Маленькие правки | Деловая неделя
1 декабря 2021 | выходит по пятницам | c 1992 года

Маленькие правки

Казахстан принимает второстепенные меры в ответ на критику Европарламента

26.02.2021 09:56:16
№: 08(1411)
Казахстан принимает второстепенные меры в ответ на критику Европарламента

«ДН»

ПРОДОЛЖЕНИЕМ реакции на резолюцию Европарламента по правам человека в Казахстане можно считать основное содержание вчерашнего заседания Национального совета общественного доверия (НСОД) с участием президента Токаева.

Кроме декоративных изменений в законодательстве Нур-Султан может также выпустить из тюрьмы Арона Атабека, проведшего в тюрьме уже 14 лет

Глава государства высказал ряд инициатив, явно направленных на улучшение имиджа страны именно в плане соблюдения прав человека. Перед этим, еще на прошлой неделе, в Алматы разрешили митинг феминисток, назначенный на Международный женский день - 8 марта. Также, вполне возможно, что нас ожидает очередное освобождение из мест не столь отдаленных заключенного, который в западных отчетах проходит, как «политический». Однако, все эти вещи – лишь поверхностные декоративные перемены, которыми, как новыми обоями и вышитыми шторами хотят прикрыть ветхие стены реального состояния демократии и прав человека в стране. В прошлом, такая тактика – когда улучшение рейтингов достигалось именно благодаря таким вот мерам по решению второстепенных проблем – уже оправдывала себя. Посмотрим, удастся ли пустить европейцам в глаза пыль на этот раз…

Как «ДН» уже писала в прошлом номере, первая реакция Нур-Султана на довольно жесткую резолюцию Европарламента вышла довольно нервной. Пресс-секретарь МИД РК Айбек Смадияров заявил: «По нашему убеждению, текст резолюции искажает реальное положение дел в нашей стране и был инициирован недружественно настроенными политиками, подпитываемыми сфальсифицированной информацией деструктивных кругов. Казахстан целенаправленно и поступательно реализует свои обязательства в области прав человека. Президент Касым-Жомарт Токаев запустил широкомасштабные политические реформы в соответствии с провозглашённой им концепции «Слышащего государства». Учитывая то, что государства-члены Европейского Союза поддерживают инициированные главой государства реформы, данный документ Европарламента вызывает полное недоумение и непонимание относительно достоверности сведений, использованных при его подготовке».

Особую нервозность казахстанских чиновников, вероятно, вызвал не традиционный «неуд» за то, что политические права граждан в нашей стране находятся, мягко говоря, не на самом демократическом уровне, а то, что в тексте резолюции содержались призывы к руководству ЕС применить санкции против страны-нарушителя. Так, в резолюции содержится напоминание «о недавно утвержденном Режиме глобальных санкций ЕС в области прав человека, который позволяет ЕС преследовать виновных в серьезных нарушениях прав человека во всем мире, что, в случае Казахстана, позволит преследовать лиц и организации, причастные или связанные с систематическими нарушениями прав человека». Там же содержится прямой призыв в адрес вице-президента Комиссии/Верховного представителя Союза по иностранным делам и политике безопасности и глав государств-членов ЕС «рассмотреть возможность введения адресных санкций в отношении лиц, ответственных за нарушения прав человека». Документ Европарламента «требует, чтобы права человека были поставлены во главу угла взаимодействия ЕС с Центральной Азией» и чтобы они не забывали, что «более глубокие политические и экономические отношения с ЕС… должны основываться на общих ценностях и соответствовать активному и конкретному участию Казахстана в демократических реформах, вытекающих из его международных обязательств».

Поэтому вполне естественно, что после нервного ответа, в Нур-Султане задумались и над тем, чтобы создать у европейцев ощущение, что их оценки услышаны и приняты во внимание. Отказаться от жесточайшего контроля за политической ситуацией наши власти не то, чтобы не хотят, а – скорее – не могут, но зато всегда можно заменить реальные действия их бюрократической имитацией. Так, на заседании НСОД президент Токаев предложил «начать поэтапное внедрение национальных индикаторов оценки соблюдения прав человека». «В текущей мировой практике существуют 14 глобальных индикаторов, разработанных управлением Верховного комиссара ООН по правам человека. Предлагаю на их основе начать поэтапное внедрение национальных индикаторов оценки соблюдения прав человека», - сказал он. Почему нельзя просто оценивать нашу страну по стандартам ООН, а нужно создавать свою систему координат, президент не сказал. То, как мы соответствуем международным стандартам, можно прочитать в резолюции Европарламента. То, что наши собственные «национальные индикаторы» будут очень «щадящими», можно особенно не сомневаться. Но зато в следующем отчете любых наблюдателей будут строки про то, что Казахстан принял какие-то меры.

Докладчик на НСОД по политическим реформам в Казахстане Марат Шибутов продемонстрировал, сколь осторожны и двусмысленны все шаги, предпринимаемые по основному направлению, в котором Нур-Султану гордится просто нечем. Он упомянул отмену смертной казни, но актуальность этой меры выглядит как минимум сомнительной: в стране итак с 2004 года действовал мораторий на смертную казнь. Смягчение наказания за клевету уже набило оскомину ввиду того, что аналогичная статья – «Распространение заведомо ложной информации» (ст. 274) – никуда из уголовного кодекса не делась и по-прежнему может быть использована против критиков и журналистов. Упомянутое Шибутовым снижение порога для регистрации политических партий тоже осталось бумажным тигром либерализации – после введения этой меры не было зарегистрировано ни одной новой организации с этим статусом. Тоже самое можно сказать и про законодательство о митингах, которое хотя и называется уведомительным, тем не менее, содержит нормы, делающие согласование его с властями обязательным.

То, что группа по политическим реформам предлагает сейчас – признание онлайн-петиций, прямые выборы сельских акимов, новый закон о СМИ – это, на самом деле охота на муравьев с пылесосом. О каких онлайн-петициях можно вести речь, когда самый популярный сайт для онлайн-петиций Change.org в Казахстане по-прежнему недоступен? Выборы сельских акимов, чиновников без независимого бюджета и с минимальными полномочиями в самом нищем сегменте политической системы, - это звучит гордо лишь для тех, кто не помнит, что первые эксперименты с выборностью сельских глав были еще в 1999 (!) году. Внедрение с двадцатилетним опозданием – это, конечно, очень вдохновляет по поводу либерализации по-казахстански. Что же касается закона о СМИ, то это вообще звучит на заседании НСОД, как издевательство, поскольку параллельно в эти же дни в разрабатываемый МИОР документ под названием «Правила аккредитации журналистов», включены ограничивающие работу журналистов нормы, заставляющие представителей СМИ подчиняться модераторам мероприятий и придерживаться «тематики мероприятий». Говорить о либерализации работы журналистов на фоне ее очередного ограничения – это, наверное, такой специфический юмор.

Более менее беспроигрышной для Европы выглядит разве что гендерная тема. Защита прав женщин в этом плане очень удобна, как способ для имитации демократизации без самой демократизации. Об этой теме заговорил сам Токаев, и оказалось, что опять же предлагаемые им меры уже были опробованы в том же 1999 году (!). «Насилие против женщин лишает их полноценного участия в жизни общества и оказывает негативное влияние на институт семьи. Решение этого наболевшего вопроса возможно только общими усилиями госорганов и неправительственных организаций. При этом ключевая роль здесь отводится специальным подразделениям Министерства внутренних дел по защите женщин и детей от насилия, созданным еще в 1999 году», - сказал президент.

«Эту проблему на площадке совета поднимала социолог Гульмира Илеуова, - продолжил Токаев. - Я поручаю министерству внутренних дел по возможности восстановить штат спецподразделений по защите женщин и детей от насилия. В этой связи отмечу инициативу Айгуль Орынбек. Она предложила ввести специализацию женщин-следователей по насильственным преступлениям, совершенным против женщин и детей. Это позволит не допускать факты предвзятого и нетактичного отношения к потерпевшим. Рахим Ошакбаев передал мне письмо-обращение юристов и общественных деятелей с просьбой законодательно ужесточить наказание за семейно-бытовое насилие. Эту интересную инициативу следует широко обсудить, и, возможно, мы примем соответствующие меры в законодательном порядке».

Кроме этого Токаев сделал еще несколько реверансов в сторону адвокатов и нацпатов. Так, он предложил отменить норму о пожизненном лишении адвокатов лицензии за проступки. А правому лагерю президент потрафил предложением ужесточить ответственность в отношении чиновников с двойным гражданством. «Казахстан относится к многочисленной группе стран, где запрещено двойное гражданство. Соответствующая норма есть в нашей Конституции. Однако в последнее время мы все чаще фиксируем факты наличия двойного гражданства даже у государственных служащих. Это недопустимо по понятным причинам. Данная проблема очень серьезная, поскольку касается национальной безопасности. Нужно пресекать подобные факты», - сказал Токаев. Правда, никакой особенной ответственности, кроме лишения казахстанского гражданства и места на госслужбе, похоже нет. Во всяком случае, в скандале с начальником управления спорта Шымкента Олегом Почиваловым никаких иных санкций после суда, вынесшего решение не в пользу экс-чиновника, не анонсировалось. Зато правоохранительные органы продолжают следствие против нескольких деятелей правой ориентации, известных по постам в Фейсбуке; их обвиняют в сеянии межнациональной розни и покушении на конституционный строй.

Вполне вероятно, что на свободу в ближайшее время отпустят очередного известного заключенного. После Джакишева и Бокаева таковым может стать Арон Атабек. В день проведения заседания НСОД стало известно, что группа казахстанских писателей и представителей интеллигенции в открытом письме президенту Касым-Жомарту Токаеву призвала освободить поэта и диссидента, находящегося под стражей более 14 лет. В заключении Атабек оказался после столкновений в алматинском микрорайоне Шанырак 14 июля 2006 года, когда жители этого района оказали сопротивление полиции, пытавшейся снести их дома. В ходе противостояния погиб один из полицейских, за смерть которого ряд участников событий и были осуждены.

Если Вам понравилась статья, то пожалуйста, поделитесь с друзьями в социальных сетях:
Комментарии
Загрузка комментариев...