Короткая скамейка запасных | Деловая неделя
30 июня 2022 | выходит по пятницам | c 1992 года

Короткая скамейка запасных

04.02.2022 10:24:06
№: 04 (1454)
Токаев с трудом проводит новые замены

«ДН»

НА ЭТОЙ неделе в основном завершились перестановки в высших эшелонах власти, начавшиеся после того, как Токаев получил всю полноту власти в ходе трагических событий начала января.

Даже чтобы сменить людей на ключевых постах в верховной власти у Токаева едва хватает кадрового ресурса, который приходится аврально перебрасывать с участка на участок

Со своего поста ушел спикер мажилиса Нурлан Нигматулин, уволился первый заместитель председателя партии «Нур Отан» Бауыржан Байбек, сменился председатель Национального банка и аким Алматы, с первого кресла на второе пересел Ерболат Досаев, чиновник-олигарх. Тем временем, ставшего новым главой нижней палаты парламента Ерлана Кошанова во главе администрации президента сменил Мурат Нуртлеу, который всего чуть меньше месяца проработал на посту первого заместителя председателя КНБ (был назначен 5 января). Серьезно расширились полномочия государственного секретаря Ерлана Карина. Из «старых» кадров во главе крупных властных институтов остались только председатель сената Маулен Ашимбаев и Верховного суда Жакип Асанов. Продолжаются назначения меньшего калибра, которые уже вызвали серию мини-скандалов по поводу слишком гламурных назначенцев. В целом, даже сам Токаев признал основную проблему своей кадровой политики – короткая скамейка запасных. В этих условиях становится понятно, почему президент не торопится с политическими реформами – пока просто не ясно, что к осени он сможет реально контролировать в системе государственной власти.

То, что отставки Байбека и Нигматулина были оформлены, как добровольные, показывает, что они, видимо, были частью большой закулисной сделки между старым и новым президентами. Ее наличие сам Токаев категорически отрицает, однако, логика его кадровых назначений, избавляющихся от «назарбаевских» кадров и членов его семьи, показывает, что она, скорее всего, была. Съезд «Нур Отана», в ходе которого перед общественностью вновь предстал Нурсултан Назарбаев, особенных сюрпризов не принес, хотя и прошел буквально в закрытом формате. Токаева ожидаемо утвердили председателем партии, а он, в ответ, мягко защитил своего бывшего патрона от критики, при этом наполовину заменив Политсовет партии (выведя из него Даригу Назарбаеву) и ликвидировав саму должность Бауыржана Байбека. Естественно все заметили и туманное обещание покинуть пост во главе партии и дистанцироваться от нее со временем. «Эти обстоятельства, безусловно, предполагают некое дистанцирование президента от деятельности любых партий и движений. Поэтому через какое-то время, возможно, уже к концу этого года, мы вернемся к вопросу о целесообразности моего дальнейшего председательства в Nur Otan… Равноудаленный статус главы государства нужно окончательно закрепить в обширном пакете политических реформ», – процитировала Токаева его пресс-служба в Twitter-трансляции съезда партии.

Вместо первого заместителя председателя партии Токаев распорядился создать должность ответственного секретаря, которым был назначен откровенно малоизвестный в стране Асхат Оралов, теперь уже бывший заместитель акима Нур-Султана. Из Бюро Политсовета пропали уже отставленные чиновники и Дарига Назарбаева, в самом Политсовете из «старых» заметных имен остались только Нурлан Нигматулин (хотя его отставка последовала буквально через несколько дней) и Маулен Ашимбаев, председатель сената. Сохранение Нигматулина в составе руководства партией может стать большой проблемой для Оралова, который малоизвестен в стране, в то время как бывший спикер мажилиса сумел набрать себе неплохой политический капитал на критике министров за плохо подготовленные законопроекты и плохое знание казахского языка. Понятно, что в плане политики, Нигматулин остается скорее популистом, однако, в партийной среде это, наверное, и есть самый успешный тип активности. В условиях его сохранения в составе «Нур Отана» Токаеву, возможно, придется постоянно ожидать фронды, что ставит под вопрос сами планы по досрочным парламентским выборам, которые социальные сети уже обсуждают, хотя сам президент об этом ничего не говорил.

Возвращаясь к госслужбе, отметим, что замена Нигматулина вызвала буквально мгновенное истощение кадрового резерва Токаева. Ерлан Кошанов перешел на пост спикера, а на освобожденное им место во главе администрации президента, ключевой должности в системе власти страны, пришлось забирать человека, меньше месяца назад назначенного зампредом в КНБ. Или замена главы Нацбанка, куда посватали человека, который даже не смог явиться в парламент для утверждения, потому что болеет коронавирусом! Это говорит о крайне скудости лояльных кадровых ресурсов власти. Признает это и Токаев, говоря, что «скамейка [запасных] не очень длинная». «Знаете, как в старом анекдоте, а может, это было и правдой, когда Берия пришел к Сталину и сказал: что-то нужно делать с писателями, Фадеев пьет, Шолохов пьет, Вишневский пьет, Симонов пьет, Толстой тоже прикладывается к рюмке. На что Сталин ему сказал: а у меня других писателей нет. И здесь тоже, нужно искать подходящих министров, можно, конечно, буквально с улицы людей назначать. Такие моменты в истории бывали, и в мировой истории. Но это чревато дестабилизацией и разбалансированием ситуации. А она и так, прямо скажем, достаточно хрупка. Поэтому нужно подходить очень осторожно к кадрам – это не значит, что их нужно консервировать. Естественно, в будущем будут изменения, но выверенные, продуманные», - прокомментировал свою кадровую политику президент.

И хотя он утверждает: «Я против того, чтобы косить кадры. Нужно все же кадры оценивать по их квалификации и рабочим качествам. А так, на потребу публики менять полностью на 100% правительство и говорить: вот я пришел, я революционер – это не мой метод». Однако, как мы видим, он все же уволил всех членов семьи Назарбаева из различных государственных органов – КНБ, палаты «Атамекен», нацкомпаний, Центризбиркома. Как уже говорилось выше, не замененными остались только председатель сената и Верховного суда, всех остальных наш «не революционер» заменил, хотя у него и явно не хватало людей. Даже расширение полномочий Карина можно рассматривать не только с позиции того, что он окончательно утвердился в роли главного идеолога и архитектора госпропаганды, но и в связи с тем, что опять же – не хватает людей. Иначе сложно объяснить, как в систему госвласти опять начали попадать гламурные кадры, которые пытаются врать про свои сумочки Louis Vuitton, якобы они куплены на аутлете, хотя даже не женщинам хорошо известна политика бренда, никогда не продающего свою продукцию по скидкам, а уничтожающего весь непроданный товар.

Тоже самое можно сказать про перемещение Ерболата Досаева. В случае с Алматы у Токаева был уникальный шанс создать прецедент и провести (пускай в качестве эксперимента) первые прямые выборы акима города центрального подчинения. Это могло реально сыграть роль в исцелении политического климата в городе, показать горожанам, что бывший земляк хочет реально прислушаться к их голосу, уважает их, что Токаев действительно несет что-то новое в политическом смысле всей стране. Но нет, одного «профессионального чиновника» сменили на другого, причем с репутацией даже похуже: чего стоит участие Досаева в скандале с заражением десятков детей ВИЧ в Шымкенте и его роль в разработке земельного законодательства с разрешением покупать земли сельскохозяйственного назначения иностранцам, вызвавшего взрыв возмущения населения и стихийные демонстрации протеста по всей стране в 2016 году. Плюс Досаев остается не только чиновником, но и официально супербогатым человеком, фигурантом списка богачей Forbes Kazakhstan, что также отсылает сигнал обществу – старых олигархов не только не трогают, но могут и продвигать дальше. Сможет ли такой аким заслужить уважение традиционно оппозиционных алматинцев, чей голос опять проигнорировали, - большой вопрос.

А ведь перед Токаевым еще стоит целый фронт – акимы, которых он должен сохранить или заменить. Именно акимы областей, Алматы и Нур-Султана определяют расклад политических предпочтений «на местах» (в виде итогов выборов), который Центральная избирательная комиссия, как правило, просто утверждала все эти годы. Идти на парламентские или президентские выборы, даже просто планировать их (если об этом что-то есть в гипотетическом пакете политических предложений, который готовят к осени) без серьезной встряски и замен также опасно. Но это 16 человек (за минусом Алматы, где уже заменен глава), которых нужно заменить! А у Токаева, как мы помним, просто замещение руководителей центральных органов истощило весь кадровый ресурс. В итоге, региональных руководителей сегодня спасает просто дефицит карт на руках президента, которому просто некем заменить такую ораву в краткие сроки.

Возможно, и это кроме всего прочего и сыграло роль в отодвигании сроков оглашения политических реформ Токаевым, которому приходится действовать в условиях недостатка фигур и политического цейтнота – через 2 года, в 2024 году ему придется переизбираться уже самому. Если он не сможет качественно заменить лояльным активом местные власти, а также насытить им структуру «Нур Отана», то никакого смысла устраивать себе «переэкзаменовку» накануне переизбрания нет, а значит и перемены в политическом плане нужно сокращать до минимума. Однако, это также чревато – только уже разочарованием общества в том, что Токаев действительно хочет построить «новый Казахстан», а не сменить своего бывшего патрона в старой роли автократического лидера.

Если Вам понравилась статья, то пожалуйста, поделитесь с друзьями в социальных сетях:
Комментарии
Загрузка комментариев...