткое обязательство. «Каждая из сторон подтверждает, что меморандум является актом доброй воли и излагает взаимное намерение сторон добросовестно сотрудничать для достижения намеченных целей, и не будет интерпретирован в качестве договора или иного документа, устанавливающего гражданские права и обязанности», - говорится в самом меморандуме. Говоря по-простому, никаких обязательств – если вдруг в банке захотели выселить каких-нибудь проблемных заемщиков, все равно выселят.

Что еще? 22 сентября Токаев вроде бы дал указание ведомствам проработать поправки, которые бы исключили подобные трагедии, но сделал это как-то неуверенно. Говоря о том, что «нужно детально разобраться в случившейся трагедии, а это трагедия. Выяснить, почему такое стало возможным», президент заявил, «что сфера отношений между кредиторами и проблемными заемщиками, особенно в части жилья, очень чувствительная и требует юридического совершенствования» и обрисовал проблемную сферу: «Это касается залоговой политики банков, регулирования оценочной деятельности, работы частных судебных исполнителей и других аспектов». «Крайне важно обеспечить прозрачную и единообразную судебную практику в данных вопросах. Правительству, Нацбанку и Агентству по финрегулированию следует в месячный срок подготовить пакет законодательных и нормативных поправок, если в этом есть необходимость. Но я считаю, что такая необходимость уже возникла. Однако специалисты должны еще раз внимательно изучить данную проблему и поправки, если они будут подготовлены, я надеюсь, они будут подготовлены, по содержанию эти поправки должны быть внимательно изучены правительством, специалистами, согласованы с общественностью и должны вступить в силу с начала следующего года», - добавил Токаев.

Вот эти вот «если есть необходимость…», «специалисты должны изучить…», «если они будут подготовлены…» - через эти лазейки в итоге весь «пар» общественного внимания к теме и может фигурально уйти в песок. Тем более, что пройдет еще месяц, потом все начнет тонуть в обсуждениях в мажилисе, сенате, и в итоге ничего не измениться. Закон о банкротстве физических лиц так и останется лежать под сукном, а «экосистема по выбиванию долгов» переждет «шторм» и вновь заработает на полную силу через год. Пока еще один отчаявшийся заемщик вновь не возьмется за ружье и опять не пострадают люди. И, если не дай Бог, опять будут погибшие, то их кровь будет уже не только на руках убийцы, но и той системы, тех чиновников, которые могли, но ничего не стали делать, чтобы ее изменить.

Когда действующий глава государства настолько робок в том, чтобы ограничить аппетиты банков и «экосистемы по выбиванию долгов», что вынужден допускать эти оговорки, которые позволяют спустить на тормозах его поручение, мы вынуждены вспомнить старую историю про текущего председателя Нацбанка. По данным агентства Bloomberg, «глава казахстанского центрального банка уклонился от уплаты долгового требования в 2014 году благодаря правовой системе, которая не смогла защитить кредиторов от серьезных дефолтов и повторных кризисов». Речь идет о том, что в том году Ерболату Досаеву и трем деловым партнерам была предоставлена отсрочка по выплате 1,9 млрд. тенге, а затем 13 млн. долларов США, которые они лично гарантировали крупнейшему банку страны Центральной Азии в то время. Когда банк попытался взыскать активы бизнесменов, их жены подали в суд на банк, компанию и своих мужей, заявив, что не знали о гарантиях, предоставленных банку их мужьями. «По закону, если супруги не одобряют такие обременения, соглашение может быть аннулировано», - сообщил тогда Bloomberg, которому так и не удалось выяснить, «был ли погашен этот долг» в итоге или нет. На этом примере мы видим, что закредитованность – это не просто социальная проблема, но настоящая социальная трещина. Которая разделяет общество на тех, с кого БВУ не сможет взять настоящую гарантию по кредиту (или кому удастся в суде ее дезавуировать), кому ЧСИ не смогут закрыть выезд за пределы страны и уж точно не явятся на порог, чтобы пилить дверь болгаркой и выселять. И на тех, кого можно закошмарить, отобрать последнее и выкинуть на улицу. И перед этой ситуацией их может «уравнять», как выяснилось, только ружье. А не закон. А там, где ружье заменяет закон, потому что нет справедливости, государства тоже уже нет.

Если Вам понравилась статья, то пожалуйста, поделитесь с друзьями в социальных сетях:
Комментарии
Загрузка комментариев...