Крах элитной пирамиды | Деловая неделя
22 февраля 2024 | выходит по пятницам | c 1992 года

Крах элитной пирамиды

13.02.2023 11:25:12
№: 06 (1502)

Власти ОАЭ не разделяют санкции, введенные западными странами в отношении России. Во многих случаях состоятельные представители постсоветского пространства стремятся перевести в Дубай средства, которые в настоящее время находятся в Швейцарии или Лондоне

Построенная за 30 лет независимости система управления постсоветскими странами рушится на глазах. Что же делать?

Юрий Сигов, Вашингтон

Как бы не усердствовали критики образования и нынешнего статуса постсоветских стран, как бы не именовали большую часть из них «несостоявшимися государствами», и сколько бы раз в той же Москве не напоминали прежде всего их лидерам о некоем «важном советском прошлом, которое нас объединяет», самым существенным и неоспоримым фактом остается главное. А именно: все эти 15 независимых республик по-прежнему как независимые существуют, никто ни к кому из них не присоединился (или воссоединился, как кому больше понравится). Да и представить себе, чтобы подобное по доброй воле нынче произошло - сущая утопия.

Между тем вот что примечательно. За прошедшие 30 лет независимого развития во всех без исключения постсоветских государствах создались некие правящие группы (иногда их принято называть элитами, но, мягко говоря, это все-таки очень большая натяжка). Которые за этот период времени не просто находились и находятся во власти, но и создали систему, в рамках которой они сами определили весьма комфортное место с точки зрения льгот и привилегий. И всем другим, оставшимся «чуть в стороне» также указали на довольно скромненькую нишу «к верхам не допущенных».

Рамки этого социального разделения были прочерчены четко и понятно для всех – и тех, кому можно все, и тех, кому есть шанс претендовать только на то, что осталось от первой группы. Проблема состояла лишь в том, что подобное разделение на «элиты» и всех остальных работает только во времена всеобщего спокойствия и поголовного равноудовольствия. Но как только начинаются какие-то пертурбации или глобальные катаклизмы, вся эта конструкция либо ту же обваливается, либо в ней начинаются совершенно никем не контролируемые процессы разложения.

Глупо было бы в этой связи обвинять в подобных процессах какие-то внешние силы, и уж тем более искать во всем происходящем следы подрывной работы американского Госдепа или пресловутого «коллективного Запада». Просто все эти правящие местные круги так сами себя «внедрили» в глобальные экономические и политические схемы, что никаким другим образом им в стремлении «жить почти как на Западе» добиться подобного не представляется возможным. Причем не представляется именно Западом, потому как именно он все по-прежнему вокруг и контролирует.

Дома – денежная «кормовая база», а «там» - жизнь уже настоящая, и достойная элитарного статуса

Если внимательно присмотреться к тому, каким образом была выстроена вся социальная модель в постсоветских странах, то самым важным ее аспектом является практически тотальная интеграция в так называемый «глобальный мир». Чем ты плотнее «встроился» в ту систему, тем выше был твой социальный статус в «домашней пирамиде власти». Да, не уровень твоей зарплаты и не должность с самыми красивыми и звучными на первый взгляд титулами – а именно принадлежность к заграничной властной вертикали, что куда оказывалось весомее и надежнее, чем любые «домашние достижения».

Иными словами, самые «успешные» чиновники и бизнесмены в постсоветских странах жили по большей части времени «там», сумев постепенно практически все «свое» перевезти туда — банковские счета, приобрести недвижимость, разместить там свои ближние и дальние семьи, пристроить на обучение своих детей и многое другое. А у себя на родине у них была, так сказать, «территория кормления». Там они перераспределяли национальное богатство, пилили государственные бюджеты, и при этом совершенно не волновались относительно того, что кто-то, и когда-нибудь сможет подобному ходу событий как-то помешать.

Таких обычно с прислугой и обслугой было около 6-8 процентов населения постсоветских стран, и попасть в это заветное число можно было только по очень уж счастливому стечению обстоятельств. При этом где-то 15-20 процентов населения уже стали составлять похожий на западный средний класс. Его представители яхт и вилл за границей не имели, но зато с удовольствием выставляли в соцсетях напоказ всем окружающим свои фотографии из престижных мест, и не только посещаемых во время турпоездок.

Те, у кого денег скапливалось побольше, хвастались фотками из Соединенных Штатов, Европы, экзотической Азии или с сафари в Африке. Те, у кого шансов накопить достаточные средства было поменьше, радовались возможности отдохнуть на всем готовом в Турции, Египте и в Таиланде. Все они также любили похвастаться удачным шоппингом популярных на Западе (либо качественными поделками) шмоток, которые можно было по сходной цене приобрести на разного рода местных распродажах.

А вспомните неподдельную гордость за то, что если ты сумел прислониться к успешной жизни, то в твоей квартире или на даче обязательным было иметь «евроремонт», если что-то на четырех колесах – то непременно иномарку, в руках держать не просто абы какой мобильный телефон, а обязательно «айфон». А какое количество так называемых стартаперов и айтишников (слова-то какие странные) не просто сами себя обеспечивали весьма мутной и таинственной для остального населения работой, но и твердили всем вокруг о собственном выходе на никому неведомые, кроме них глобальные инвестиционные рынки.

Преподаватели учебных заведений сплошь и рядом носились, как с писаной торбой возможностями попасть со своими мало кому нужными трудами в журналы, упомянутые Скопусом. А расплодившиеся повсюду политики десятков никого не представлявших, кроме них самих, партий сражались за право быть упомянутыми приоритетно в международных СМИ, желательно где-нибудь на Западе, да еще с телевизионной картинкой.

Деятели «новой культуры», отталкивая друг друга локтями, бились за государственное финансирование, разного рода награды и поощрения не только от собственного правительства (непременно - с выплатой денежных премий), но и попадания на фестивали, ярмарки и прочие сходки «цивилизованного человечества» в Европе и Америке. И все бы хорошо, но подобная «властная пирамида» на деле была крайне неустойчивой. И в случае даже небольшой пертурбации грозила капитально обвалиться – причем прежде всего на головы тем, кто ее таковой соорудил.

Замечу, что подобные структуры реально могут существовать только тогда, когда все вокруг мирно да спокойно. Никаких обвалов валют, мировых цен на нефть и газ, продовольствие и прочее, без чего жизнь обычных, а не избранных граждан планеты вообще хотя бы минимально возможна. Но как только что-то идет «не так», как планировалось ранее, весь порядок событий начинает кардинально меняться. И те, кто надеялся на вечное благоденствие еще вчера работавшего социального механизма оказались по сути дела у разбитого корыта.

Украина как водораздел. Вот только до сих пор непонятно - между чем и кем?

С февраля прошлого года для той же России наступил момент истины, который напрямую затронул все без исключения постсоветские страны. Да, они, кроме Белоруссии, не втянуты напрямую в это противостояние. Но экономически, политически, в сфере обороны и по многим другим позициям все они были так или иначе, но связаны с РФ. И как только коллективный Запад начал открытую борьбу с Москвой, все эти ныне независимые республики в той или иной мере уже пострадали.

А тот факт, что нынешнее военное противостояние - не просто краткосрочный конфликт между двумя соседями, а столкновение РФ со всем глобальным Западом, полностью делает нежизнеспособной всю конструкцию существующей ныне властной пирамиды всего постсоветского мира. Ведь даже если представить себе, что Россия каким-то образом одержит решительную военную победу над Украиной, то ситуация в мире станет по большому счету лишь хуже и неопределеннее. Ведь те же российские и украинские олигархи – все они живы-здоровы. А оказавшись у разбитого корыта, они потеряют фактически все - ради чего они все прошедшие 30 лет жили, на какие ценности ориентировались сами, и на что ориентировали своих детей и близких, и какую общую стратегию на будущее они пытались выстроить.

А теперь подумайте: хотят ли эти люди, что было теперь все по-новому, или все же постараются сделать так, чтобы оставалось все вокруг как было еще совсем недавно? На мой взгляд, ответ очевиден: для них критически важно, чтобы в конечном итоге Россию в этом сражении непременно разгромили, а ее правящие круги были публично и международно наказаны (желательно, с Гаагским вердиктом). Представителями всей публики, жившей последние годы в «заграничном зазеркалье» кажется, что если и придут прокуроры «оттуда», из-за океана, то наказывать будут исключительно представителей «режима» Путина и его окружения.

А вот некие «нормальные люди», откупившись от западных прокуроров контрибуцией, опять получат возможность по новой встраиваться в тот самый сияющий внешний мир, мечта о котором составляла раньше, и составляет по-прежнему весь смысл их жизни. Получается, что всем этим людям нужно просто немного потерпеть, подождать, когда Запад победит, чтобы встретить его с распростертыми объятиями. И тут же откреститься от тех, кто умудрился попортить отношения с коллективным Западом, столь длительное время, и с такими издержками выстраиваемым.

Замечу, что настроения «скорее бы все это закончилось поражением России» существуют и в российской так называемой бизнес-элите (полностью завязанной и доходами, и жизнью своей родни на Западе), и среди достаточно высокопоставленных чиновников, и даже среди военных и представителей спецслужб (это по сути дела те же чиновники, только совмещающие бизнес с ношением погон). Так вот их вполне устраивало все то, что было «до украинских событий». А сейчас все происходящее вокруг – для них натуральная личная катастрофа.

Поэтому любые возможные военные успехи России лишь будут усугублять их жизнь, и сделают так, что к прошлому устройству страны они уже никогда не смогут вернуться. Но всех их объединяет по сути дела только одно: страх победы России и робкая надежда на ее поражение. При этом стоит учесть, что эта прослойка властных представителей куда влиятельнее и сильнее, чем те, для кого возможное возвращение к «прошлой нормальности» при полной интеграции с Западом – нечто на будущее не приемлемое.

Это сладкое слово – Дубай…

Если еще совсем недавно среди наиболее престижных и удобных для жизни «там» у постсоветских псевдо-элит фигурировали Лондон и Ницца, то с момента начала ковида такой точкой становился постепенно эмират Дубай. То, что Объединенные Арабские Эмираты - место на самом деле комфортное, ни у кого, думаю, давно уже не вызывает никаких сомнений (за исключением, может быть, климата). Приехать туда туристом, походить на всякие экзотические шоу, обновить гардероб, прокатиться на деревянной яхте арабской постройки доу - все это становилось нормой не столько для богатых, а для даже вполне рядовых постсоветских граждан.

Сложнее с разными кондоминиумами, особняками, разрешениями на жительство и прочее, что уже было в Дубае доступно только самой верхней властной прослойке. Не случайно именно в Дубае скупали одно время дорогую недвижимость представители правящих семей целого ряда постсоветских государств, в том числе – Центральной Азии и Азербайджана. Туда же перекочевывали из своих «неуютных для жизни стран» ведущие постсоветские теннисисты и футболисты.

Важно и то, что никакой угрозы конфискации, в отличие от западных стран, в Дубае не было. Кто ты, и каким образом заработал (или украл) – не принципиально было для эмиратчиков. Главное, чтобы ты не нарушал их законы. А если у тебя какие-то нелады дома, в твоей стране с правоохранительными органами, то пусть они с тобой в твоей стране и разбираются. Это более, чем устраивало перебиравшихся в Дубай, покупавших там недвижимость, и ведущих именно оттуда свой бизнес, особенно если он было связан с удаленным руководством или электронной торговлей.

Но как только настал момент военного столкновения РФ и Украины, а потом случилась так называемая мобилизация – то есть призыв молодых, да привыкших к западному образу жизни в городах-миллионниках людей, то Дубай приобрел уже несколько иной имидж. А именно - как своего рода гарантированное убежище, место, куда рванула вся эта «продвинутая российская молодежь», у которой в карманах скопилось вполне достаточное количество денежных знаков, чтобы в Дубае находиться.

У многих из них деньги эти были родительскими, у кого-то – от продажи московского или питерского жилья (хотя реально таких денег надолго по-любому не хватит ни у кого). А кто-то готов был уехать именно в Дубай, потому что надеялся на быстрое восстановление своих имевшихся ранее дома связей с западной клиентурой. Главное для этих людей было то, что в Дубае можно свободно вести банковские операции, там никто и ничего не глушит в сети и не запрещает. Да и транспортные связи дубайского аэропорта и местной авиакомпании становились вечно открытой дверкой в вожделенный западный мир.

Интересно, что вся эта публика, осевшая в Дубае, на поверку обладает какими-то мутными, и никому неведомыми профессиями – «помощник клиента в банке», «креативный менеджер», «дизайнер садового ландшафта» и прочее. Тем не менее, по самым скромным подсчетам именно в Дубае сейчас скопилось более 50 тысяч российских граждан, которые без Запада и его комфорта уже жить не могут. И хотя он оказался для них отныне на самом настоящем Востоке, они все же рассчитывают, что все эти их проблемы – исключительно временные.

Что же наблюдается в итоге? В самой России разрыв отношений с Западом привел к тому, что с каждым днем все больше именно представителей молодого поколения, и особенно крупных городов, выступает против того варианта отношений, которые неизбежно сложились между Москвой и коллективным Западом. Их категорически не устраивает, что нельзя переводить за границу деньги, нельзя туда свободно, как раньше, летать, и нельзя на эту самую заграницу, даже находясь в РФ, работать. Тогда уезжать из страны будут и дальше только наиболее отчаянные, и те, у кого есть в запасе приличная финансовая прокладка (не важно их самих или родителей).

Для соседских с РФ постсоветских стран имидж экономически (прежде всего) выгодной России как места работы и учебы, также сильно проседает. Получается, что в том же Кыргызстане или Армении, если оценивать возможности свободного взаимодействия с Западом, возможностей нынче больше, чем в России. И неслучайно, что, не желая попасть по мобилизации в армию, в первую очередь уклонисты выбирали постсоветские соседние страны.

А между тем вне зависимости от того, как скоро, и с каким конкретным результатом завершится российско-украинский конфликт, он очень серьезно подорвет именно концептуальные ориентиры на Запад представителей правящих элитных групп постсоветских стран. И не исключено, что наиболее притягательными для подобной «жизни при развитом капитализме, но без европейского замеса» все чаще станут государства того же Персидского (Арабского) залива и Юго-Восточной Азии, а также Южной Кореи).

По крайней мере, там никто от тебя не будет требовать отречения от своей родины, не станут влезать в твой карман и выяснять, откуда у тебя деньги, и не будут тебе создавать трудности там, где их можно элементарно избегать. Если уж сегодняшний мир таким образом устроен, что по-другому, действительно «по-нормальному» ну никак не получается.

 

 

 


Если Вам понравилась статья, то пожалуйста, поделитесь с друзьями в социальных сетях:
Комментарии
Загрузка комментариев...