«Мусульманам брак запрещен» | Деловая неделя
19 июня 2024 | выходит по пятницам | c 1992 года

«Мусульманам брак запрещен»

24.05.2024 11:23:26
№: 18 (1560)

или Дискриминационные инициативы против верующих

Я также считаю, что государство не вправе залезать в постель к своему народу… и надеюсь на взаимность в этом смысле.

Борис Ефимович Немцов российский политик, государственный и общественный деятель

НА ПРОШЛОЙ НЕДЕЛЕ практически незамеченной прошла пресс-конференция, на которой группа граждан выступила за дискриминацию по религиозному признаку и ограничение прав верующих. По иронии судьбы, эти призывы прозвучали на площадке Казахстанского международного бюро по правам человека и соблюдению законности. Название пресс-конференции красноречиво говорит само за себя: «Брак по шариату» - «токализация» - попрание прав женщин». Речь идет о том, чтобы законодательно запретить браки по шариату, заключаемые имамами мечетей, находящихся в подчинении Духовного управления мусульман Казахстана. 

После пресс-конференции была даже запущена соответствующая петиция, которую на казахском языке поддержали на настоящий момент всего 72 человека, а против высказались – 178. Казалось бы, это всего лишь частная инициатива, но она буквально легла в одну струю с несколькими высказываниями официальных лиц и других общественных деятелей, выступающих за ужесточение проверок соблюдения школами запрета на хиджабы, а также за полный официальный запрет многоженства в стране (видимо, путем криминализации). В результате все это превратилось в один общий «накат» на права верующих, прошедший как раз к визиту заместителя государственного секретаря США по гражданской безопасности, демократии и правам человека Узры Зея. В результате, если ранее Госдепартамент США не принял во внимание мнение комиссии по международной религиозной свободе (USCIRF), которая рекомендовала внести Казахстан в «список особого надзора», за нарушения прав верующих мусульман, в том числе и на ношение религиозной одежды в школах, то в следующем году все может поменяться.

Итак, начнем, пожалуй, с пресс-конференции. В ее пресс-релизе необходимость запрета браков по шариату обосновывается с такими логическими дырами, что возникают обоснованные вопросы в наличии у его авторов даже базовых юридических знаний. Впрочем, тут лучше дать возможность им самим говорить за себя:

«Ежегодно имамами мечетей, которые находятся в ведении религиозного объединения «Духовное управление мусульман Казахстана» (ДУМК), заключаются браки десятков тысяч граждан мужского и женского пола, выдавая им нелегальные «свидетельства о заключении брака по шариату», способствуя распространению в обществе многоженства и усилению тенденции к «токализации». В действительности, «шариатский» брак противоречит законодательству светского государства, в частности Кодексу РК «О браке (супружестве) и семье». Законом установлено, что: «Признаются только браки (супружество), заключенные государственными органами», «Брак (супружество), заключенный по религиозным обрядам и церемониям, не приравнивается к зарегистрированному в регистрирующих органах браку (супружеству) и не порождает соответствующих правовых последствий».

В уставе ДУМК также не указано, что имамы наделяются полномочиями на регистрацию браков, и имамы ДУМК не вправе вмешиваться в запись актов гражданского состояния. Но несмотря на это, имамы ДУМК издали религиозное решение (фетву) о «браке по шариату» и осуществляют заключение незаконных «шариатских» браков. Незаконные «браки по шариату» способствуют росту числа конфликтов, споров, разводов среди молодежи и попросту попирают права женщин. По итогам мероприятия может быть принята петиция с требованием законодательного запрета «браков по шариату».

Итак, что мы видим? Что инициаторы запрета не понимают разницу между запретом и отсутствием регулирования. Даже из их цитаты из Кодекса РК «О браке и семье» следует, что брак, заключенный по религиозным обрядам, не является незаконным, а просто не порождает соответствующих правовых последствий. Точно также не порождает правовых последствий празднование дней рождения, именин, выпускного или поминки. Когда авторы обвиняют имамов ДУМК в том, что они вмешиваются в записи актов гражданского состояния, то это полный бред и отсутствие логики – если ДУМК и выдает какое-то бумажное свидетельство о заключение неке (брака), то только лишь после того, как брачующиеся предъявят имаму свидетельство о государственной регистрации их брака. Следующее: «Незаконные «браки по шариату» способствуют росту числа конфликтов, споров, разводов среди молодежи и попросту попирают права женщин». Тут человек тоже лукавит. Потому что о главных причинах разводов в Казахстане не так давно уже заявляла министр культуры и информации РК Аида Балаева: «На первом месте - алкоголизм и наркомания. Второе - когда один из супругов страдает лудоманией (игромания). На третьем месте - бытовое насилие. На четвертом месте - супружеская измена. На пятом месте - несовместимость характеров».

На счет того, чтобы запретить все, что потенциально может вызвать конфликты, то начинать, наверное, надо с дорожного движения и социальных сетей, где конфликты вспыхивает ежеминутно. На счет попирания прав женщин – тоже манипулирование. Как уже говорилось выше, по внутренним правилам ДУМК, имам может провести обряд неке (бракосочетания) только при предъявлении ему государственного свидетельства о браке. И уж если говорить, что неоформленный в ЗАГСе союз нарушает права женщин, то авторам такого призыва надо озаботиться проживанием людей в так называемых «гражданских браках», которые вообще никак не оформляются – ни в актах гражданского состояния, ни у муллы. Но этого в их требованиях нет, а значит, речь идет вовсе не о борьбе с неоформленными отношениями, а конкретных дискриминационных мерах против мусульман. Ведь, если уж на то пошло, религиозные браки заключают не только имамы, но и священники, и раввины. И условия, на которых они работают, едины для всех – вначале предъявляете свидетельство о госрегистрации, потом делаем венчание. Однако претензии, получается, предъявляют только к мусульманам. Для них же - само требование запретить заключать браки в мечети, оно превращает всех брачующихся мусульман, согласно их вере, в грешников – прелюбодеев. А это – прямое вмешательство в дела религии, то есть нарушение принципа светского государства, которое не только ограждает религию от вмешательства в свои дела, но и религию ограждает от вмешательства со стороны государства. Более того, попытка заставить государство вмешиваться в дела только одной религиозной общины попахивает разжиганием религиозной розни. А это уже статья 174 УК РК.

Продвигая эти исламофобские инициативы, их авторы решили апеллировать к распиаренному делу Бишимбаева. «Если обратиться к конкретным данным, в Республиканской главной мечети в Астане, возглавляемой имамом Канатом Кыдырминым, в которой К. Бишимбаев и убитая им С. Нукенова дважды сочетались «шариатским браком, за последние 4 месяца 2023 года было заключено 5 тысяч «религиозных браков». И это цифры лишь по одной мечети… Более того несмотря на то, что «брак по шариату», скрепленный имамом Кыдырминым, закончился ужасным преступлением и тяжелейшим горем, главный муфтий Наурызбай Утпинов не применил К. Кыдырмину жестких мер наказания», - отмечается в обосновании их петиции о запрете шариатских браков. Тут опять подмена понятий. То, что свои отношения Нукенова и Бишимбаев не оформили в ЗАГСе, и ввели имама в заблуждение, пояснив, что их государственное свидетельство о браке как раз «изготавливается», нигде не было признано причиной трагических последствий. Однако, авторы явно попытались воспользоваться эмоциональной волной, которую этот судебный процесс вызвал в нашем обществе. Не случайно, они также заявили в числе спикеров пресс-конференции Игоря Вранчева, «адвоката убитой Салтанат Нукеновой», который, впрочем, на нее не явился.

На счет того, что заключение шариатских браков в мечети «ускоряют тенденцию к многоженству (токализации – полигинии), подрывая семейные ценности и грубо нарушая права женщин и детей», как об этом говорит автор петиции о запрете браков по шариату, то это – опять же – подмена понятий. Во-первых, как уже говорилось выше, имам обязан потребовать свидетельство о браке, а значит, он не может скрепить второй брак гражданина, который находится в другом официальном браке. Во-вторых, если кто-то из имамов и нарушает это, то тут наказывать нужно именно за это нарушение, а не отменять их совсем. Мы же не отменяем ПДД из-за того, что есть граждане, которые их нарушают! В-третьих, мы прекрасно знаем, что для «непростых» граждан выписывают свидетельства о государственной регистрации браков со вторыми, третьими, четвертыми и десятыми женами параллельно. Одно время в сети даже был доступен текст иска Болата Назарбаева, который подал в суд на ЗАГС, который зарегистрировал его брак с Майрой Курмангалиевой, в то время как он находился в браке с другим человеком (причем, в тексте иска упоминаются сразу две разные женщины, с которыми у БНа тоже был на тот момент официально зарегистрированный государством брак). Разве это основание теперь запретить работу ЗАГСов? Нет, конечно. Или, если мы говорим о многоженстве, то почему не говорим о том, что многие богатые мужчины сожительствуют с несколькими женщинами вообще без каких-либо обязательств, как с содержанками? Или их права запрещателей не беспокоят?

На счет судьбы детей, рожденных в браках многоженцев, авторы петиции тоже льют крокодильи слезы. Потому что все это точно также касается и детей, рожденных в «гражданских браках», где для того, чтобы признать права ребенка на наследство отца, тоже требуется проведение экспертизы ДНК. Если бы их действительно интересовало именно сложное положение женщин и детей, то вопрос ставился бы не о мусульманском браке, а о любом сожительстве без оформления отношений в ЗАГСе. Это же относится к высказываниям в пользу официального запрета многоженства вообще. Оно итак не признается по закону, просто не криминализовано. Однако, если мы решили криминализовать отношения одного мужчины и нескольких женщин, то тогда возникает вопрос – готово ли наше общество сажать в тюрьму за адюльтер, который, по сути, с точки зрения закона, не должен отличаться от многоженства. Или предполагается, что если взрослые люди хотят спать друг с другом «без обязательств», то это не проблема, однако, не дай Боже им забежать в мечеть, к мулле, и они сразу станут преступниками? Это ведь самая настоящая дискриминация верующих, чьи семейные отношения будут особенным образом преследоваться Уголовным кодексом, оставляя светским гражданам всю палитру отношений без последствий. Еще один вопрос – а как вы собрались проверять многоженство? Следить за людьми в соцсетях, опрашивать соседей? А то не так давно мы видели, как один официально разведенный высокопоставленный чиновник ходил с кольцом на безымянном пальце правой руки. Кто может его проверить? Может, заодно возродим «хорошую традицию» недавнего прошлого «пропесочивать за аморальщину на собрании актива»? А может, в 21-м веке все же государство не будет лезть к людям в постель, и оставит решать вопросы так, как есть сейчас – на основе свободного выбора и с возможностью обращаться к той религиозной или атеистической традиции, которой они руководствуются?

Ну, а вишенкой на тортике ограничений прав верующих в Казахстане стало высказывание министра просвещения Гани Бейсембаева, который сообщил, что теперь частные школы будут проверять на наличие хиджабов без предупреждения. «В организациях образования есть правила, закон. Мы должны следовать этим правилам и выполнять их. Все организации образования выполняют эти требования, они внедрены также в школьные правила, устав. Что касаемо частных организаций образования, например, когда поступила конкретная жалоба [по ношению хиджаба учащимися] и увидели, мы закрыли такую школу в Атырауской области. Поэтому данная работа будет продолжаться, – заявил он. - Чтобы мы подрастающее поколение ориентировали больше на формирование личности, которая завтра будет успешной. Поэтому эту политику мы будем далее продолжать. Мы от этого не сходили. По Предпринимательскому кодексу мы частные школы не имели права проверять без сигнала, даже если есть когда сигнал, с разрешения прокуратуры проверяли. Сейчас идут большие изменения в данном направлении. Теперь мы будем получать возможность без предупреждения заходить в любые организации образования, чтобы с проверкой привести в соответствие исполнения законности всеми организациями образования».

О каких «больших изменения в данном направлении» говорит министр, нам неизвестно, но, судя по всему, это вновь говорит нам о том, что какие-то ужесточающие положение верующих законопроекты уже готовы и ждут своего часа. Непонятно, правда, почему их держат в секрете, а не выставили для общественного обсуждения, как должно. Для этого у нас даже есть целый государственный портал «Открытые НПА». То ли, эти вещи еще не готовы для презентации общественности (тогда почему министр озвучивает конкретные вещи?), то ли их авторы просто ждут удобной оказии, чтобы принять их на фоне какой-нибудь сверхэмоциональной информационной волны, как это было с законами об усилении наказания за домашнее насилие, принятыми на фоне дела об убийстве Салтанат Нукеновой.

Если Вам понравилась статья, то пожалуйста, поделитесь с друзьями в социальных сетях:
Комментарии
Загрузка комментариев...