Минус в прозрачности | Деловая неделя
17 мая 2021 | выходит по пятницам | c 1992 года

Минус в прозрачности

это плюс для бюрократии

15.04.2021 15:33:24
№: 14(1417)
это плюс для бюрократии

Бесплодность полицейских мер обнаруживала всегдашний прием плохих правительств — пресекая следствия зла, усиливать его причины.

Василий Ключевский, русский историк

НА ЭТОЙ НЕДЕЛЕ стало известно, что казахстанские чиновники решили ужесточить доступ к персональным данным граждан, куда они включили ту информацию, которая предоставлялась самими же государственными сервисами абсолютно легально. Вместо простых программных решений, которые уже реализованы на портале «Электронного правительства», чиновники решили создать целый новый сервис с сайтом, который будет отвечать за этот ограниченный режим доступа к персональным данным, а также ряд реестров, где будут собраны сведения об операторах, собирающих подобную информацию и согласия самих граждан на такие действия. Кроме этого чиновники явно решили ограничить законный интерес к своим персонам, запретив их съемку вне рабочего времени, и отнеся данные об имуществе государственных служащих к разряду «частной жизни».

Все эти поправки уже вызвали критику со стороны активистов и журналистов, справедливо указывающих, что нововведения плюс новое «право на забвение», также обговариваемое сегодня чиновниками, направлены на защиту главным образом интересов бюрократического аппарата и его отдельных представителей, но не гражданского общества и прав граждан. Кроме этого понижения уровня доступа к информации может существенно ухудшить позиции страны в международных рейтингах, которые президент Токаев настоятельно попросил чиновников, наоборот, всячески улучшать.

Инновации в законодательство были размещены на сайте LegalActs для обсуждения, однако, то, как их защищал председатель Комитета по информационной безопасности Министерства цифрового развития и аэрокосмической промышленности РК Руслан Абдикаликов позволяет предположить, что принятие их – дело, в общем-то, решенное. Речь идет, например, о том, чтобы ограничить граждан страны в съемке тех же чиновников исключительно рабочим временем. «В отношении права на изображение мы решили ограничить это право рабочим временем госслужащего или работника квазигоссектора, потому что он на работе госслужащий, а как он ушёл домой после 18.30 – он обычный гражданин. Соответственно, у него есть права, когда его не нужно снимать», – обосновал это Руслан Абдикаликов.

Понятно, что чиновникам может быть неприятен общественный интерес к их персонам, особенно, если они хотят отдохнуть, однако такое ограничение существенно подрывает право граждан фиксировать, к примеру, неэтичное поведение государственных служащих. Например, это ограничение сделает невозможным видеофиксацию таких нарушений, за которые на днях был уволен руководитель управления культуры ВКО Мирас Жумагулов. Сообщалось, что он 30 марта в 4.52 утра вместе с неназванной 23-летней сотрудницей акимата Усть-Каменогорска «находились в общественном месте в нетрезвом состоянии, где своим поведением оскорбляли человеческое достоинство и общественную нравственность». Заснять их действия простым гражданам и выставлять в соцсетях (потому что, зачастую, именно общественная огласка заставляет чиновников принимать какие-то решения) будет уже нарушением, ведь в пять утра начальник управления культуры явно «не на работе». 

Но ведь от того, чтобы чиновник был пьян в общественном месте не в рабочее время, суть дела не меняется – он явно не соответствует своему месту, что в итоге и привело к его увольнению. Теперь доказывать такие случаи будет намного сложнее. Казалось бы, чиновники – тоже люди, но их отличием от простых граждан является наличие власти и полномочий, отличных от возможностей обычных людей. Во всем цивилизованном мире это понимают, и не запрещают снимать чиновников вне работы, иначе мы, к примеру, никогда бы не увидели фото французского президента Франсуа Олланда, тайно едущего на свидание с актрисой, изменяя своей официальной подруге, жившей с ним в качестве первой леди в Елисейском дворце. Да, это его частная жизнь – решать с кем спать, но это еще и государственная безопасность ядерной державы, ведь когда он тайно всего с одним охранником на мопеде ездил развлекаться с молодухой, он подставлял под угрозу потери первого лица всю нацию. Как минимум одного фотографа, сумевшего сделать подобный снимок, охрана пропустила, значит, она вполне могла проморгать не только папарацци, но и какого-нибудь снайпера или террориста.

То же самое касается «права на забвение». Вот так его видит председатель Комитета по информационной безопасности Министерства цифрового развития и аэрокосмической промышленности РК Руслан Абдикаликов: «Если на сайте опубликована какая-то статья, мы не говорим о том, чтобы владелец убрал эту статью. Речь о том, чтобы по желанию гражданина отозвать его согласие либо потребовать, чтобы его данные были обезличены. Например, если была статья о Абдикаликове Руслане Кенжебековиче, то данные будут обезличены, и статья будет о некоем гражданине А.Р.К., жителе Нур-Султана. Это законное право каждого гражданина, и именно это является частью права на забвение. Забвение не только информации, но и изъятие его персональных данных из общедоступных ресурсов». Насколько это нужно простым гражданам? Про них никто ничего особенного не пишет. А с такими правами «на забвение» сможем ли мы узнать, что назначенные недавно вице-министр, важный чин в МЧС или глава полиции в Талгаре еще вчера были уволены или понижены в звании после «утраты доверия», скандалов или явных нарушений? Скрыть такие вещи в своей биографии, как правило, важнее всего именно чиновникам и представителям властных элит, которых поймали на «горячем».

«Право на забвение» противоречит конституционному праву искать и получать информацию и создает очевидный дисбаланс между частными и общественными интересами. Введение этой нормы приведет к фактической цензуре, блокирует журналистские расследования и в целом серьезно затормозит борьбу с коррупцией. Считаем введение «права на забвение» в Казахстане преждевременным и опасным и требуем исключить эту норму из законопроекта», - считают, к примеру, в международном фонде защиты свободы слова «Әділ сөз». Там уверены, что «информация о совершенных в прошлом преступлениях и даже мелких мошенничествах может представляться «неактуальной» или «устаревшей» только чиновникам и другим лицам, желающим скрыть неприглядные факты своей биографии».

Ну, и объяснение о том, почему данные об имуществе чиновников также предполагается не раскрывать, разъясненное пресс-службой МЦРиАП РК порталу «Информбюро», тоже не оставляет сомнений в том, кто именно является бенефициаром «ужесточения защиты персональной информации». Там по этому вопросу заявили следующее: «Это вмешательство в частную жизнь, ограничение прав и свобод. Нет необходимости это всё в общем доступе размещать». Вот только непонятно, как теперь гражданское общество, журналисты должны указывать на такие вещи, как конфликты интересов? Если мы знаем, что чиновник N, например, владеет фирмой NN, то мы, естественно, будем настороже, если фирма NN начнет активно получать заказы, преференции или иную поддержку от ведомства N. Именно для того, чтобы такое не происходило раскрывается информация по тендерам, госзакупкам. Оставлять это все исключительно на внутренние службы безопасности госорганов или кадровиков явно ненадежно, если они вполне могут пропустить на ответственные посты даже иностранных граждан, как вышло с главой управления спорта Шымкента. То, что, по словам чиновников, якобы доступ к персональным данным остается у журналистов, это тоже фарисейство, ведь наши власти уже сами успели уравнять в ответственности традиционные СМИ и любых пользователей соцсетей и интернета.

Теперь, что касается ограничения на получение доступа к персональным данным. Если коротко, то из-за того, что ряд сайтов сумели реализовать программное обеспечение, которое позволяет пользователям получать в едином виде информацию с ряда легальных государственных сайтов, сегодня становится обоснованием того, чтобы полностью прикрыть доступ к таким данным, как ФИО и ИИН граждан. Да, сайты наказали нестрашными штрафами, но теперь вместо того, чтобы как-то повысить уровень ответственности к доступу к персональной информации, власти решили просто отказать в нем полностью. Сегодня на сайте Комитета госдоходов Минфина нельзя ввести ФИО и получить информацию об ИИН гражданина (что, еще раз повторим, абсолютно легально), эту услугу физически удалили. Логика чиновников поражает – если кто-то использует закон не так, как им нравится, отменять сам закон, а не совершенствовать систему. Теперь закрытость ИИНа для пользователей просто делает бессмысленными другие легальные сервисы, которые позволяют гражданам получать информацию друг о друге.

Теперь поправки предлагают нам следующие ограничения через создания новых структур: «В целях снижения неконтролируемого со стороны граждан обращения персональных данных в незаявленных и коммерческих целях вводится Сервис обеспечения безопасности персональных данных, который послужит центральной площадкой для доступа к персональным данным граждан для всех организаций вне зависимости от форм собственности. Для обеспечения эффективного и полноценного функционирования Сервиса необходимо исключить альтернативные электронные способы получения согласия на доступ». Если сказать простыми словами, вместо того, чтобы перенесли сервис ознакомления с ИИНом по ФИО (и обратно) на тот же Egov, где каждый запрос верифицируется электронной подписью (то есть не анонимен), наши чиновники предлагают создать новый сайт, сервис, а возможно и орган, который будет этим все заниматься.

Более того, на Egov уже почти реализована эта услуга – получение сведений об ИИН – которая позволяет это делать, но требует информации о действующих документах лица (номер паспорта, удостоверения личности). То есть все, что нужно сделать, вместо введения нового сервиса, реестров и прочего, это просто убрать в функционале действующей услуги «Электронного правительства» необходимость указания данных личных документов (которые явно малоизвестны, и это правильно), и все – автоматические системы частных сайтов больше не смогут анонимно обращаться за легальной информацией государственных баз данных. Но мы же не ищем простых путей, да? Или задача, на самом деле, не защита персональных данных (кстати, тот же Абдикаликов еще в январе этого года заявил сайту «Азаттык», что ИИН граждан не относится к открытым данным!), а максимальное снижение возможности для общественных расследований деятельности чиновников, часто срастающихся с бизнесом?

Г-н Абдикаликов пояснил это следующим образом: «По поручению президента мы работаем над тем, чтобы обеспечить максимальную защиту прав граждан в сфере защиты их персональных данных. Наша задача не создать проблемы журналистам в их деятельности, в расследовании, не создать проблемы в бизнесе, а обеспечить наших граждан их конституционным правом в этом цифровом мире. Есть ли задолженность по налогам – у журналиста есть полное право узнать. Он может задать вопрос в КГД и получить информацию. К тому же, каждый госслужащий будет заполнять декларацию, там всё будет открыто и увидеть можно. Для простого гражданина узнать, у кого есть задолженность, нет никакого интереса. Профессиональной деятельности мы не препятствуем. Не надо, чтобы удовлетворить свой обывательский интерес, нарушать права других». Вот только тут г-н председатель Комитета по информационной безопасности Министерства цифрового развития и аэрокосмической промышленности РК опять же лукавит. Для простого гражданина бывает очень важно узнать, есть ли у другого гражданина какая-то задолженность, проблемы с налогами, запрет на выезд или непогашенные штрафы. Есть огромное количество бытовых ситуаций, когда такие сведения нам очень важны – от дачи в долг знакомому или романтических знакомств между людьми до ситуаций с продажей или покупкой автомобилей, недвижимости, товаров. Да даже с теми же ситуациями, когда из-за одного контрагента в цепи сделок все они могут быть признаны нашими судами недействительными – и тут бизнесменам тоже крайне важно знать детали информации о партнерах.

Ну, и самый неприятный для государства момент в этом всем заключается в том, что такие инновации, сокращающие прозрачность государственной системы, открытость бизнеса и возможности для проверки контрагентов, обязательно будут учтены международными рейтинговыми агентствами. Ранее наш уровень цифровизации и открытости, достигнутый в середине 2000-х, был одним из козырей Казахстана в области ведения бизнеса, прозрачности, давая стране определенные баллы в международных индексах. Отказ от этого ради интересов и душевного спокойствия чиновников сегодня определенно вызовет понижение этих показателей в международных рейтингах страны. Буквально в конце января на заседании высшего совета по реформам под председательством президента Токаева, где было сказано, что «планируется улучшить позиции Казахстана в международных рейтингах (по показателям знаний учащихся, цифровой конкурентоспособности, индекса верховенства закона)». И вот теперь получается, что вопреки этим планам инициативы чиновников не повысят нашу цифровую конкурентоспособность и позиции в международных рейтингах, а понизят их. Что это – глупость, стремление защитить шкурные интересы или просто саботаж политики главы государства? Или все вместе?

Если Вам понравилась статья, то пожалуйста, поделитесь с друзьями в социальных сетях:
Комментарии
Загрузка комментариев...