Намек или урок? | Деловая неделя
28 января 2022 | выходит по пятницам | c 1992 года

Намек или урок?

или Почему Нур-Султан вдруг захотел приостанавливать выполнение международных договоров?

22.01.2021 12:53:52
№: 03(1406)
или Почему Нур-Султан вдруг захотел приостанавливать выполнение международных договоров?

В политике нет убеждений, есть обстоятельства.

Шарль Морис де Талейран-Перигор, многолетний министр иностранных дел Франции

НА ЭТОЙ НЕДЕЛЕ обновленный (сказать «новый» не поворачивается язык) состав Мажилиса начал свою работу, принимая различные законопроекты. Одним из них был представленный министерством иностранных дел документ под названием «О внесении изменений и дополнений в Закон Республики Казахстан «О международных договорах Республики Казахстан». В отличие от всех остальных законопроектов, рассмотренных на днях, этот единственный не был доступен для скачивания на сайте нижней палаты казахстанского парламента. Впрочем, он привлек к себе наше внимание не только этим. По какой-то причине Нур-Султан стремиться прописать в законодательстве такой вопрос, как приостановление выполнения международных договоров. Конечно, никто не говорит сегодня на официальном уровне, каких именно, однако в последние месяцы казахстанские чиновники почему-то не раз упоминали о том, что наша страна могла бы покинуть такие организации, как ЕАЭС и ОДКБ, созданные на основе соответствующих международных договоров. А с учетом того, что эхо декабрьских скандалов с заявлениями российских депутатов в новом году еще звенит (например, президент Токаев, фактически, ответил на них в статье от 5 января), принятие такого закона выглядит, как своего рода исполнение установки главы государства: противостоять провокациям сдержанно. Впрочем, если разобраться, то и ранее, пускай в иной форме, определенная пикировка внутри постсоветских интеграционных инициатив Москвы уже имела место. Возможно, Нур-Султан либо просто демонстративно выполняет формальности, намекая Кремлю., что может произойти, если она не будет осаживать своих реваншистов, либо действительно готовит почву для того, чтобы в удобный момент осуществить маневр по выходу из объединений, которые скорее мешают, чем помогают нашему развитию. 

Глава внешнеполитического ведомства РК Мухтар Тлеуберди сопроводил обсуждение законопроекта следующими словами: 

«Принятие законопроекта обеспечит включение в профильный закон норм о приоритете ратифицированных международных договоров перед законами РК о непосредственном применении таких договоров, об информировании общественности об изменениях в статусе международных договоров, а также обеспечит устранение пробелов в части регулирования порядка прекращения международных договоров. Принятие законопроекта позволит также обеспечить учет интересов РК во взаимоотношениях с государствами и международными организациями, не выполняющими взятые перед РК обязательства. Указанные задачи предлагается решить путем включения в законодательство о международных договорах норм, предусматривающих возможность принятия республикой ответных мер в виде приостановления выполнения международных договоров в случае нарушения другими государствами и международными организациями взятых перед РК обязательствами». 

Получается, что Нур-Султан, видимо, хочет проработать механизм выхода или заморозки выполнения договоров перед странами, «не выполняющими взятые перед РК обязательства». О каких договорах может идти речь? Прежде всего, о невыгодных, исполнение которых стоит нашей стране неоправданных затрат и усилий. В этом списке первым в голову приходит именно Евразийский экономический союз (ЕАЭС), который не принес нашей стране ни выход на мировые рынки, ни даже полноценный доступ к российскому внутреннему рынку, где наши товары активно блокируются альтернативными таможне способами. Кроме того мы очень страдаем из-за взаимных санкций Запада и РФ, вызванных активной внешнеполитической повесткой Кремля, все больше возвращающегося к риторике и реальности времен Холодной войны. Рекордные падения рубля после Крыма уже больно били по казахстанской экономике, откуда в соседнюю страну перебежали огромные средства, вращавшиеся до того на внутреннем рынке. Приход к власти более последовательного в плане антироссийских мер Джозефа Байдена автоматически означает еще большее ужесточение торговых и прочих санкций, которые будут бить и по нам. В этой ситуации даже без желания Москвы повысить уровень интеграции и вывести ее за пределы исключительно экономики, на чем она продолжает настаивать с большим упорством, Нур-Султан должен задуматься о том, как бы не оказаться на тонущем корабле. 

Еще в начале прошлого года очередные предложения России по расширению сотрудничества в рамках ЕАЭС в Казахстане были встречены подчеркнуто холодно на заседании Евразийского межправительственного совета в Алматы, в котором приняли участие премьер-министры Казахстана, России, Армении, Кыргызстана и Беларуси, глава Кабмина РФ Михаил Мишустин. Если раньше Нур-Султан тормозил такие предложения, как введение единой валюты, общего парламента и другие откровенно политические инициативы, то в этот раз казахстанские власти не поддержали и более невинные варианты. «Здравоохранение, образование, наука, экология, спорт и туризм выделены российской стороной при подготовке стратегических документов развития союза, — сказал Мишустин. - Мы внесем соответствующие предложения и рассчитываем на поддержку наших инициатив». Ответ Аскара Мамина был таким: «Мы не должны выходить за рамки договора о ЕАЭС и декларации о дальнейшем развитии интеграционных процессов, принятой главой государства 6 декабря 2018 года… Необходимо учитывать, что ЕАЭС является сугубо экономическим объединением». 

Такой холодный душ в Алматы был для Москвы особенно неприятен из-за того, что буквально за 10 дней до этого на заседании сената Олий Мажлиса по поводу ЕАЭС предельно жестко высказался президент Узбекистана Шавкат Мирзиеев. «Многие наши граждане работают в зарубежных странах, в Казахстане, в России. Мы не можем быть безразличны к этой ситуации. Хочу сказать одну вещь. Никто никогда никому не отдаст независимость. Независимость в руках президента, которому доверяет народ. Мы не становимся членом этого союза, а только наблюдаем, выгодно это или нет», — отметил узбекский лидер. В середине года уже Кыргызстан пригрозил выйти из ЕАЭС из-за постоянных сложностей на границе с Казахстаном. «Все товары блокируются на границе с Казахстаном, несколько обращений в ЕЭК уже было, но комиссия принимала сторону Казахстана. Если в этот раз решение окажется аналогичным, это поставит вопрос дальнейшего членства Кыргызстана в ЕАЭС», – заявил тогдашний министр экономики КР Санжар Мукамбетов. Ситуация со скоплением машин на границе «налицо обнажила проблемы внутри ЕАЭС, который оказывается не способным решать подобные проблемы». 

Под занавес года, в ноябре, вице-министр торговли и интеграции РК Жанель Кушукова заявила, что «для выхода из Евразийского экономического союза (ЕАЭС) у Казахстана нет запретов или ограничений». «Что касается выхода из ЕврАзЭс – это крайняя мера. Надо сказать, что никаких запретов или ограничений для того, чтобы выйти из ЕврАзЭс, у нас нет: ни законодательных, ни в договоре этого не предусмотрено, - сказала Кушукова на брифинге, подчеркнув, что процедура, по которой выход осуществляется в любой момент, существует. - Когда Казахстан посчитает нужным и посчитает, что его экономические интересы каким-то образом ущемляются то, конечно, он сможет это сделать». Конечно, она смягчила свои слова, заявив, что пока «каких-то предпосылок, условий для того, чтобы посчитать такой выход, действительно нужным делом, нет». «Интеграция, в целом – это не быстрый процесс, когда мы уже должны получить от этого какой-то доход. Это должно быть проверено временем. У нас еще очень молодое интеграционное объединение, всего лишь пять лет, и мы видим положительные результаты. Я думаю, что в дальнейшем мы посмотрим на наше участие и экономическую выгоду от этого», - сказала Кушукова. 

Зато в начале декабря на брифинге по итогам учений с использованием казахстанского сертификата безопасности, когда журналисты спросили чиновников, может нам есть смысл выйти из ОДКБ, если в нем будет так отключаться интернет и пропадать доступ к основным мировым соцсетям и мессенджерам, Руслан Абдихаликов, председатель комитета по информационной безопасности министерства цифрового развития, инноваций и аэрокосмической промышленности Казахстана, ответил: «На самом деле, по законодательству РК у нас есть общественные объединения, у нас есть политические партии, у нас сейчас состоятся парламентские выборы. Почему бы тогда заинтересованным гражданам не заняться этим вопросом? То есть, на самом деле, никто не мешает, в том числе и государственный аппарат, инициировать, допустим, референдум о присоединении, либо выходе из ОДКБ. Все законные процедуры у нас имеются. То есть, грубо говоря, если кто-то соберет единомышленников, сделает политическую партию, сделает свою, как политическую платформу, и будет этим заниматься, я думаю, это только хорошо, когда есть плюрализм мнений в нашей стране. И наше законодательство, и мы, как государственные органы, этому абсолютно не противодействуем». 

О том, что и ОДКБ давно неэффективен, мы также могли судить по случившейся в октябре-ноябре прошлого года армяно-азербайджанской войне, в ходе которой член ОДКБ напрасно взывал к помощи организации, не дождался ее и проиграл. Для Казахстана невмешательство ОДКБ в конфликт было, конечно, благом, так как никакой пользы от того, чтобы оказаться по ту сторону фронта от братского тюркского народа мы бы не получили. В целом же, эта война показала и то, что военные стратегии армий ОДКБ, их вооружение и подходы – все это безнадежно устарело. В этой ситуации пребывание в неэффективном союзе, который потенциально может завтра опять стать поводом для вовлечения Казахстана в ненужные и даже противоречащие нашим национальным интересам конфликты, действительно может быть бессмысленным. 

Кстати, на счет того, чтобы создавались партии, которые выступают с критикой участия РК в ЕАЭС или ОДКБ, то об этом в интервью «ДН» говорили и представители партии «Ак жол», более жестко идею выхода из них отстаивает новорожденная и незарегистрированная партия Нуржана Альтаева, скандально покинувшего Nur Otan накануне выборов. Было бы странным считать, что бывший чиновник и депутат ушел в откровенную оппозицию, скорее возможно, что через него Нур-Султан создает новый политический проект, который завтра будет использоваться для антиинтеграционных общественных выступлений. В парламент их пока не пропустили, оставив в Мажилисе лишь «мягких евразоскептиков», но зато вот выходит закон о приостановке участия в международных договорах. Судя по всему, Нур-Султан пока не готов идти на жесткий разрыв, а по своей традиции до конца торгуется и ждет, чем все кончится. Осуждать за это его, наверное, не стоит. Главное, чтобы в ходе торга на первом месте были национальные интересы, а не личный бизнес в Москве у тех, кто такие переговоры ведет…

Если Вам понравилась статья, то пожалуйста, поделитесь с друзьями в социальных сетях:
Комментарии
Загрузка комментариев...