Коррупция убивает | Деловая неделя
26 мая 2024 | выходит по пятницам | c 1992 года

Коррупция убивает

15.06.2023 10:33:25
№: 22 (1518)

А халатность - прикрывает

Честность неотделима от свободы, как коррупция от деспотизма.

Анатоль Франс, французский писатель

ТРАГЕДИЯ в области Абай, унесшая жизни уже 15 человек, это повод не только для общенационального траура, объявленного президентом. Это также повод для того, чтобы еще раз напомнить, что все имеет свои последствия. Жадность, глупость, тщеславие порождают коррупцию, мздоимство, воровство, которые, как ржавчина, покрывают все «тело» государственной машины. Но они не просто делают бюрократию неэффективной, а жизнь граждан неприятной, но они еще и убивают. Потому что лесники и местный житель, погибшие в пожаре, это не только потенциальные халатность, несчастный случай или поджог (эти версии расследует прокуратура), это еще и следствие того, что чиновники годами разворовывали и разворовывают все, что могут. И на закупках средств и оборудования для их подчиненных «на земле» (из-за чего они патрулируют вверенную территорию на своих древних авто и из противопожарных средств имеют лишь лопаты). И на продаже естественных ресурсов, вверенных им государством, таких как лес, который потом надо жечь, чтобы прятать следы незаконной вырубки. И просто на назначении на ответственные посты не тех, кто лучше подходит, а тех, кто ближе, преданнее лично «бастыку». И даже на том, что одно ведомство не знает, что делает другое, а «космические» проекты и базы данных, на которые тратятся неимоверные деньги, в реальности не работают. Сегодня, как и все аналогичные разы до этого, нам всем важно еще раз понять, что коррупция не просто мешает, ухудшает качество жизни или отнимает у нас какие-то вещи, которые нам должны принадлежать, она – убивает. И не только этих 15 несчастных в пожаре, но и тех, кто каждый день разбивается на плохих дорогах, травится плохой водой, не получает нормальные медуслуги, дышит отравленным воздухом, ест не качественную еду и многое другое, с чем мы сталкиваемся потому, что кто-то в костюме и галстуке на этом заработал. Проблема тут еще в том, что власти, похоже, уже решили спустить все по статье «халатность», будто бы это не коррупция тут виновата, а отдельные «расслабившиеся» (но не вороватые!) чиновники.

Еще с подачи Назарбаева в нашем обществе внедрялась мысль о том, что сам народ наш крайне вороват, и устранить коррупцию невозможно просто потому, что одного вора сменит другой, и взять миллионы американцев, чтобы построить в Казахстане демократическое и свободное от коррупции общество неоткуда. «Я хотел бы сделать такую демократию, как в Америке, но где я возьму столько американцев в Казахстане?! Кто сказал, что среди наших чиновников американцев больше, чем среди простых смертных?», - сказал он еще в 2008 году, в интервью агентству Reuters. Это довольно простое передергивание, внутренняя логика которой базируется на данности, которую нам пытаются внушить, а не той, которая есть на самом деле.

И самая очевидная «дыра» в этой идее заключается в том, что это именно наши элиты на протяжении 30 лет делали все, чтобы не допустить политической конкуренции, сменяемости власти, на фоне чего сформировался целый «коррупционный фильтр», «благодаря» которому чиновники практически не могли сделать сколько-нибудь яркой карьеры на госслужбе, предварительно не «замазавшись». Просто потому, что любой успешный «чистенький» мгновенно превратился бы в политического конкурента верховной власти. Если каких-нибудь кабинетных условных «технократов» еще как-то соглашались терпеть и без того, чтобы они были «замазаны по самое не хочу», то от «крепких хозяйственников» - функционеров непосредственно работающих с регионами или крупными исполнительными органами власти (то есть потенциально – с избирателями) – ожидалось, что они будут уязвимы к любой проверке, которая докажет их вину. Слова того же Назарбаева - «Я могу любого из вас взять за руку и отвести в суд» - сказанные бизнесменам, на самом деле были обращены ко всем вокруг себя, и, прежде всего, к госаппарату. Собственно говоря, в этих словах точнее всего и отражена та ситуация, когда политическому руководству страны комфортнее всего «работать» с теми, кого оно может в любой момент «взять за руку и отвести в суд», а не с честными.

Таким образом, коррупция превратилась из ржавчины, разъедающей государственный аппарат во что-то вроде смазки, благодаря которой он сохранял необходимые для авторитарной системы свойства, прежде всего, в виде защиты ее авторитарности. Другим итогом такого положения вещей стала деградация правоохранительной и судебной систем. И это вполне логично, ведь если они не выполняют свои основные функции – защиты и установления справедливости – то они начинают заниматься чем-то другим, особенно, если на них также была распространена негласная обязанность защищать режим. Итогом этого стало полное неверие со стороны населения в возможность и желание государства преследовать коррупцию.

А из-за того, что власти отправляли своих врагов под суд по коррупционным статьям, в какой-то момент чуть ли не любой, обвиняемый в подобных преступлениях, мог рассчитывать на общественную поддержку и сочувствие, как «жертва режима». Это сильно подкосило и до сих пор подкашивает возможность создания общественной нетерпимости к коррупции. Ну, и власти, которые легко отпускали из суда проворовавшихся чиновников, а порой и вовсе принимали их на квазигосударственные должности (тот же Абылай Мырзахметов в этом плане ярчайший пример), также вложили свои «пять копеек» в абсолютный нигилизм по поводу того, что с коррупцией в Казахстане можно бороться.

О том, что вся эта практика не осталась в «Старом Казахстане», а полноценно перекочевала в «Новый», можно судить хотя бы по делу того же Нуржана Альтаева. Бывший чиновник, явно неудобный власти, искусственно «оттертый» от легального участия в публичной политике, выборах, в итоге пошел по статье «получение взятки». На суде он рассказывает о закулисных переговорах с властями, требовавшими от него, в целом малоизвестного по стране, и не слишком популярного в качестве оппозиционера, непременно отказаться от участия в выборах. За отказ не участвовать в политики, как мы можем предположить, его имя и обнаружилось в «блокнотах» того же Мырзахметова, версию о чем власти вбросили в соцсети через давно налаженные и надежные «информационные каналы».

Даже в случае с Абайской трагедией слова «коррупция» нет в списке трех версий пожара – тут только поджог, халатность или удар молнии. То есть ищут власти либо пиромана, либо несчастный случай (и тогда вообще никто не виноват), либо – в крайнем случае – плохо работающего чиновника. К сведению, халатность в Уголовном кодексе РК – это вообще не тяжкое преступление. Халатность обычно «наказывается штрафом в размере до одной тысячи месячных расчетных показателей либо исправительными работами в том же размере, либо привлечением к общественным работам на срок до четырехсот часов, либо ограничением свободы на срок до одного года, либо лишением свободы на тот же срок». И даже, если она «повлекла тяжкие последствия» - а тут у нас смерть 15 человек – то и тут виновного ждет наказание «штрафом в размере до четырех тысяч месячных расчетных показателей либо исправительными работами в том же размере, либо привлечением к общественным работам на срок до одной тысячи часов, либо ограничением свободы на срок до четырех лет, либо лишением свободы на тот же срок, с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет».

Ну, а сама формулировка понятия «халатность» - «неисполнение или ненадлежащее исполнение лицом, уполномоченным на выполнение государственных функций… своих обязанностей вследствие недобросовестного или небрежного отношения к службе» - исключающая умышленность поступков, подводит нас к определению преступления небольшой тяжести. В итоге, даже если кто-то из чиновников будет признан виновным, то через три года он вполне сможет продолжить свою карьеру. Как раз к этому моменту общественность успеет позабыть о трагедии, а память о 15 погибших останется только в их семьях. И после обвинений в халатности чиновнику виноватым быть не страшно и почти безопасно. Мы же помним об установке Токаева в адрес антикоррупционной службы максимально жалеть чиновников, сказанной в июне 2021 года: «Как я уже говорил, если госслужащий ошибся при принятии решения, при этом не преследуя злого умысла похитить бюджетные средства или незаконно обогатиться за счет взятки, он не должен привлекаться к уголовной ответственности. В противном случае мы парализуем госаппарат. В орбиту уголовного преследования должны вовлекаться чиновники, которые намеренно пошли на совершение коррупционных преступлений».

Если уж на то пошло, вот это «пожелание» в корне противоречит самому понятию «халатность», и если антикоровцы всерьез будут прислушиваться к нему, то по этой статье и вовсе не нужно никого из чиновников привлекать к уголовной ответственности. Почему бы тогда вовсе не отменить эту статью УК? Потому что она очень удобно позволяет переводить нарушения, ставшие следствием воровства чиновников, в просто их недоработки и рассеянность. Что нам с того, что отставлен министр по ЧС? Максимум претензий к нему, очевидно, именно халатность, максимум наказания - отставка. Или нам предлагается порадоваться тому, что допросят нынешнего министра экологии, акима Ахметова или акима области Абай? Ну, отставят еще одного министра. Ну, выпроводят, наконец, «на заслуженный отдых» за почти 10 лет «прикипевшего» к Восточному Казахстану пенсионера. Ну, или уволят Уранхаева, которому уже отвесили нестрашного выговора (хотя, как сказал сам Токаев, «за такие вещи можно сразу увольнять»), хотя, по хорошему, надо бы проверить на какие нетрудовые доходы члены его семьи отдыхают на Куршавеле и покупают люксовые аксессуары.

Не похоже, чтобы руководство страны горело желанием вскрыть все коррупционные нарывы, которые потенциально могут скрываться за этой трагедией. Ведь лес горит не только из-за случайностей, ну, а отсутствие своевременной информации о пожаре и элементарных средств для его подавления у людей на местах случайными не могут быть по определению. Но мы, похоже, обойдемся отставками, да? Благо президент сам лично очертил и статьи, и меру ответственности виновных: «Я считаю, что это преступная халатность. Халатность заключается в том, что министерство (экологии) и другие соответствующие органы дали неправильный прогноз по масштабу бедствия. Да, действительно, надо было на месте самыми быстрыми оперативными средствами потушить пожар, локализовать как минимум. Не сделали. Проявили непрофессионализм».

Можно спросить, ну, президенту, может, виднее – почему мы уверены, что в абайской трагедии обязательно есть коррупционный след? Все просто. Достаточно привести слова исполнительного директора общественного объединения «Әділдік жолы» и общественника Дидара Смагулова, который в своем аккаунте на Facebook напомнил: «29 мая суд приговорил к 10 годам лишения свободы троих руководителей ГЛПР «Семей орманы». Ими была создана целая коррупционная ОПГ, собиравшая дань с предпринимателей от 700 000 до 13 000 000 тенге., в том числе за подписание договоров госзакупок. Понятно, что при таком руководстве сотрудники не были обеспечены всем необходимым для безопасности и, возможно, поэтому произошла такая трагедия. Вот так вот одна фиктивная подпись в акте госзакупок может привести к кошмарным последствиям. Если бы эти деньги не воровали, то за 30 лет можно было каждый лес в стране обеспечить различными системами раннего обнаружения пожаров: начиная со стационарных датчиков, видеонаблюдения с ИИ, заканчивая дронами...но мы имеем целую ОПГ и десятки смертей».

Ну, или достаточно просто внимательно послушать людей, в том числе и родных жертв погибших, которые спрашивали власти, почему у лесничих не было огнеупорных костюмов, не работали рации, нет запчастей к технике. Или вот, почему привлеченным к тушению пожара военным приходится обращаться к своим родным, чтобы докупить обувь – их берцы просто плавятся от высоких температур, а заменить их на армейских складах, видимо, нечем. Обращения с вопросами об этом уже разошлись по социальным сетям. Но власти увидели только халатность. Потому что халатность – это безопасно. Да, она тоже убивает, но нестрашно, и самую ограниченную ответственность понесет только тот, кому лично «не повезло» оказаться причастным. Чтобы показать, что в целом – все хорошо. Это – не коррупция. Ну, а то, что в соцсетях пишут, что незаконная вырубка лесов – это давно налаженный незаконный бизнес, так это нехай брешут: 274-ю статью УК еще никто не отменял…

Если Вам понравилась статья, то пожалуйста, поделитесь с друзьями в социальных сетях:
Комментарии
Загрузка комментариев...