Карательная медицина | Деловая неделя
18 июня 2024 | выходит по пятницам | c 1992 года

Карательная медицина

12.10.2023 15:57:42
№: 36 (1532)

или Почему выплаты по ОСМС предлагают буквально «выбивать» из граждан?

Дай человеку огонь, и ему будет тепло до конца дня. Подожги человека, и ему будет тепло до конца его жизни.

Терри Пратчетт, из книги «Патриот»

ДИСКРИМИНАЦИОННЫЕ меры предложили ввести в Казахстане, чтобы заставить население платить ежемесячные взносы в рамках системы обязательного социального медицинского страхования (ОСМС). С инициативой запретить водить автомобили и владеть огнестрельным оружием гражданам, не застрахованным в системе ОСМС, выступила на этой неделе министр здравоохранения Ажар Гиният. На правительственном часе в мажилисе глава Минздрава призналась, что финансовая система здравоохранения «неспособна справиться с растущими затратами по актуарным расчетам», поэтому Фонд социального медицинского страхования предполагает, что он не сможет полностью выполнить свои обязательства в будущем. 

Иначе говоря, ФСМС пригрозил стране дефолтом. Чтобы его не допустить, чиновники стремятся заставить как можно большее количество граждан регулярно платить ОСМС, и первая мера – это анализировать цифры обязательных налоговых деклараций (с 2025 года) незастрахованных граждан, чтобы выявлять тех, кто платить может, но не хочет. Таких госпожа министра насчитала 700,000 человек по стране, поскольку именно это количество она предполагает вовлечь в систему ОСМС по итогам декларирования. Впрочем, другие меры принуждения граждан платить ОСМС, предлагаемые г-жой Гиният, выглядят просто радикальными: «Кроме того, предлагается ввести ограничения незастрахованным лицам на медицинские и связанные с ними государственные услуги. 

Например, вождение автомобиля, хранение оружия и прочее». Чиновников, похоже, не смущает тот факт, что эти дискриминационные меры буквально загоняют граждан в систему, эффективность которой под большим вопросом, вместо того, чтобы создать вначале что-то выгодное и привлекательное для граждан, чтобы они сами добровольно присоединялись к этому. И это очень печально, потому что даже если Минздрав сумеет какими-то карательными мерами все же заставить всех взрослых казахстанцев платить налог на здоровье, он не перестанет страдать приписками и ложными отчетами об оказанных услугах, просто денег в этом «котле» будет больше. Не случайно, наверное, 3,3 млн граждан Казахстана остаются не застрахованными в системе ОСМС. Может быть, они просто не доверяют системе, видя, как она работает, на примере обслуживания ею их детей? Вроде бы, не охваченные ОСМС 3,3 млн граждан (данные самого Минздрава) это всего около 17% населения страны, не много. Но отнимем от 19 млн населения 6,7 млн детей, которые охвачены здравоохранением бесплатно, и цифра 3,3 млн превратится уже в 27%, а это – уже больше чем четверть от общего числа взрослых, которые должны платить ОСМС. Если четверть взрослых казахстанцев не присоединились к ОСМС, то, может, быть Минздраву стоит искать не методы, как вывернуть им руки, чтобы залезть в карман, а честно признать слабую эффективность этой системы и сделать что-нибудь именно с этим?

Когда реформа с введением ОСМС вводилась, чиновники указывали на то, что это позволит ввести определенные рыночные принципы в медицинский сервис. Мол, деньги бюджета не будут просто «размазываться» по всем государственным медучреждениям, а за оказание конкретных оплачиваемых услуг будут конкурировать частные и государственные клиники, что позволит их либо удешевить, либо поднять качество без роста затрат бюджета. Для этого выплаты ОСМС направлялись не в бюджет, а на специальный счет, откуда оплачиваются платежки, выставляемые медицинскими организациями по итогам оказания ими услуг населению. С одной стороны, вроде бы не плохо. Ибо по результатам предыдущей реформы со свободным прикреплением к медучреждениям и формированием их бюджета на основе численности обслуживаемых граждан, за которых платил госбюджет, многие казахстанцы обнаружили, что если они упустили момент прикрепиться по своему выбору, их просто приписали туда, куда было нужно, чтобы поддерживать уровень дохода организаций, которым не хватило «живых» пациентов. Автор этих строк, житель Алматы, так, к примеру, обнаружил, что был прикреплен к поликлинике в Костанайской области, где он не был ни разу в жизни.

Переход от «поголовной» системы к оплате за оказанные услуги выглядел хорошо в теории. На практике он оказался таким же сомнительным, как и оплата за «прикрепленные головы». Поясняю на своем же личном примере. Мы с супругой отвели в поликлинику своих детей. Младшим делали плановые прививки, а со средней дочерью участковый врач просто коротко переговорил, задав несколько вопросов по здоровью. Это не вызвало никакого любопытства с нашей стороны – девочка идет в школу, показалось, что это было что-то вроде «профосмотра» перед первым классом, да и заняло это всего 2-3 минуты. Так бы оно все и забылось бы, если бы не приложение Damumed, которое было установлено на телефоне супруги. Неожиданная прозрачность (на него приходят отчеты из медицинских организаций) медицинской системы выявила кое-что шокирующее. Оказалось, что ребенку были оказаны следующие услуги: аутотренинг, консультация психолога, психологическое дистанцирование (это вообще, что?) и психокоррекционная работа. Но это еще полбеды, в форме отчетности по этим услугам (оказание которых мы, присутствовавшие при общении участкового врача с ребенком, просто не заметили), указан повод обращения: «Острое заболевание (состояние)/Обострение хронического заболевания». А еще и источник финансирования этих процедур: тот самый ОСМС.

В итоге, если смотреть по этой отчетности, мы привели в поликлинику ребенка с острым психологическим и, вероятно, хроническим заболеванием, которое врачи лечили аж четырьмя разными процедурами, обошедшимися фонду ОСМС в 11,988 тенге. Кроме того, что врачи или поликлиника просто приписала услуги, которые не были оказаны (Бог им судья за это), но они ведь еще и оставили отрицательный след в медицинской истории ребенка! Предположим, завтра она захочет получать те же права или разрешение на оружие, а у нее в записях острое или хроническое психологическое заболевание. Может ли это оказать влияние на итоги медкомиссии? Вполне. Или, скажем, в школе может возникнуть конфликтная ситуация, а тут у ребенка в официальной государственной базе данных такое, из-за чего она может быть несправедливо признана виновной в происшедшем. Кто-то скажет, что такие данные вообще-то закрыты, но вот не для всех – не для медицинских комиссий и не для правоохранительных органов. Да, и не только для них.

Когда один лично знакомый автору этих строк человек несколько лет назад, пошел на допрос в Антикор, а потом был найден мертвым под окном кабинета следователя, полиция сделала все, чтобы представить случившееся, как самоубийство. И что вы думаете? В интернете появилась выписка из психоневрологического диспансера на погибшего, в которой было указано, что он состоял там на учете. Как она оказалась в открытом доступе? Никто не говорит. Зато общественность получила «явное доказательство» версии о самоубийстве. В итоге, следователь, у которого подозреваемый просто «выпал» из окна и погиб, отделался только обвинением в халатности. И никто даже не пытался всерьез расследовать иные варианты, хотя в действиях сотрудника правоохранительных органов был буквально с первого взгляда виден целый ворох нарушений, допустить который не должен был даже практикант, а не то что опытный работник следствия. Вот вам пример того, как «закрытая медицинская информация» может быть раскрыта, а также непосредственным образом повлиять на судьбу гражданина. Естественно, что после такого было бы странно толерантно относиться к подобным припискам медицинских организаций в рамках системы ОСМС.

Не говоря уже о том, что, фактически, Минздрав предполагает вводить дискриминационные меры (лишая права пользования своим имуществом), для которых согласно КоАП, УК и другим документам должны быть какие-то серьезные основания, чем просто не выплата ОСМС. Даже уклонистам по выплатам алиментов, за что вообще есть уголовная ответственность и наказание в виде лишение свободы, нет таких жестких ограничений, как запрет на вождение. Наоборот, им, чтобы они могли платить за своих детей, государство предлагает вакансии, максимум, ограничиваясь арестами счетов и запретом на выезд из страны (реальные сроки по этой статье практически не дают). Ажар Гиният же, получается, предлагает в аналогичном случае не стимулирующие меры, а именно карательные, более того – запрещающие получение дохода. Не секрет, что для многих граждан Казахстана пользование автомобилем – это не только обязательная составляющая их работы, но и вообще главный источник заработка (например, если они работают таксистами, как десятки тысяч казахстанцев).

Таким образом, вместо того, чтобы предложить людям, которые официально не могут платить ОСМС свободные вакансии, Минздрав предлагает просто угрожать им лишением источника заработка. А как же гуманизм? Видимо, в Минздраве про такое даже не слышали. О том, какой отрицательный социальный эффект может иметь такой запрет, полагаем, также никто не думал – главное не допустить дефолта ФСМС. Мы же считаем, что если реформа здравоохранения может обернуться введением карательных мер, угрожающих социальным взрывом, то она провалилась или ее внедрение должно быть кардинально пересмотрено. Если на одном визите одного ребенка поликлиника приписала себе 12 тысяч тенге, то сколько еще других средств Фонда социального медицинского страхования используется не по назначению? Скидывать же проблемы неэффективного использования денег на население, как конечного потребителя, который «все оплатит», настолько же дальновидно, как и лечить мертвого припарками. Впрочем, наша медицина, наверное, могла бы и в таком случае что-нибудь предложить, чтобы выписать фейковую платежку и получить очередной перевод за не оказанные услуги…

 

Если Вам понравилась статья, то пожалуйста, поделитесь с друзьями в социальных сетях:
Комментарии
Загрузка комментариев...