Какая разница, кто и где посол? | Деловая неделя
4 февраля 2023 | выходит по пятницам | c 1992 года

Какая разница, кто и где посол?

21.12.2022 16:43:49

Госдепартамент США заменил всех послов ЦА в 2022 году

Самое главное - какую политику проводит государство, и к чему стремится в регионе

Юрий Сигов, Вашингтон

Много разных монографий, статей и даже целых фолиантов написано различными учеными, доцентами с кандидатами о якобы важности региона Центральной Азии во внешней политике США. Кто, и каких только не приписывал интересов Америке в этих работах, какими только нормативными документами это не подтверждалось. А уж какое количество поездок с исследовательскими и иными целями в Центральную Азию не совершала за прошедшие годы вся эта публика – так лучше даже не подсчитывать (что в количественном, что в денежном эквиваленте).
Обычно, судя по оценочным материалам всех экспертов по странам Центральной Азии, некая активизация политики Соединенных Штатов в регионе происходит после того, как что-то существенное случается где-то вокруг. Вот и сейчас, после того как американцы покинули Афганистан, почему-то принято стало считать, будто США активизировали свое там присутствие. Особенно это касается политики, в рамках которой Вашингтон стремится максимально попортить отношения этих государств прежде всего с Россией и Китаем.
В этой связи по какой-то странной причине повышенное внимание уделяется личностям послов Соединенных Штатов в странах Центральной Азии. Причем, замечу, происходит подобное с самого момента получения независимости этими государствами. А ореол приезжающего из Вашингтона американского дипломата - да еще в ранге посла - подается что местными СМИ стран региона, что разного рода американскими министерскими официозными изданиями как прибытие неких небожителей. Которые сейчас начнут проводить на месте пребывания нечто такое, чего раньше никто, и никогда не видел.
Думаю, что нет ничего более далекого от реалий, поскольку что посол, что самый маленький по рангу атташе любого дипломатического представительства (а не только американского) – это лишь инструмент осуществления широкой политической повестки своего государства. Да, есть некая личная важность того или иного конкретного персонажа при приезде в страну, поскольку профессиональные качества и индивидуальное обаяние никто не отменял. Но есть куда более важные вещи в общей оценке внешнеполитического курса США в Центральной Азии. И именно на них и стоит обратить внимание.
К вам приехал новый американский посол. Ну и что с того?
Недавно с неслыханной радостью различные региональные СМИ Центральной Азии сообщили о появлении в Бишкеке нового американского посла Л. Вигери. А до этого в Узбекистане появился новый американский посол Дж. Хеник, в Туркменистане – Э. Руд, которая вполне может стать в последствии новым послом и в России. Сразу скажу, что ровным счетом ничего сверх естественного во всех этих назначениях не было, да и быть не может. Обычная ротация кадров, обычные перемещения карьерных персонажей в рамках Госдепартамента, при которых государства Центральной Азии- неплохой (но не самый важный) трамплин в дальнейших профессиональных назначениях.
В свое время также повышенное внимание уделялось назначению в Казахстан послом США Д. Розенблюма, который до этого поработал в соседнем Узбекистане. Да, по своей прежней жизни этот дипломат занимался защитой прав рабочих в бывших республиках СССР и координацией деятельности так называемых неправительственных организаций на их территориях. Но ничего в этом особенного нет, ротация из якобы неправительственного в государственный сектор американской внешней политики - обыденное явление, и не только с назначением послами в страны Центральной Азии подобных личностей дело ограничивается.
Также сравнительно недавно новый посол США появился и в Таджикистане. Это М. Микаллер, который в американском посольстве в Душанбе ранее работал. Местная же пресса подавала этот приезд так, как будто что-то экстраординарное в республике теперь точно произойдет. По их оценкам, нечто сверхважное якобы случилось в кулуарах Госдепартамента США, и оттуда в республику прибыла некая светоч американской дипломатии.
С чем подобное, весьма подобострастное, на мой взгляд, к назначению американских послов в регионе отношение связано? Здесь есть несколько факторов, каждый из которых проявляется прежде всего от непонимания самого факта функционирования внешней политики не только самих Соединенных Штатов, но и, в принципе, любой другой страны. Те же американцы строго следуют в своих отношениях со странами Центральной Азии принятой осенью нынешнего года стратегии, согласно которой по всему периметру российской и китайской границ нужно поддерживать состояние напряжения и нестабильности.
Так случилось исторически, что страны Центральной Азии, как, впрочем, и все остальные постсоветские республики, как раз по границам России (а центральноазиатские государства – и Китая) расположены. Американцы всегда давали понять, что выступают за поддержание любым путем государственной независимости, территориального суверенитета и демократических ценностей в странах Центральной Азии. Для чего в 2015 году было придумано взаимодействие в рамках сотрудничества министров иностранных дел США и государств региона (5 плюс1).
Долго обсуждавшаяся якобы «угроза» России и Китаю в случае переброски каких-то военных подразделений и объектов США с территории Афганистана, которую они летом покинули, так и не получила своего практического осуществления. Некие протесты, которые озвучивал российский МИД по этому поводу, естественно, не имеют никакого влияния ни на политику самих американцев, ни желание глав центральноазиатских государств осуществить подобный план. Захотят и те, и другие подобное развивать – никто, и ничем им в этом не помешает. Вне зависимости от того, кто конкретно на тот момент будет занимать пост посла США в той или иной стране.
Примерно в том же формате осуществляется так называемая помощь со стороны Соединенных Штатов государствам Центральной Азии. В завершающемся году на весь регион выделили сумму в 123 млн. долларов, из которых больше всего получил Узбекистан – более 30 млн. долларов, Казахстан – 26 млн. долларов и Кыргызстан – 23 млн. долларов. Однако это все – средства, которые идут по чисто государственной линии, да и большая их часть оседает исключительно в американских же карманах.
Точно также работает и схема выделения, а затем освоения денег в рамках так называемых американских неправительственных организаций. Через гранты крупнейшим четырем учреждениям неправительственной направленности в Вашингтоне распределяются средства на «помощь» в области образования, здравоохранения и развития сельского хозяйства. О том, какая на самом деле оказывается американской стороной «помощь», думаю, руководству стран Центральной Азии прекрасно известно. Но, что называется, «даренному коню в зубы не смотрят». Зачем портить с той же Америкой отношения, если она всегда может помочь в борьбе с усилением позиций в регионе РФ и КНР?
При этом, замечу, роль любого американского посла в подобных процессах крайне опосредована. Он лишь номинально координирует подобную деятельность, и лишь наблюдает за тем, чтобы все ключевые установки внешнеполитического курса страны строго и неукоснительно соблюдались.  А такая деятельность под силу по сути дела любому кадровому дипломату, вне зависимости от того, как его или ее фамилия, и где было прежнее место работы или службы.
Общий политический курс Америки в Центральной Азии остается неизменным. Кто бы, и в каком посольстве США не работал
Излишнее внимание персоналиям американских послов в Центральной Азии отвлекает в принципе от главного - неизменности внешнеполитического курса Соединенных Штатов на всей постсоветской территории. Центральная Азия в этом отношении имеет свою особенную важность в следствии своего выгодного географического положения. Но если той же Европе или Японии подобные нюансы не слишком важны, то в глобальном масштабе для Америки подобное - основа поддержания именно здесь своего присутствия.
Соседствуя с Китаем, Ираном, Россией и тем же Афганистаном Центральная Азия может служить как выгодным плацдармом для любых военных действий, так и для ведения политической и экономической экспансии в находящихся рядом государствах. При этом к американцам во всех этих странах очень даже лояльное отношение, им работать там никто из местных властей не мешает. Более того: фактически любые важные для США сюжеты по типу работы неправительственных организаций или расширение военного сотрудничества находят полное понимание в верхних эшелонах власти государств Центральной Азии.
Никто и никогда не скрывал в Вашингтоне главную цель политики страны не только в Центральной Азии, но и на всем постсоветском пространстве – оттащить эту территорию от России. Чтобы никто даже не вспоминал там о Советском Союзе, а сохраняющиеся все еще связи с некогда единым государством чтобы были максимально либо нарушены, либо вовсе ликвидированы.
В чуть менее резкой форме точно такая же работа ведется американцами против Китая, который присутствует в регионе по большей части экономически, но вряд ли может «заместить» России в плане идеологии и ссылок на прежнее совместное советское прошлое. Да, Москва и Пекин для Вашингтона на обозримую перспективу – два ключевых геополитических противника. Но было бы ошибкой думать, что страны Центральной Азии – это некие союзники России и Китая в этом регионе. Они просто имеют уникальный шанс «поиметь» и тех, и других, а в случае необходимости вновь и вновь пытаться разыгрывать свои многовекторные партии прежде всего в своих собственных, а уж никак не американских интересах.
Естественно, что США всячески стараются спровоцировать споры, конфликты, разногласия в рамках как и в без того весьма аморфной, и мало на что способной организации ОДКБ, так и в рамках Евразийского союза. Также очевидно, что все американские посольства в регионе работают на то, чтобы эти страны ни в коем случае не поддерживали российскую позицию по Украине. А если получается, то как раз оказывали бы помощь Украине, вызывая тем самым политическое раздражение позицией своих так называемых «союзников» в Центральной Азии.
Что еще показательно: американцы не особо давят на Центральную Азии насчет уже весьма неплохо налаженного параллельного импорта в Россию через Казахстан, Узбекистан и Кыргызстан. Если Вашингтон начнет сейчас массово наказывать страны региона за их «внешнеторговые фокусы» с продажей санкционной продукции в Россию, то они могут сблизиться и с Москвой, и с Пекином. А это американскую сторону вряд ли устроит.
Какой будет политика США в Центральной Азии в будущем году зависит от того, как будет развиваться российско-украинский военный конфликт
Интересен здесь, думаю, будет и аспект дальнейшего развития военного сотрудничества США и государств Центральной Азии. Что касается появления каких-то военных баз в регионе, то это маловероятно, хотя по нынешней жизни ничего нельзя совсем уж исключать. Американцы настойчиво внушают странам региона, что угроза со стороны Афганистана для них никуда не делась. А защитить их от нее могут только Соединенные Штаты, а никак не ОДКБ, и уж тем более не Россия, которая в военном плане «до сих пор не может справиться даже с Украиной».
Любому военному сотрудничеству Соединенных Штатов со странами региона будет противостоять и Китай, хотя у него не так уж много реальных рычагов давления на руководство стран региона. Да, в плане экономики Китай многое держит в Центральной Азии под своим контролем, но это все же не гарантирует полного политического их подчинения Пекину. Да и не стоит забывать о том, что для Центральной Азии главными экономическими партнерами являются именно Россия и Китай, а вовсе не США. Поэтому ни с Москвой, ни с Пекином им не резон ссориться.
В это же самое время Соединенные Штаты в регионе усиливают свое самое эффективное присутствие - так называемых неправительственных организаций, и саму крупную из них – USAID. Действуя как некое агентство по оказанию помощи, структура эта полностью контролируется государством, и соответственно заточена на проведение внешней политики Соединенных Штатов самыми различными методами, включая экономические. Немножко сейчас эти структуры прижали в Кыргызстане, поскольку, видимо, посчитали их несущими угрозы территориальной целостности республики. Однако общей сути проблемы эти меры не меняют.
В том же соседнем Узбекистане американские неправительственные организации вновь работают без каких-либо помех в отличии от времен прежнего президента республики Ислама Каримова. При этом нынешнее узбекское руководство уверено, что как бы со стороны «эффективно» не работали эти структуры, внутренний порядок и стабильность в республике они не смогут поколебать. Но зато частному западному бизнесу будет подан сигнал готовности к разнообразному сотрудничеству. А это – возможность получения внешних инвестиций и участия ведущих иностранных компаний в деле модернизации узбекской промышленности и сельского хозяйства.
А вот в Таджикистане лавочку под названием Фонд Сороса прикрыли. И проблема здесь исключительно в идеологическом оболванивании местной молодежи, которая итак находится под сильным региональным давлением со стороны крупнейших исламских государств региона – Саудовской Аравии и Ирана (в меньшей степени Катара и ОАЭ). В то же время таджикское руководство вовсе не собирается вместо американцев пускать к себе на вольные хлеба ни российских, ни китайских представителей аналогичных полу-государственных структур.
В целом же стоит отметить, что американское присутствие в независимости от того, как к нему будет относиться руководство той или иной центральноазиатской республики, будет сохраняться, и в чем-то, вполне возможно, даже расширяться. Между тем преувеличивать важность американской позиции по Центральной Азии как создание некоего плацдарма в геополитической борьбе с Китаем и Россией тоже, думаю, не стоило бы.
Очень многое в плане дальнейшей американской активности в регионе будет зависеть от того, как в будущем году будут развиваться события на российско-украинских фронтах. Не секрет, что на страны Центральной Азии этот конфликт оказывает крайне негативное влияние. Все они так или иначе связаны не просто с Россией, но и с ее политическим, экономическим и военным присутствием и сотрудничеством с регионом. Войдя в крупнейшее со времен окончания Второй мировой войны противостояние с коллективным Западом, Россия поставила в очень непростое положение и все без исключения государства центральноазиатского региона.
Точно также общее направление в отношениях Москвы и Вашингтона перетекло на территории стран Центральной Азии. Посольства США в них, что понятно, не только теперь активно занимаются противостоянием с Россией, пытаясь максимально ослабить в регионе позиции Москвы, но и поддерживать всячески Украину и ее действия в каждой отдельно взятой центральноазиатской республике. Разумеется, участвуют в этом процессе напрямую и послы Соединенных Штатов и подчиненные им штаты дипломатических миссий.
Однако обсуждать каждую подобную персону как нечто существенное, влиятельное, имеющее какой-то прежний опыт работы где-то в регионе или вокруг него было бы слишком наивно, и отвлекало бы внимание от главного. А именно: стратегия внешнеполитического курса США в Центральной Азии ничуть не меняется, а просто получает дополнительные импульсы от того, что происходит сегодня на линии как военного противостояния России и Украины, так и в общем резком ухудшении отношений Москвы и коллективного Запада.
И пока на Украине ситуация будет оставаться в подвешенном и нестабильном состоянии, она будет неизбежно оказывать влияние на внешнюю политику США в регионе Центральной Азии. Вне зависимости от того, кто, и в каком посольстве от Вашингтона будет работать там, и чем конкретно заниматься.



Если Вам понравилась статья, то пожалуйста, поделитесь с друзьями в социальных сетях:
Комментарии
Загрузка комментариев...