Количество исков о признании сделок недействительными растет | Деловая неделя
1 декабря 2021 | выходит по пятницам | c 1992 года

Количество исков о признании сделок недействительными растет

Налоговые органы в Казахстане все чаще подают в суд на предпринимателей для признания сделок недействительными. Представители бизнеса крайне недовольны этой активной атакой со стороны департаментов госдоходов, действия которых ставят бизнес на грань банкротства.

05.03.2021 10:09:58
№: 09(1412)
Налоговые органы в Казахстане все чаще подают в суд на предпринимателей для признания сделок недействительными. Представители бизнеса крайне недовольны этой активной атакой со стороны департаментов госдоходов, действия которых ставят бизнес на грань банкротства.

Владимир Иванов

По словам предпринимателей, эта давняя проблема только обострилась: сегодня финансовые санкции с еще большей строгостью применяют не к мошенникам, а к действующему бизнесу, обрекая его на крупные потери, а порой и на банкротство. Зачастую, под удар попадают именно законопослушные предприниматели вместе с их поставщиками. Они жалуются, что нередко оказываются втянутыми в орбиту судопроизводства с подачи налоговиков, а суды выносят судебные решения под копирку – и не в пользу ответчиков.

Схема таких процессов простая: налоговый орган, уличив в каких-то незначительных нарушениях поставщика, выходит на всех его контрагентов и заказчиков, считая, что и их сделки являются мнимыми. Между тем, в реальности сделка могла быть совершенно законно совершена, товары и услуги – приняты, и стороны претензий друг к другу не имеют. В итоге, от ненужной ретивости налоговиков страдают и поставщики, доходя до банкротства, и покупатели, которым приходится оплачивать дополнительную налоговую нагрузку и штрафы. Бизнесмены предоставляют все доказательства добросовестности сделок, но суды не вникают в подробности и однобоко принимают сторону налоговиков, отказывая даже в проведении соответствующих экспертиз. 

ТОО «Масло-Дел» - одна из компаний, которая неоднократно была втянута в подобные судебные тяжбы. Крупное предприятие масложировой и молочной отрасли приобретало у поставщиков сырье для его последующей переработки. Для получения необходимого сырья, к примеру, компания заключила договора с поставщиками - ТОО «ЗК INFINITY» и «Нур Агро-LTD». Позже, в ходе камерального контроля налоговиков все сделки между «Масло-Делом» и поставщиками попали под подозрение, как мнимые, так как поставщики имеют признаки неблагонадежности. 

Налоговый орган аргументирует, что у этих компаний нет поставщиков аналогичных товаров, они не являются участниками внешнеэкономической деятельности, отсутствуют основные и транспортные средства, нет соответствующих активов и штата работников, необходимых для осуществления сделок. Словом, все те признаки, которые предъявляются к большинству. Соответственно, налоговая направляет заявления в суд о признании сделок недействительными. 

И «Масло-Дел», и поставщики заверяют в суде, что сделки были реализованы добросовестно, предоставляют письменные доказательства, подтверждающие, что обязательства по договору были выполнены в полном объеме, товар получен, претензий друг к другу нет. Важным доказательством является не только сам факт заключения договоров, но и последующая переработка полученного сырья в готовый продукт питания с его реализацией. 

Более того, с доказательствами выступали многочисленные свидетели в виде работников сторон, таких, как водители, сотрудники служб безопасности, бухгалтера, весовщики, лаборанты, а также представители таможенных органов, железнодорожных компаний и специалисты в области ветеринарии. Были предоставлены все товарно-транспортные накладные, ветеринарные справки, журналы регистрации движения сырья и товара, лабораторные результаты качества, документы материально ответственных лиц, предъявлялись таможенные декларации и железнодорожные накладные, свидетельствующие об отправке переработанного сырья в другие города и соседние страны. 

Но суд оказывается глух к этим доводам и доказательствам, он отказал в ходатайстве о проведении экспертизы для подтверждения проведения сделки. В итоге, суд выносит вердикт: сделки между ТОО «Масло-Дел» и указанными поставщиками являются мнимыми и, соответственно, признаны недействительными. В итоге поставщики должны вернуть заказчику оплаченную за товар сумму, которую уже выплатить не могут, для них это означает банкротство, а «Масло-Дел» должен оплатить в бюджет КПН, ранее взятый в зачет НДС и административный штраф. Фактически поставленный товар признан мнимым, как будто его не было. 

Рассматривая иск подобным односторонним образом, суд по умолчанию принимает позицию налогового органа, в результате чего о состязательности сторон и говорить просто не приходится. 

Похожая проблема возникла у ТОО «Агродор». По словам директора компании Натальи Мальчушкиной, им дважды доначислили НДС на общую сумму более 3 млн тенге по сделкам, которые суд признал недействительными, хотя они были реальными. «Мы всегда запрашиваем у поставщиков документы, подтверждающие, что они состоят на налоговом учете и существуют на рынке не первый год. Другим способом проверить их благонадежность мы не можем. Поэтому никто не даст гарантии, что через пять лет нам снова не доначислят НДС», - жалуется бизнесвумен. 

Еще один пример, своими действиями государственные служащие из Департамента госдоходов Карагандинской области поставили на грань банкротства одну из фирм региона - ТОО «ГлобалСпецТорг», и создали юридический казус. В 2019 году сотрудники ДГД Карагандинской области проверили фирму, и усомнились в некоторых сделках. Они посчитали, что те не имеют экономической составляющей и проведены без фактического оказания услуг. Межрайонный экономический суд первой инстанции поддержал налоговиков. Затем решение суда было отменено на следующей инстанции, но налоговые органы обжаловали этот вердикт в Верховном суде, и дело вернули на дополнительное рассмотрение. 

Апелляционная коллегия облсуда во второй раз признала сделки законными. Добиться своего предпринимателям и даже просто быть услышанными в иерархии судебных инстанций – большая проблема. Пока шли суды, закончился срок обжалования акта налоговой проверки, поэтому он остается в силе, несмотря на то, что суд признал правоту предпринимателей. «У нас один вопрос: что нам теперь делать? Деятельность фирмы парализована с 2019 года, счета арестованы, сумма доначисления к оплате выставлена, плюс на нее постоянно начисляется пеня. Хотя сделки законны. Получается, государство требует с бизнеса миллионы за законную деятельность. К сожалению, именно к такому положению привели действия налоговых органов области», – рассказала представитель ТОО «ГлобалСпецТорг» Елена Розенберг. 

Неоднократно поднимал этот вопрос в Мажилисе Азат Перуашев, председатель Демократической партии «Ак жол»: «…Все больше предприятий затягиваются в орбиту этих претензий, на мой взгляд, достаточно спорных со стороны налоговых органов. И эти претензии судебные органы в 95% случаев поддерживают, и начисляют огромные штрафы… Многие предприятия, действующие на протяжении 5-20 лет с сотнями занятых оказываются на грани разорения». 

Он разъясняет, с чем связан такой односторонний подход судов к искам департаментов госдоходов: «Почему судьи всегда на стороне ДГД? Такая возможность дана налоговым инспекторам нормативным постановлением Верховного суда…У налоговика есть право по собственному усмотрению признать сделку недействительной, если он увидит мало активов, мало работников и т.д. В постановлении Верховного суда прямо указано, что в тех случаях, когда обращение налогового органа в интересах бюджета, то оно уже априори считается правоправным». 

«Но, также можно весь бизнес потерять! – подчеркивает Азат Турлыбекулы.- В беседах предприниматели от отчаяния говорят: «Хорошо, вы сейчас нас обанкротите, но сотни наших людей останутся без работы, кто их будет кормить?». Это не просто слова. У некоторых пострадавших компаний 500 работников, у других - 50, но даже если у кого-то пусть всего двое работников, это - люди, которых государственные чиновники, фактически, выкидывают на улицу. Вначале, люди сейчас пойдут за АСП, потому что останутся без работы. А потом? Неужели их судьба не волнует государство? Закрываемые предприятия худо-бедно платили налоги по 150–400 млн. тенге и этих налогов тоже больше не будет. Им начисляют налоги, которые предприятия физически не в состоянии выплатить». 

Он рассказывает, что, например, одному костанайскому заводу начислили 3,5 млрд. тенге налогов, штрафов и пени, при годовом обороте около 500 млн. тенге. Понятно, что такая сумма выплачена быть не может. Для завода это банкротство, целенаправленное убийство бизнеса. Ясно, что эти деньги в бюджет не поступят, более того, тот субъект, который раньше платил налоги (а они платили очень приличные суммы) теперь прекратит это делать и бюджет лишается источника налогооблагаемой базы. Это все равно, что рубить сук, на котором ты сидишь. 

«Фактически, налоговики заставляют предпринимателей платить налоги дважды. То есть, бизнес заплатил один раз все налоги, затем к нему по этим «мнимым» сделкам задним числом приходят доначисления в виде астрономических сумм, и фактически заставляют его повторно оплатить то, что он уже оплатил до того. Это и есть двойное налогообложение, - подчеркивает Азат Перуашев. - Как поясняли представители комитета госдоходов, эти меры предпринимаются в целях пересечения теневой экономики. Ну, так ловите именно мошенников, почему же ответственность за их финансовые аферы перекладываете на добросовестный бизнес?». 

По его словам, на сегодняшний день подобное признание сделок недействительными – одна из самых острых проблем для предпринимательства в Казахстане. Бизнес не просит никаких особых преференций, он хочет только, чтобы его оставили в покое и не мешали работать. 

«К сожалению, мы регулярно сталкиваемся с попытками органов госдоходов признать сделки наших клиентов недействительными, - рассказывает Талгат Сарыев, партнер юридической фирмы «Signum». - Наиболее часто используются такие аргументы, как отсутствие у контрагента достаточного штата, материально-технической базы, наличие уголовных дел в отношении поставщиков контрагента, признание его сделок с поставщиками недействительными…При этом органы госдоходов полностью игнорируют специфику данной деятельности, использование субподрядчиков и самое главное – реальные результаты выполненных работ и оказанных услуг. Иногда доходит до абсурда, когда даже акт госприемки не принимается во внимание». 

Конечно, нельзя отрицать существование мнимых сделок, соглашается юрист, но грести всех под одну гребенку – тоже неправильно. «Одно дело, когда речь идет о компании-однодневке, которая не платит никаких налогов при огромных оборотах и другое дело, когда органы госдоходов пытаются признать недействительными сделки крупных предприятий, работающих на рынке не один десяток лет, имеющих огромные материальные и кадровые ресурсы, значительно пополняющих бюджет страны», - считает он. «В таких делах единственным эффективным средством защиты добросовестного налогоплательщика является суд, но на практике они часто применяют формальный подход и просто удовлетворяют требования госоргана»,- печально резюмирует он. 

Можно ли подобные действия налоговых органов и судов считать согласованными, и все это - некий способ пополнения казны? Почему суды нарушают принцип равноправия и состязательности сторон, принимая доводы только налоговиков? Предприниматели надеются, что власти дадут исчерпывающие ответы на эти вопросы, и подобные споры будут рассматриваться в суде справедливо и всесторонне. В противном случае количество дел о признании сделок недействительными будет только расти. Потому что нет ничего проще, чем автоматически обвинять в недобросовестности всех контрагентов какой-нибудь одной подозрительной компании, на бумаге принося бюджету новые прибыли, а по факту уничтожая предпринимательство в Казахстане, как основу конкурентной экономики.

Если Вам понравилась статья, то пожалуйста, поделитесь с друзьями в социальных сетях:
Комментарии
Загрузка комментариев...